Чтение

«Чуть-чуть мой крестик»: пять коротких стихотворений Евгения Евтушенко
Чтение на «Бумаге»: ленинградские маршруты Довлатова — от рюмочной и пивного ларька до горельефа на «Ломоносовской»
Чтение на «Бумаге»: пять популярных заведений Невского проспекта времен Довлатова — от котлетной до дорогого ателье
Чтение на «Бумаге»: пять легендарных кафе и магазинов Ленинграда 60-х — от Дома книги до кондитерской «Север»
Чтение на «Бумаге»: как и зачем Довлатов поступил на филфак и почему оттуда вылетел
Чтение на «Бумаге»: как инстинкты человека повлияли на облик современных городов
Чтение на «Бумаге»: кем были соседи Довлатова в доме на Рубинштейна и как они критиковали писателя
Чтение на «Бумаге»: история улицы Рубинштейна — от злачного проезда с козами до района советской интеллигенции
Чтение на «Бумаге»: любовная история польской еврейки, бежавшей с оккупированной родины в Союз
Чтение на «Бумаге»: что носили Лиля Брик и Николай Гумилев, когда в Петербурге ничего не осталось
Чтение на «Бумаге»: зачем афганских девочек стригут, одевают и растят как мальчиков
Чтение на «Бумаге»: как Николай Гумилев разубеждал молодых поэтов в том, что они поэты
Чтение на «Бумаге»: как стихи Владимира Маяковского связаны с живописью кубофутуристов
Чтение на «Бумаге»: гид по Святой Софии в Стамбуле — от православного собора к мечети и музею
Чтение на «Бумаге»: благодаря чему Леонардо да Винчи стал гением Возрождения
Чтение на «Бумаге»: история о деятельной и вездесущей маме — в книге Анатолия Вайнштейна
Чтение на «Бумаге»: как ученые создают чип для записи всего жизненного опыта человека
Чтение на «Бумаге»: Саша Филипенко — о жизни в Купчине конца 90-х
Чтение на «Бумаге»: Дональд Трамп — о том, почему администрация Обамы не умеет экономить
Чтение на «Бумаге»: главный редактор Forbes — о том, существует ли «русская нация»