22 января 2015

«Выбирают независимых и заметных»: как закрылся Фонд свободы информации в Петербурге

В Петербурге завершился очередной судебный процесс с участием НКО. Суд отказал фонду в обжаловании результатов прокурорской проверки, после которой был признан иностранным агентом. Тяжбы и апелляции продолжались даже после того, как учредители объявили о ликвидации организации.
Чем занимался ФСИ в Петербурге, как проходили прения сторон и почему прокурорам не понравился рассказ про Обаму и слово «одиозный» — в истории закрытия Фонда свободы информации с почти кафкианскими судебными заседаниями и изматывающим давлением на НКО.
Фото: Иван Павлов
Проблемы у Фонда свободы информации и лично у председателя совета фонда Ивана Павлова начались в прошлом году. Миграционная служба выдворила из страны его жену, гражданку США Дженнифер Гаспар. Как следовало из текста решения, Гаспар «призывала к свержению конституционного строя, иными действиями создавала угрозу государству». Все подробности и обстоятельства, при которых Гаспар нарушила закон Российской Федерации, изложены в секретном заключении ФСБ, текст которого до сих пор не обнародован. Адвокатам так и не удалось опротестовать депортацию.
Второй удар был нанесен уже непосредственно по фонду, который существовал в том числе и за счет иностранных грантов. Через некоторое время после принятия закона «Об иностранных агентах» организацию включили в реестр. Прокурорская проверка показала, что фонд занимается политической деятельностью, и на основе этого заключения прокуратуры Минюст признал его иностранным агентом.
Пока люди находятся в страхе и ожидании, работа организации парализуется
— Сейчас все усилия власти нацелены на подавление независимой гражданской активности. Закон «Oб иностранных агентах» работает очень эффективно: выбирают независимых и заметных, — рассказывает председатель совета Фонда свободы информации Иван Павлов.
По данным Минюста, кроме Фонда свободы информации в реестре иностранных агентов оказались и другие крупные правозащитные организации: «Агора», «Комитет против пыток», «Гражданский контроль», «Общественный вердикт», «Мемориал», «Солдатские матери Санкт-Петербурга» и «Институт региональной прессы».
— У Минюста есть определенная стратегия. Там сидят люди, которые точно знают свою задачу — посеять страх. И это не разовая, а систематическая деятельность. Не всех и сразу, а постепенно. Сначала одну НКО, через месяц еще парочку организаций — и так по накатанной. Так, чтобы создавалась атмосфера тягостного ожидания у тех, кто не еще не признан «агентом». Пока люди находятся в страхе и ожидании, работа организации парализуется, — объясняет Иван Павлов.
Фонд свободы информации просуществовал больше десяти лет. За это время специалисты организации приняли участие в разработке двух федеральных законов, которые обязали суды, государственные органы и органы местного самоуправления завести официальные сайты и публиковать информацию о своей работе. Сотрудники фонда добивались доступности и прозрачности информации, связанной с деятельностью госструктур, и разработали систему исследования госпорталов.
�лавали - знаем
— Когда мы открывались, подобных организаций не было — только отдельные активисты. Сейчас существует аналогичная коммерческая организация, которая занимается аудитом госпорталов и получает за это государственное финансирование. Долгое время они сотрудничали с нами и пользовались данными нашего мониторинга. Фактически продавали наши исследования государству.
В сентябре 2014 года состоялся суд, на котором фонд оспаривал результаты прокурорской проверки, после которой организацию признали иностранным агентом. Понятой, который вместе с сотрудником прокуратуры осматривал сайт фонда, тогда не смог точно ответить судье, что именно искал: «Не знаю точно, как там это у вас называется, что-то незаконное».
— Почему вы решили, что в просматриваемых вами материалах было что-то плохое и незаконное? — продолжил судья.
— Ну Барак Обама же, санкции, вы новости смотрите? — очевидно, к такому выводу свидетеля подтолкнул пост в личном блоге Ивана Павлова. В 2013 году он действительно встречался с президентом США Бараком Обамой и написал об этом небольшой рассказ на личной странице. Встреча носила частный характер, но прокуратура усмотрела в ней элементы политической деятельности. Подобный вывод прокуроры сделали еще по четырем пунктам, два из которых все-таки удалось опротестовать.
Когда мы открывались, подобных организаций не было — только отдельные активисты
На том же сентябрьском заседании представители фонда спросили у прокурора, является ли их решение политическим или экспертным. Тогда представитель надзорного ведомства честно признался: «Может и так, и так» и заметил, что вообще мало понимает вопросы. На прямой: «Какие элементы политической деятельности вы выявили у фонда?» он ответил так же прямо: «Я не могу сказать».
Тем не менее суд отказался удовлетворить претензии организации. Спустя несколько месяцев Павлов объявил, что Фонд свободы информации в прежнем формате работать не будет.
Из пресс-релиза Фонда:

«Мы решили переформатировать свою деятельность в России. Мы не хотим носить клеймо иностранных агентов, мы устали от этого. Слишком много ресурсов потратили на защиту самих себя, а не на защиту тех ценностей, ради которых создавалась организация».

Однако к апелляционному заседанию Фонд все же подготовился. Представители защиты заявили ходатайство о вызове эксперта, на основании заключения которого прокуратура уличила Фонд в политической деятельности. Но это оказалось невозможным: мужчина умер через несколько дней после сентябрьского заседания. Обозначая свои позиции, представители Фонда указывали на многочисленные нарушения в ходе предыдущего заседания, а вот прокуратура предъявила уже новые претензии. Внимание надзорного ведомства привлекла премия и антипремия «Права знать», учредителями которых является Фонд. В 2013 году «ДезОрганизацией года» стала нижняя палата парламента, а «Антипиратский закон» победил в номинации «Провал года».
Иван Павлов во время Дня открытых Дверей НКО
— Антигерои — не применимая терминология к законодательству РФ. Если имеется несогласие с законом, есть гражданская инициатива, — зачитал прокурор очередную претензию к фонду.
Также надзорное ведомство посчитало эпитет «одиозный» оценочным суждением: «Одиозный — ненавистный, противный, вызывающий неприятное отношения. Это прямое воздействие на формирование общественного мнения», — заключили эксперты из прокуратуры. Этих аргументов хватило суду апелляционной инстанции для того, чтобы оставить жалобу фонда без удовлетворения.
Однако все эти решения не имеют почти никакого значения, так как процедура ликвидации фонда уже запущена. Теперь бывшие сотрудники ФСИ решают, в каком формате команда Павлова будет работать дальше.
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь на «Бумагу» там, где вам удобно
Все тексты
Четвертая волна коронавируса
В России зарегистрировали первые случаи заражения омикрон-штаммом
Вижу новости, что Петербург в лидерах по коллективному иммунитету к COVID-19. Это правда?
Росстат: в октябре скончалось 2565 петербуржцев с коронавирусом. В отличие от всей России это не максимум
Смольный: более 80 % госпитализированных в Петербурге старше 60 лет
За последний год в России умерли 2,4 миллиона человек. Это худший показатель смертности со времен войны
Новый год — 2022
В «РЖД» объявили новогоднюю распродажу. Билет на «Сапсан» в Петербург будет стоить 2022 рубля
На Новой Голландии каждую зиму работают фигуристы в костюмах. В этом сезоне они нарядились в виде диско-шаров 🥳
В Петербурге запустили почту Деда Мороза — письмо можно отправить в Великий Устюг. Как это работает?
12-метровая горка, карусель и маркет. Как этой зимой выглядит двор «Никольских рядов»
В Ленобласти можно бесплатно заготовить новогоднюю елку. Рассказываем как
Как меняется Петербург
В Ломоносове появилось новое общественное пространство — на месте бывшего пустыря
В саду Дружбы закончились работы по благоустройству. Показываем, как изменилось общественное пространство
Ради строительства Большого Смоленского моста хотят снести восемь исторических домов. Что это за здания?
Смольный может построить велодорожку из Лахты до Смолячкова. На «технико-экономическое обоснование» проекта выделили 11 млн рублей
Новый мост через Неву свяжет два берега Невского и Красногвардейского районов. Что известно о разводной переправе и как она может выглядеть
Вакцинация от коронавируса
Вижу новости, что Петербург в лидерах по коллективному иммунитету к COVID-19. Это правда?
В Петербурге задержали четырех человек, организовавших бизнес по продаже поддельных QR-кодов. Позднее прокуратура отменила возбуждение уголовного дела
В Петербург поступила новая партия вакцины «Спутник V» — более 100 тысяч доз
Что известно про новый штамм коронавируса B.1.1.529? Насколько он опасен и заражен ли им кто-то в России?
В общественном транспорте Петербурга не будут вводить QR-коды. А что насчет такси?
Коллеги «Бумаги»
Обвинительные клоны
Непрофессиональное заболевание
Как читать новости о ковиде?
Научпоп
В России вручили премию «За верность науке». Лучшим научно-просветительским проектом года стал Science Slam 🙌
Мы заполнили два вагона поезда Москва — Петербург молодыми учеными. Что было дальше?
«Мир знаний» — ежегодный фестиваль научного кино. Как он изменился и что покажут в этот раз
Фестиваль научных и исследовательских фильмов «Мир знаний» проведут в Петербурге с 1 по 6 декабря. Тема этого года — космос
Почему у облаков в Петербурге бывают ровные края? Мы узнали у популяризатора астрономии и синоптика. Обновлено
Подкасты «Бумаги»
Зачем развивать бизнес-мышление, если вы не предприниматель? Слушаем лекцию о прогнозах, рисках и кризисах
Можно ли воскресить динозавров и мамонтов? Обсуждаем с учеными, зачем восстанавливать древних животных и что с ними стало бы сегодня
Мы всегда онлайн! Не пора отдохнуть от интернета? В этом подкасте обсуждаем зависимость от соцсетей и диджитал-детокс
Как большие данные изменили науку? В этом подкасте слушайте, что можно узнать о соцсетях, дружбе и неравенстве благодаря big data
Как понять, что вы живете в гетто? Слушайте лекцию о том, почему происходит сегрегация в городах
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.