Партнерский материал

Cооснователь видеопродакшна Fancy Shot: «Самое страшное — уйти <br>в съемки пельменей»

28 декабря 2016

В последние недели года «Бумага» совместно с Tele2 рассказывает о молодых петербургских предпринимателях, которые добились заметных успехов в 2016 году.
Герой последнего материала проекта — сооснователь продакшн-студии Fancy Shot Дмитрий Муравьёв. Вместе с партнером Петром Бондаренко он снял клипы «Ленинграда» «Экспонат» и «В Питере — пить», рекламные ролики для Mail.Ru и BioFoodLab и теперь стремится на европейский рынок.
В интервью «Бумаге» Муравьёв объясняет, почему с петербуржцами невозможно работать, по каким причинам Fancy Shot соглашаются только на каждое девятое предложение и зачем они решили предпочесть клипам рекламу.

Чем вы занимались и почему решили это бросить?

Я работал три года на телевизионном проекте «Удиви меня» на ТВ-3. В этом проекте я ставил все трюки — не как режиссёр, а постановщик. А до телевидения чем я только ни занимался: и на радио работал, и на праздниках всяких, и пресс-аташе, — много чего делал. Потом я попал в мир медиа и кино. Когда проект закончился, мне захотелось продолжать, но в качестве сотрудника какой-то компании, а организовав свою собственную студию. Первый ролик я делал как раз для фокусника, моего друга Юры Мончака. Маленькое промо мы ему сделали. Без какой-либо коммерческой выгоды, фактически, без денег, — ради интереса.

Кто вам помог начать собственное дело?

Мы все делали сами по себе. В продакшне все завязано на согласованный с заказчиком бюджет. Если вы его превышаете, то вкладываете свои деньги. А чтобы начать снимать, не нужно практически никакого стартового капитала. Вы не покупаете парк техники, вам не нужно даже покупать камеру, если вы не свадебный фотограф. Все это можно взять в аренду. Поскольку я работаю как продюсер, я должен находить клиентов, формировать команду и организовывать процесс. Все вложения в бизнес за первые полтора года работ связаны с нашими собственными ошибками. Где-то до второго снятого нами клипа «Ленинграда» «Плачу и плачу» мы практически на каждом проекте уходили в минус.
Дмитрий Муравьёв

Как вы работаете теперь?

Сейчас мы принимаем примерно каждое восьмое-девятое предложение. Отказываемся по разным причинам. Бывает, мы начинаем говорить с клиентом и понимаем, что он неадекватно себя ведет. Из последнего: «Почему я должен выбрать вас?» — задал вопрос клиент, который сам же к нам и пришел. И мы поняли: с этим человеком у нас не получится общаться. Мы не найдем общий язык. В то же время я уверен, что найдутся 25 агентств, которые с этим человеком поработают.
Бывает, мы отказываемся, если к нам приходят не с определенной заранее задачей – мы такая-то компания, нам нужно примерно вот это – а уже с каким-то видением креатива, который нам не нравится. Нам кажется это странным поведением. Если вы приходите к зубному, вы же не учите его ставить пломбы. Мы не работаем с чужим креативом, нам это просто неинтересно. Мы пробуем переубедить клиентов, иногда это получается. Е
Те люди, которые нам нужны, — это большие специалисты, которые никогда в жизни не пойдут в найм на постоянную работу. У нас будет два проекта в месяц, а этот человек может заниматься девятью проектами одновременно. И зачем ему к нам идти?
Сережа [Шнуров] – заказчик мечты. Он нам верит. Мы получаем от него песню, предоставляем написанный с режиссером сценарий, утверждаем бюджет и встречаемся только на премьере. Сережа приезжает на площадку на полчаса, если у нас тяжелые съёмки, фоткается со съемочной группой, — это дает заряд людям, которые последние четыре дня буквально умирают.
Нам очень понравилось работать с BioFoodLab — это батончики SlimBite. С “Абсолютами” было очень здорово работать. С Mail.Ru. Они умницы и Жора Лобушкин — тоже. Мы считаем, что это потому что мы все — питерцы. Нам просто найти общий язык. При этом проект был абсолютно адский. Мы его готовили удалённо. Петя был не в России, я — тоже, режиссёр — в Сочи, мы обсуждали работу по скайпу и собрались вместе только за три дня до съёмки.
А там сложнейшая история. Мы же снимали не профессиональных актеров, а обычных работников Mail.Ru. Надо было найти среди двух тысяч человек пластичных, артистичных, незажатых, которые могут станцевать и изобразить какое-то движение. В итоге Mail.Ru пришло 800 заявок на вакансии. Они многократно компенсировали свои расходы на съемки теми кадрами, которые к ним в итоге пришли. Все остались довольны. Хотя эту рекламу я не назову особо смелой — она классическая. Но Mail.Ru – это огромная корпорация на русском рынке, где на провокации способен, наверное, только Олег Тиньков.
Съемочная площадка клипа «Ленинграда» «Экспонат»
С петербуржцами проще договориться, но работать в Петербурге невозможно. В Питере нет денег и особый менталитет. В Москве вы можете быть знакомы с человеком двадцать лет, и у вас не возникнет просьбы о скидке. А в Питере, поскольку все друг друга знают, разговор с тобой начинается так: «Привет, Митя, мне твой номер дал Вася, которому дал Петя. Нам нужно сделать такую-то рекламу. Но давай со скидочкой. В общем, у нас есть 300 тысяч». Поэтому идеальный вариант — петербуржец, работающий в Москве. Там другие деньги, другое отношение к работе. Большой любви к тебе у москвичей не будет, но тебе будут платить.

Каково самое неожиданное открытие, которое вы сделали, начав свой бизнес?

99 % людей – мудаки. И верить никому нельзя, и дружить лучше не надо с теми людьми, с которыми работаешь. При этом я люблю своих коллег, у нас сложилась за четыре года работы очень хорошая команда, но интеграция любых новых людей – это очень сложно.
Ещё одно открытие – любая проблема любого из задействованных на съемке департаментов — все равно лично моя проблема, которую мне как продюсеру надо будет решать. И за любое происшествие на площадке в конечном итоге отвечаю я — и Петя, мой партнер.
Дмитрий Муравьев и режиссер Анна Пармас на съемках клипа «Ленинграда» «В Питере — пить». Фото: Станислав Ахунов

Каких рисков вы опасаетесь больше всего?

Наверное, мы боимся дойти до планки и не иметь возможностей для профессионального роста. Поэтому мы всеми силами пытаемся выйти из России на международный рынок. При этом мы не хотим идти в кино. Мы хотим оставаться в рекламном и клиповом бизнесе.
Мы cделали клип для британцев Tiger Lilies. Сейчас мы готовимся работать с французским агентством на проекте в России, но с зарубежными режиссёрами. Мы стараемся подаваться на все возможные фестивали. В какую страну мы бы ни приехали, мы составляем список агентств и просто приходим к ним знакомиться. Это всегда очень смешно, потому что в Европе так заявляться не принято. Там надо писать письма, согласовывать.
Самое страшное для нас – встать у конвейера, который будет приносит нам даже очень большие деньги, и потерять драйв и удовольствие, которые мы сейчас получаем от работы. Ты приходишь в этот мир, чтобы делать что-то, без чего не можешь жить. И этот мир тебя начинает потихонечку душить, и ты все время идешь на компромиссы. Начинаешь брать какой-то неинтересный заказ, потому что там больше заплатят.
Мы пока что на эти компромиссы не идем. Отчасти поэтому мы не заводим штат сотрудников, которым надо каждый месяц платить зарплаты. Самое страшное — уйти в съемки пельменей. Потому что это ****** [очень плохо]. Есть люди, которые тридцать лет снимают эти пельмени, делают это очень хорошо и ненавидят свою работу. Как только мы почувствуем такую ненависть, мы закроем компанию.

Что бы вы сейчас сделали по-другому?

Я бы выучил ещё один язык. Наверное, португальский. Португалия – это очень удобная страна для съемок. Сейчас у нас там есть партнеры, с которыми мы поддерживаем связь. Но порой общаться бывает сложно, потому что я знаю английский и голландский, а португальский не знаю. А Португалия — это прекрасная страна, где в 320 из 365 дней в году светит солнце. И, к тому же, самые низкие цены в Европе на любые услуги. Там безумно удобно работать.

button

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Военное положение
«Живописец вручает зрителю свою повестку». В «ЧВК Вагнер Центре» — выставка от «Z-художника» и философа, обвиненного в домогательствах
В Петербурге задержали военного, обвиняемого в дезертирстве. Таких случаев десятки
В телеграме публикуют фото и видео систем противовоздушной обороны на крышах домов в Москве. Что об этом известно?
Власти Ленобласти отменили запрет митингов. И назвали эту меру «избыточной»
Затоплены, замусорены и сокрыты. В каком состоянии бомбоубежища Петербурга — и почему большинство горожан их не найдет
Мобилизация
«Можем объяснить»: у аспирантов ИТМО требуют предоставить военно-учетные данные
CNN: Путин планирует мобилизовать еще 200 тысяч человек. Песков, как обычно, это отрицает
47News: осужденный петербуржец вышел на свободу после службы в ЧВК «Вагнер». Он должен был провести 23 года в колонии за четыре убийства
В Госдуме предложили не выпускать россиян за границу на машине без предварительной записи
❗️ Указ Путина о «частичной мобилизации» предусматривает «другие мероприятия» помимо призыва россиян на фронт
Визовые ограничения
Где в 2023-м получить шенгенскую визу в России и за границей? Какие страны выдают ее на год? И почему вам могут отказать?
Президент Финляндии заявил о бессрочном запрете на туристические визы для россиян
Финляндия собирается строить забор на границе с Россией. Каким он будет и сколько займут работы?
Чехия ограничит въезд для российских туристов с 25 октября
На финской границе развернули более 500 россиян после введения запрета на въезд для туристов. До этого отказы были единичными
Давление на свободу слова
Baza и «РИА Новости»: журналисту Илье Азару грозит уголовное дело за повторную «дискредитацию» армии
«Фонтанка»: гражданина Беларуси задержали в Петербурге за оскорбление Лукашенко. Это второй случай за месяц
«Работа ведется ежедневно». «Роскомсвобода» — о том, как в России пытаются заблокировать протоколы VPN и как обезопасить себя
Журналиста Александра Невзорова заочно приговорили к 8 годам колонии за «фейки» об обстреле больницы в Мариуполе
Из-за регистрации в «Умном голосовании» заставляют отчислиться студентку колледжа при СПбГАУ
Свободу Саше Скочиленко
Саше Скочиленко угрожают карцером за дневной сон
Саша Скочиленко дала показания по делу об антивоенных ценниках. Как прошло заседание, где ей снова отказали в домашнем аресте
«Вы сильнее, чем вы о себе думаете». Большое интервью Саши Скочиленко «Бумаге» — о ПТСР, отношении к ней в СИЗО и шоу в суде
Саша Скочиленко рассказала о видеонаблюдении в камерах СИЗО и поблагодарила за новогодний подарок и письма
Как прошло первое заседание по существу по делу художницы Саши Скочиленко. Главное
Экономический кризис — 2022
Кажется, в Петербурге подорожали билеты на выставки. Это правда?
Сколько ресторанов, кафе и баров открыли и закрыли в Петербурге в 2022 году? А в предыдущие годы?
Росздравнадзор: из-за «логистических проблем» некоторые лекарства поступают в аптеки с задержкой
Каким будет курс рубля в 2023 году? Вот прогнозы аналитиков
Цена кормов для животных в Петербурге за год выросла на треть. Услуги ветеринаров тоже подорожали
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Chrome или Mozilla Firefox Mozilla Firefox или Chrome.