Как и зачем сотни людей серфят в Петербурге. Во льду, под дождем и градом
Откуда на Финском заливе взялось одно из крупнейших серф-сообществ в России, несмотря на худшие волны. Кто основал и развивает серфинг в Петербурге — в партнерском материале с Tele2
Что значит «партнерский материал»
Меткой «партнерский материал» отмечена наша нативная реклама. Это журналистские тексты, которые редакция «Бумаги» подготовила при спонсорской поддержке. Наши партнеры помогают выпускать материалы на темы, которые им кажутся важными. Например, компании, разделяющие ценности здорового образа жизни, могут поддержать публикации о любительском спорте, вузы и технологические компании — рубрику о науке, а петербургские бренды — истории о городских героях.

С 2013 года, когда в Петербурге впервые прошел этап чемпионата России по серфингу, к местному серф-сообществу присоединилось несколько сотен человек, а Петербург если еще не приобрел звание столицы российского серфинга, то по крайней мере стал в один ряд с Сочи и Калининградом. Люди приезжают на залив к 5–6 утра перед работой и катаются на закате, а в выходные, когда выглядывает солнце, людный пляж и забитый серферами лайнап (воображаемая линия на воде, где поднимаются волны) напоминает о Калифорнии. При этом на петербургском побережье, конечно, вас даже летом может внезапно побить град.

26 и 27 августа на пляже Финского залива проходит фестиваль серф-культуры Locals Only. В субботу с раннего утра соревнуются любители и профессионалы на сап-серфах и коротких досках. Весь день на пляже играют диджеи и проходят мастер-классы.

«Бумага» в партнерском материале с оператором Tele2 рассказывает о «других правилах» петербургского серфинга.

— Мы не видим волны в Солнечном, потому что приезжаем туда в хорошую погоду. Что делать на пляже, когда там шквальный ветер с дождем? — говорит Леонид Литвинов, которого в петербургских серф-блогах называют отцом петербургского серфинга. В июне 2006 года он обедал в ресторане «Атлантис» на пляже «Ласковый» и увидел, как поднимаются волны, которые казались совсем маленькими с берега.

В Солнечном, в отличие от большинства пляжей Финского залива, довольно глубоко — это позволяет волнам, раздутым ветром, подниматься выше человеческого роста. Только отплыв на доске на полсотни метров от берега, можно увидеть, как на тебя поднимается, а затем с шумом падает водяной вал цвета охры. «Как это у нас бывает, врубился сильный ветер — и уже через час вижу: барашки выше, выше, выше. Я сбегал в машину за бодибордом, везде его с собой тогда возил. Где-то час эти волны — невысокие, с метр — меня таскали. И тогда я понял, что в Петербурге может быть серфинг. Через пару месяцев, на исходе трехдневного шторма, я поехал на мыс Флотский с настоящей доской».

Фото: ONEGOSURFING // Леонид Литвинов объясняет ученикам теорию серфинга на пляже Финского залива

Леонид рассказывает, что всю жизнь тянулся к воде. Мимоходом упоминает, что «сам моряк». Впервые он попробовал серфинг в начале двухтысячных — тогда же, когда и впервые это сделали и другие наши соотечественники. Десять лет спустя организовал первую в Петербурге серф-школу Onego Surfing и прокат снаряжения для тех, кто уже умеет кататься. Сегодня он учит стоять на доске свою дочь-школьницу.

В телеграм-канале Леонид пишет о ветровом прогнозе на ближайшие дни и выкладывает фотографии двух основных спотов (пляжей, пригодных для катания на серфе), которые сам и открыл вместе с другими первопроходцами петербургского серфинга. За состоянием залива нужно следить в реальном времени. Дело в том, что не каждый шторм приносит волны и не всегда волны приходят в один день со штормом. Серфинг учит терпению и внимательности — тем больше, чем хуже для него условия.

«Бас (автобус — прим. «Бумаги») ночует на парковке. Если что, ищите меня на воде», — в полночь отправляет Леонид сообщение в свой канал. Его сон длится всего несколько часов, до раннего июльского рассвета. Он спит в микроавтобусе, где хранит учебные доски. К шести утра на стоянку рядом с пляжем приезжает еще с десяток автомобилей. Люди натягивают гидрокостюмы и вощат собственные доски. Пахнет болотом и морем. Кто-то отворачивается по нужде, не отходя от машины. На берегу пушистый самоед с лаем топчет песок, иногда облизывая мокрые лица тех, кто выходит из воды отдохнуть. Хозяева пса кутаются в ветровки. Берег накрывает черная туча, едва не цепляясь за верхушки сосен, и колотит градом людей, сидящих на воде на досках лицом к Кронштадту.

Сериал «Спасатели Малибу», классический фильм «На гребне волны», байопик Джея Мориарти «Покорители волн», снятый в 2012 году, — сюжеты самого известного кино о серфинге разворачиваются на жарких калифорнийских пляжах. В популярном кино о серфинге царит слегка туповатая атмосфера грубых, чистых эмоций, где волосы — золотые, океан — синий, волны — высокие, друзья — верные, злодеи — подлые. Так же обстоят дела во многих книгах о серфинге (есть и такие) — например, в «Конвоирах зари» и «Часе джентльменов» Кена Уинслоу. Эта яркая эстетика бульварных детективов и боевиков 80-х весьма привлекательна, но, надо признать, чужда Петербургу, который девять месяцев в году проводит в сумрачной депрессии.

Кажется, нам ближе другие, более задумчивые образцы серф-культуры, известные не так широко, как приключения прекрасного Киану Ривза. Например, «Оседлай волну» — нуарный детектив Кема Нанна, где бледный юноша из южного захолустья приезжает на Хантингтон-бич в поисках исчезнувшей сестры. Или «Большая среда» — драма 1978 года, которая рассказывает о судьбах друзей, которые так и не стали знаменитыми серферами, зато оказались во Вьетнаме. Или фильм Такеши Китано «Сцены у моря» — о глухонемом с рождения Шигеру, который ищет гармонии и спокойствия в океанских волнах.

В Петербурге привыкли грустить — и вместе с героями кино и литературы, и в беспросветном одиночестве, — так что условия для местного серфинга способствуют сплину. Местные явления серф-культуры — пара локальных баров, сетевая кофейня Surf Coffee, серф-рок группа Messer Chups, родственная коллективу «Нож для Фрау Мюллер», и фоторепортажи петербургских фотографов, которые дружат с главными серферами города.

— В Петербурге худшие волны в России, но одно из самых больших серф-сообществ. Мне кажется, за сезон через петербургские споты проходит не меньше 500 человек, — говорит Сергей Расшиваев. Он, пожалуй, самый титулованный петербургский серфер и один из сильнейших спортсменов в стране, которые катаются профессионально. На споте в Солнечном его легко отличить по гидрокостюму с багряным узором. Сегодня Сергея поддерживают Volkswagen и Quicksilver, но на доску он впервые встал, когда ему было 23 года.

Фото: Татьяна Елизарьева

— Всё очень просто: во всем мире серфинг развивается не там, где идеальные волны, а там, где у людей есть деньги. Не потому, что серфинг дорогой, а потому, что он не бросается в глаза всем и каждому, до идеи кататься на волнах еще нужно дойти. А если у тебя голова занята поисками средств на пропитание, то тут уж не до серфинга. Например, есть масса африканских стран, где отличные волны, но люди даже не заходят в океан, — говорит Сергей.

Если бы в Москве хоть где-то были ветровые волны, то там бы наверняка каталось больше народу, чем в Петербурге, усмехается Расшиваев, который в коротком посте-автобиографии писал, что на первую инструкторскую работу улетал с сотней долларов в кармане и 300-долларовым долгом на кредитной карте.

В своем блоге Сергей очень просто и без лишнего апломба рассказывает, с одной стороны, о своих личных впечатлениях от тренировок с учениками и соревнований, с другой — о теории и практике серфинга. Имея в прошлом опыт горных лыж, сноуборда и дайвинга, Сергей вспоминает, что серфинг казался ему чем-то недостижимым, пока он случайно не посмотрел мультфильм «Лови волну!» о пингвинах-серферах.

Десять лет назад Расшиваев, работавший директором спортивного магазина, впервые поехал в португальский серф-лагерь, потом снова, и снова, и снова — и с 2009 года работал помощником серф-инструктора в Доминикане. В 2010 году Расшиваев стал соучредителем Российской федерации серфинга и применил свои навыки администратора к любимому делу, которое к тому времени стало его основной работой: занялся организацией чемпионата России по серфингу, основал свою серф-школу с турами по всему миру. В июне Расшиваев в составе сборной России выступал во Франции на чемпионате мира по серфингу.

Фестиваль Locals Only, который в последние августовские выходные проходит в Солнечном, придумали сотрудники московского рекламного агентства, учившиеся серфингу у Сергея. «Ну это всё история неприбыльная, хотя спонсоры постепенно подтягиваются. Поначалу совсем сложно было, никто не понимал, какой еще серфинг в России. Мы занимаемся всем этим — школой, фестивалем, — прежде всего, чтобы русский серфинг развивался».

— Возьми вот эти рифовые тапки, последние остались. Вообще, они 3300 стоят, но, раз последние, за 3 штуки отдам, — это я в серф-магазине на Петроградской стороне покупаю гидрообувь, в которой будет не больно на камнях спота на мысе Флотский. Здесь можно купить подержанные доски, гидрокостюмы, воск и цинк, карту мира с отмеченными спотами и футболки с лого «Русский серфинг».

Магазин работает под брендом WSGS (Work Sucks Go Surfing) и совмещен со скейт-парком, в соседнем помещении гремят на рампе скейтборды. Совладелец серф-лавки — еще один известный серфер Макс Фомин. «Я в Норвегию на Нордкап уехал, и тут беда со связью, — пишет мне Макс, — но главные развиватели серфинга в Петербурге — это Леонид Литвинов и Сергей Расшиваев. Если вы с ними поговорили, то я спокоен за серфинг в СПб».

— В этом сезоне на пляже и на воде людей больше, чем в прежние годы, а на уроки записываются меньше, чем пару лет назад. Серф-школа — это вообще сезонный бизнес, поэтому мы развиваем и сапсерфинг, и проводим уроки на флэте (то есть на спокойной воде без волн — прим. «Бумаги»), — рассказывает Леонид. — Многие из наших бывших учеников, у кого есть машина, покупают свои доски и ездят кататься сами. Те, у кого машины нет, покупают свои гидрокостюмы. Людей на воде становится больше. При этом у нас нет откровенного локализма (агрессии к новичкам и туристам со стороны опытных серферов, давно исследовавших спот — прим. «Бумаги»).

— Я думаю, наш локализм очень правильный, — говорит Сергей Расшиваев. — Когда более опытные ребята, если что, подплывают и спокойно объясняют, в чем ты не прав, почему тебе тут не место, ведь в серфинге есть определенные правила, которые надо соблюдать.

Кажется, в Петербурге и на серф-спотах все культурно.

Фото: Виктор Вытольский

Пять особенностей серфинга в Петербурге

1.

В дни прогноза на заливе часто дует шквальный, иногда ледяной ветер. Чтобы не продуло уши, полезно надевать на голову либо гидрошлем, либо, если на улице достаточно тепло, силиконовую шапочку для плавания.

2.

Океанские волны предсказуемые, ровные и плавные. Они приходят сериями, которые называются сетами, через одинаковые промежутки времени. Ветровые волны хаотичны и требуют быстрой реакции, поэтому грести в пресной воде Финского залива иногда приходится больше, чем на океанском побережье.

3.

На невысоких ветровых волнах некоторых людей может укачать. На всякий случай захватите таблетки от морской болезни.

4.

Гидрообувь может быть полезна не только для защиты стоп от порезов, но и из соображений гигиены. В Солнечном нет открытого пляжного душа, чтобы сполоснуть ноги от песка.

5.

Погода в Петербурге моментально меняется. Это относится и к волновым прогнозам. Фактически, не находясь на пляже, невозможно сказать, есть ли подходящие для катания волны. И никто не застрахует вас от того, что прогноз внезапно «сдуется».

На фестивале Locals Only вы сможете отлично провести время, даже если пока не умеете кататься на доске.  В зонах Tele2 можно сделать селфи на доске, покататься на серфе в виртуальной реальности, отдохнуть на удобных шезлонгах с видом на воду и подключиться к быстрому интернету прямо на пляже.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.