«У нас такой менталитет: больной гриппом ходит на работу, хотя должен выздоравливать дома»

В Петербурге продолжает расти число заболевших гриппом, в аптеках заканчиваются маски и оксолиновая мазь, а в прессе снова и снова появляются противоречивые панические новости и разнообразные рекомендации специалистов. «Бумага» разобралась, чему научила нас эта эпидемия.
Чем вспышка гриппа в этом году отличается от 2009-го, от чего зависит количество заболевших и как из-за людей, которые не берут больничный, разгорается эпидемия? Рассказывает старший научный сотрудник НИИ гриппа Игорь Никоноров.
Фото из архива Игоря Никонорова
— Эпидемия этого года на самом деле намного серьезнее или началась необоснованная паника?
— То, что панику подняли, конечно, плохо. Эпидемии у нас, по сути, каждый год. И каждый год мы говорим о том, что нужно принимать меры специфической профилактики, то есть вакцинироваться. Ежегодно летом органы здравоохранения и правительство готовятся к эпидемии: туда входит и программа вакцинации, и расчет препаратов, и коек в стационарах.
В последние годы эпидемия начиналась позже — где-то в феврале, и обычно подъем заболеваемости был не такой резкий, как в этом году. К тому же в начале эпидемии были летальные исходы, которые вызвали ажиотаж в СМИ. Всё это возбудило население и вынудило бежать покупать противовирусные препараты тех, кому надо и кому не надо. То же самое случилось со средствами защиты, хотя я не заметил, чтобы все ездили в масках.
Даже подтвержденные случаи продолжают изучать, чтобы понять основную причину смерти. Это работа не одного дня
На самом деле возбудитель, которым заражаются, известен с 2009 года. С тех пор против него разработана вакцина, с сезона 2010–2011 года штамм А(H1N1)pdm09 входит в сезонную вакцину. Изучение, которое проводили и в нашем институте, и в новосибирском институте «Вектор», показало, что она эффективна. Но все препараты, которые у людей на слуху, действуют только первые трое суток заболевания. Поэтому, когда меня спрашивают, зачем вообще обращаться к врачу, то я объясняю, что человеку сложно оценить, насколько у него тяжелая форма заболевания и что необходимо принимать.
— Смертность от гриппа в этом году действительно намного выше?
— С данными прошлых лет надо сравнивать, когда эпидемия закончится. В 2009 году тоже было значительное количество летальных исходов.
Все, кто погиб, страдали хроническими заболеваниями — сахарный диабет, заболевания почек, бронхиальная астма — и находились в группе риска. Но по всем случаям еще проводится эпидрасследование: они изучаются, будут разобраны все причины. Даже подтвержденные случаи продолжают изучать, чтобы понять основную причину смерти. Это работа не одного дня. Потом мы дадим рекомендации для практикующих врачей и населения.
Некоторые люди с первого дня начинают пить антибиотики, что только ухудшает течение заболевания
Нужно помнить еще и о том, что страдают люди здоровые. У нас такой менталитет: часто заболевший продолжает ходить на работу или учебу, хотя он должен выздоравливать дома или в стационаре по направлению врача.
— В этом году заболевшие сообщают о переполненных больницах, о том, что многих кладут в коридор. Имеет ли вообще смысл такая госпитализация? Не опаснее ли находиться там, где очаг?
— Очаг заболевания там, где человек заболел. При тяжелом течении могут потребоваться мероприятия, которые в домашних условиях сделать нельзя. Кроме того, у больного может быть такое состояние — например, при высокой температуре, — когда любые нарушения могут мгновенно привести к гибели. Тут можно помочь только в стационаре.
Бывает, что больные обращаются за помощью, только когда появились какие-то осложнения, то есть всю болезнь они перенесли «на ногах». Не всегда самолечение приводит к осложнениям, но самолечение бывает разное. Некоторые люди с первого дня начинают пить антибиотики, что только ухудшает течение заболевания: они бесполезны при вирусной инфекции, их назначают, если присоединяется бактериальная флора, а это обычно четвертый-пятый день. Естественно, зря стационар никто не предложит.
Врач должен посмотреть, в каких условиях находится пациент. Если дома много других людей, есть пожилые, дети и его нельзя изолировать, то такому больному тоже могут предложить стационарное лечение, чтобы обезопасить домочадцев. Тем же, кто находится в очаге, предлагают пройти курс экстренной профилактики, то есть пить противовирусные препараты по профилактической схеме. Однако всем так делать не стоит, чтобы не ускорить формирование вирусов, устойчивых к этим препаратам.
— От чего зависит, когда начнется эпидемия, насколько быстро она будет распространяться, сколько человек заболеет?
— Для Северо-Запада и вообще Северного полушария начало эпидемии, как правило, приходится на декабрь. Продлиться она может до апреля. Это даже не эпидемия, а эпидемический подъем — он не всегда заканчивается превышением эпидпорогов.
Можно сказать, что в этом году более резкий подъем заболеваемости. Обычно, когда эпидемия развивается быстро, она более короткая по продолжительности, чем та, которая развивается медленно.
В 2009 году болели в основном молодые люди. Тогда сильно пострадали беременные женщины и люди с избыточным весом
В первую очередь влияет число людей, которые имеют иммунитет к этому возбудителю. Несмотря на то, что он присутствует с 2009 года, в разных регионах он циркулировал в разной степени. Большая часть населения не имеет иммунитета к этому возбудителю. Кроме того, даже незначительные мутации в вирусе, которые произошли за эти годы, — так называемые дрейфовые варианты — приводят к тому, что организм человека снова должен выработать к нему иммунитет.
В 2009 году болели в основном молодые люди. Тогда сильно пострадали беременные женщины и люди с избыточным весом. После той эпидемии людей с избыточным весом и беременных отнесли к группе риска и теперь им тоже рекомендуют вакцинироваться. В эту эпидемию в тяжелой форме болеет много людей с хроническими заболеваниями разного возраста, но это нужно анализировать уже по окончанию эпидемии. Сейчас сравнивать сложно.
— В какой-то год один и тот же вирус вызывает эпидемию, а в другой нет. Что нужно делать, чтобы снизить масштаб эпидемии?
— На самом деле вакцинация на сто процентов не защищает человека, но, по крайней мере, заболевание у него пройдет в легкой форме и без осложнений. Вся остальная профилактика — это обычная гигиена и социальный этикет. То есть заболевший человек, даже в легкой форме, должен находиться дома на лечении. Нужно принимать симптоматичные препараты, потому что они созданы, чтобы облегчить состояние пациента, например, снизить температуру. Но нельзя «бродить» на работе или где-либо, как это показывают в рекламе, потому что эти препараты не влияют на возбудитель и человек продолжает его выделять и заражать других.
— То есть эпидемия может вспыхнуть благодаря тому, что мало кто уходит на больничный?
— Конечно. Это влияет на заболеваемость. Один человек, не стараясь, может заразить человек семь-двенадцать. Тем более во всех офисах сейчас стоят компьютеры, то есть поток воздуха идет активнее. Вы у себя за столом чихнули, а капельки слизи с возбудителем в виде аэрозоли с потоком воздуха перенеслись вашему коллеге в другом конце офиса.
— Сколько времени уходит на то, чтобы разработать вакцину против нового штамма? Как это происходит?
— В течение года собирают данные по циркуляции вируса в Южном и Северном полушарии. Сейчас изучаются все материалы больных людей в тяжелой форме. Если это грипп, то выделяется вирус. Его изучают, все данные обрабатываются нами и Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ).
Один человек, не стараясь, может заразить человек семь-двенадцать
В конце февраля собирается комиссия по вакцинам и штаммам ВОЗ, которая дает прогноз и рекомендации на будущий сезон. На основе этого прогноза готовят вакцинные штаммы. После этого такое же совещание проводит комитет по вакцинам в России: они смотрят, насколько рекомендации ВОЗ соответствуют ситуации в России. Затем все материалы направляют производителям вакцин, которые адаптируют свое производство. Рекомендации ВОЗ по вакцинным штаммам обязательны и подлежат исполнению всеми производителями иммунобиологических препаратов.
Соответственно, во всем мире при производстве вакцины весь штаммовый набор совпадает. Первая вакцина поступает в сеть в конце августа. Обычно вакцинируют до конца ноября.
— Можно ли предугадать новые мутации, чтобы изобрести вакцину заранее?
— Можно прогнозировать, по какой ветке пойдет изменение вируса. На основе этого можно готовить вакцины. Но конкретную мутацию предугадать нельзя. Мы знаем, что на следующий год, по всей видимости, А(H1N1)pdm09 продолжит циркулировать. Кроме того, по некоторым мутациям можно установить, к каким препаратам он будет устойчив.
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Новости

все новости

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.