6 октября 2020

Финн Юри Хоффрен — о русской спонтанности, книгах Гоголя и финской сауне в Петербурге

Юри Хоффрен родился в городе Куопио в Восточной Финляндии. Еще в школе он начал учить русский язык, в 2017-м приехал по обмену в Петербург, а затем окончательно перебрался в Россию. Сейчас он учится в магистратуре СПбГУ и планирует устроиться на работу.

Юри рассказывает, чем ему нравится высшее образование в России, как жизнь в Петербурге изменила его взгляд на родную страну и почему он не смог найти здесь настоящую финскую сауну.

Родной город: Куопио

Род деятельности: студент

В Петербурге: 2 года


— Мое знакомство с Россией состоялось еще в детстве. Тогда я побывал в Карелии, а в 16 или 17 лет посетил Питер. Этот город оставил приятные впечатления, но я не предполагал, что когда-нибудь сюда перееду.

Русский язык я учил со школы. В Куопио много русских туристов и тех, кто переехал из России. Мне нравилось, как звучит их речь, и хотелось знать, о чем они говорят.

На занятиях я мало что понимал, хотя предмет был мне интересен. Однажды учительница сказала, что я не достиг в нем особых успехов. Для меня это стало большой мотивацией, и я поставил себе цель поступить на факультет русского языка университета Восточной Финляндии. Полгода я готовился к вступительному экзамену: учил правила, слушал музыку, читал книги. В конце концов я добился того, к чему стремился.

В вузе нам предложили поехать по обмену в другие страны, среди которых была и Россия. Я подумал, что это будет полезно. Родители поддержали идею, понимая, что учеба за рубежом — это ценный опыт. Друзьям мои планы показались странными: у них было не очень хорошее мнение о России, основанное только на том, что они прочитали в интернете.

Перед началом учебного года всех студентов нашего факультета отправили на лето в Тверь, чтобы мы погрузились в русскоязычную среду. Это было обязательной частью обучения. Там мы посещали занятия по русскому в местном университете, в свободное время я ходил в православный молодежный клуб. Здесь произошло мое первое общение с местными. Я думал, что мне будет сложно с ними познакомиться, потому что я иностранец, однако никто не понял, что я из другой страны. Русские оказались открытыми и дружелюбными, и с ними было легко наладить контакт.

Вскоре я приехал в Питер, где меня ждал год учебы на журфаке СПбГУ. Мне дали специальное общежитие для студентов по обмену. Там были хорошие условия, и нам даже не надо было мыть пол на кухне и в ванной. Помню, как по субботам в 8 утра к нам приходила уборщица и громко возмущалась, что у нас грязно. Я не понимал, почему именно в это время?

В университете я мог выбрать любые занятия в расписании факультета, поэтому часто приходил в незнакомую группу. Многие думали, что я русский, но когда узнавали, откуда я на самом деле, мне снова и снова приходилось объяснять, почему я приехал в Россию и решил изучать этот предмет. Так уже через месяц у меня появилось много друзей, и я больше не чувствовал себя одиноко.

Я был доволен тем, как проходят занятия. В Финляндии мы лишь посещаем лекции, сдаем экзамены и в конце обучения пишем выпускную работу. А в России еще нужно выступать с докладами и делать курсовые. Также здесь можно участвовать в конференциях. Я думаю, что это гораздо интереснее. Еще здесь отчисляют, если ты не сдал экзамены, — на моей родине такого нет, и некоторые учатся в вузе долгие годы.

Мне было сложно привыкнуть к тому, как здесь принято обращаться к преподавателям, и я до сих пор с трудом запоминаю их имена и отчества. В Финляндии можно на лестнице сказать любому преподавателю: «Привет! Как дела?», а в России такое недопустимо. Из-за подобных различий в этикете я несколько раз попадал в неловкое положение. Например, общался на «ты» с отцом Игорем в Казанском соборе. Он не сделал мне замечания, и только позднее я узнал о своей ошибке.

Когда пришло время возвращаться в Финляндию, мне не захотелось покидать Петербург. Я чувствовал, что это то место, где я хочу жить, и у меня оставалось много планов, которые я здесь не успел осуществить. К тому же у меня появилась девушка. Я решил, что нужно обязательно вернуться в Петербург и через год попробовать поступить здесь в магистратуру.

В течение следующего года я часто ездил в любимый город, чтобы увидеться с девушкой, а прошлым летом мы поженились. Сейчас я учусь рекламе и связям с общественностью в СПбГУ. Мне снова дали общежитие, но уже обычное, и оно мне совсем не понравилось: там была старая мебель и очень грязно. Поэтому, когда появилась возможность снимать квартиру с женой, я сразу оттуда выселился.

Я чувствую себя в России комфортно, мне близка местная культура. Я часто посещаю театры и музеи, которые, в отличие от Финляндии, здесь доступны и студентам. Люблю смотреть советские и российские фильмы. Больше всего мне нравятся картины Алексея Попогребского. Мои любимые произведения русской литературы — «Шинель» и «Ревизор» Гоголя. У него интересный юмор.

Теперь, когда я приезжаю в Финляндию, смотрю на нее новым взглядом. Еще недавно я особо не задумывался об экологии: привык к чистой природе и сортировке мусора, который потом идет в переработку. В России с этим хуже, и когда я бываю в Финляндии, замечаю, как там заботятся об окружающей среде.

Фото: Егор Цветков / «Бумага»

Чему вас научила Россия?

Тому, что не нужно ничего планировать заранее. Финны знают, что будут делать в ближайшие две недели. Мне тоже нравилось иметь такой план, но в России я понял, что он бесполезен: здесь всё быстро меняется. Тут друзья не назначают встречи за две недели, а часто зовут куда-то в тот же день или на следующий. Мне нравится эта спонтанность.

Также жизнь в России научила меня находить компромиссы. Есть вещи, которые финны привыкли делать по-своему, а русские — по-своему. Например, это касается заданий в университете. Там мы часто работаем в группе над проектом, и я не всегда согласен с тем, как предлагают его сделать русские ребята, потому что в Финляндии для этого используются другие подходы. Тогда мы ищем решения, которые подойдут всем.

Кто сыграл для вас важную роль?

Мне помогли друзья, которые меня поддерживали в мой первый год в России. Со многими из них я общаюсь и сейчас. Не менее важную роль в моей адаптации сыграла жена.

Что бы вы хотели перенести из своей страны в Россию?

С самых первых месяцев жизни в Петербурге мне не хватает финской сауны. Я несколько раз посещал здесь сауны, которые называются финскими, но они совсем не похожи на то, к чему я привык. Однажды, когда я был в такой сауне и начал наливать воду в печку, чтобы появился пар, на меня накричали и сказали, что в Финляндии так не делают. Я не стал говорить, что я финн и что это неправда, но понял, что вряд ли в Петербурге найду то, что искал.

Также я скучаю по финской еде. В Финляндии более качественное мясо, особенно сосиски и колбаса. А в России туда добавляют много химикатов. Меня не очень устраивают молочные продукты здесь, часто в них кладут много сахара. В моей родной стране они более натуральные. Еще в Финляндии есть свой напиток, похожий на кефир, — пиима. Тут я такого не видел.

Пять находок в Петербурге

  1. Итальянский ресторан La Celletta
    Здесь работают итальянцы и готовят самую вкусную пиццу и джелато, которые я пробовал в городе. После итальянского обычное мороженое мне кажется невкусным.
  2. Пляж у Финского залива на Васильевском острове
    Мое общежитие было рядом с Финским заливом, и я часто гулял по его берегу в свой первый год жизни в Петербурге. Тут красивый вид, можно отвлечься от дел и подумать о чем-то хорошем.
  3. Охтинская плотина
    Это тихое место, где можно забыть, что ты в Питере. Сюда приходит мало людей. Здесь я люблю кататься на велосипеде.
  4. Этнографический музей
    В этом музее можно узнать, как живут разные народы, и много нового о культуре России.
  5. Смоленское православное кладбище
    Это старое кладбище, и здесь большинству могил уже немало лет. Мне нравится атмосфера этого места и что тут можно гулять почти в одиночестве.

    Зачем вы здесь?

    Я здесь учусь. После выпуска я сделаю всё возможное, чтобы найти в Петербурге работу и остаться тут. Если мне это не удастся, то мы с женой уедем в Финляндию. Однако надеюсь, что всё сложится так, как я задумал. Мой дом теперь в России.


      «Бумага» регулярно публикует истории об иностранцах. Чем Петербург привлекает и отталкивает приезжих, чему учит Россия и зачем вообще приезжать в незнакомый город — бизнесмены, студенты, ученые и рестораторы из разных стран рассказывают о своем опыте и взглядах на петербургскую жизнь. Все тексты рубрики читайте здесь.

      Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
      Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
      Все тексты
      Экспаты
      «Здесь живу, здесь останусь». Экспаты — о том, как изменилась их жизнь в Петербурге за последние дни
      Француз Габриэль Берар — о гибкости в ведении бизнеса и русских беседах на кухне
      Перуанец Кристиан Рамирес — о не говорящих по-английски петербуржцах, преподавании и парках на Крестовском
      Что экспаты думают о петербуржцах? Вот мнения иностранцев о горожанах
      Нидерландец Себастьян Янсен — о петербургских ресторанах, нелогичной русской грамматике и непонятной погоде
      Свободу Саше Скочиленко
      Сашу Скочиленко, арестованную по делу о «фейках» про ВС РФ, перевели в новую камеру и обеспечили безглютеновым питанием
      Что известно о травле Саши Скочиленко в СИЗО. Ее девушка узнала о запрете открывать холодильник и требованиях ежедневно стирать одежду
      «У меня уже отняли семью. Что мне теперь терять?». Девушка Саши Скочиленко — о жизни после ее задержания и проблемах с передачами
      Лауреатка «Золотой маски» передаст премию петербургской художнице Саше Скочиленко
      Саше Скочиленко не предоставили обещанную диету в ИВС. У нее случился приступ, рассказала адвокатка
      Военные действия России в Украине
      Заявления Финляндии и Швеции о вступлении в НАТО и попытки поджога российских военкоматов. Главное к 15 мая
      Что произошло в Украине 14 мая? Возможное отступление России из Харьковской области и продолжающийся штурм «Азовстали»
      Власти Петербурга говорят про возможный завоз холеры беженцами из Украины. Этому стоит верить? Разбираемся с инфекционистом
      Что произошло в Украине 11 мая? Планы по присоединению Херсонской области к России и запрет Instagram в ДНР
      Провластное движение «Поколение Z» сменило название. Его лидер назвал военные действия в Украине катастрофой
      Экономический кризис — 2022
      Bloomberg: ВВП России снизится на 12% в 2022 году. Это будет самый большой спад с 1994 года
      Минпромторг утвердил список товаров для параллельного импорта в Россию. Что это значит?
      «А остальным что?». В комздраве заявили о завозе в аптеки дефицитного лекарства «Эутирокс» — но не для всех. Обновлено
      Власти подготовили список товаров для ввоза в Россию без согласия правообладателей. Что об этом известно?
      Российским авиакомпаниям рекомендовали подготовиться к полетам без GPS. Рогозин предложил заменить эту систему на ГЛОНАСС
      Давление на свободу слова
      Как писать письма в СИЗО? Рассказывает адвокат задержанной по делу о фейках об армии России Ольги Смирновой
      Как силовики изобрели и опробовали новый метод давления на активистов — подозрение в лжеминировании. Истории 7 петербуржцев
      Ходят слухи, что «Алые паруса» проведут без Ивана Урганта впервые за десятилетие. Это правда?
      Илья Красильщик запускает новое медиа «Служба поддержки». Его частью станет анонимный чат для тех, кто пострадал от российских властей
      Петербургских активистов массово преследуют перед 9 Мая. Главное о делах против «Весны», феминисток и людей с антивоенной позицией
      Хорошие новости
      Памятник конке на Васильевском острове превратили в арт-кафе. Показываем фото
      В Петербурге запустили портал с информацией обо всех водных маршрутах 🚢
      На Васильевском острове откроется кафе «Добродомик». Там будет работать «кабинет решения проблем»
      В DiDi Gallery откроют выставку Саши Браулова «Архитектура уходящего». Зрителям покажут его вышивки с авангардной архитектурой
      В Петербурге в 2022 году обустроят более девяти километров велодорожек
      Подкасты «Бумаги»
      Откуда берутся страхи и как перестать бояться неопределенности? Психотерапевтический выпуск
      Как работают дата-центры: придумываем надежный и экологичный механизм обработки данных
      Идеальная система рекомендаций: придумываем алгоритмы, которые помогут нам жить без конфликтов и ненужной рекламы
      Придумываем профессии будущего: от облачного блогера до экскурсовода по космосу
      Цифровое равенство: придумываем международный язык, развиваем медиаграмотность и делаем интернет бесплатным
      К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.