18 января 2018

30-летние поклонники «Звездных войн», «Властелина колец» и других популярных вселенных рассказывают, почему им это еще не надоело

Зачем госслужащий за год потратил 200 тысяч рублей на создание фигуры Дарта Вейдера в полный рост, как поклонница «Гарри Поттера» познакомилась на фанатских встречах с двумя своими мужьями и чем психолог объясняет свою любовь к ролевым играм по вселенной «Властелина колец»?

Петербургские фанаты «Звездного пути» и других знаменитых фантастических франшиз рассказывают, как увлеклись выдуманными мирами и почему с возрастом не забросили хобби.

Артем Шведов, фанат «Звездных войн»

Госслужащий, 28 лет

— Всё началось в далеком 1996 году: мне было восемь лет, я смотрел телевизор и наткнулся на фрагмент пятого фильма со сценой с Дартом Вейдером и Люком Скайуокером. Мне это показалось настолько крутым и новым, а сидевший рядом друг сказал: «Ты реально не знаешь? Это же „Звездные войны“». Потом он принес VHS-кассету, и мы посмотрели все фильмы разом.

Когда фильмы новой трилогии начали выходить в киноеатрах, мы пытались попадать на самые первые сеансы. Насколько помню, первый эпизод показывали только в «Колизее», и мы смотрели его там. Потом всё стало разрастаться, и я даже вступил в фан-сообщество. Тогда, лет до 19-ти, я пересматривал все фильмы и мечтал получить хоть какой-нибудь стафф по вселенной.

В студенчестве мне уже приходилось решать более серьезные житейские проблемы: жилье, работа, окончание университета, армия, бизнес. Стало не до этого. Примерно до 22 лет я отложил фанатство в сторону, ничего не собирал и не коллекционировал.

Только когда я всё в своей жизни обустроил, пришла необходимость разбавлять серость будней и на что-то переключаться. Тогда я вспомнил, что мне всегда нравились «Звездные войны» и это та галактика, которую еще можно изучать и изучать, общаться с другими людьми и организовывать какую-то движуху.

Фото из личного архива Артема Шведова

Поначалу я стал собирать фигурки персонажей и киношный реквизит, который использовался на съемках. Вскоре я попал в тусовку по «Звездным войнам», ходил на встречи и общался с людьми по 18–45 лет, десятилетиями собиравшими редкие предметы, которые можно разве что только из США заказывать.

Так получилось, что именно в это время у меня появилась возможность ездить на международные фестивали, смотреть на людей со всего мира, которые увлекаются тем же. И я решил, что раз мне нравится, то нужно этим заниматься качественно: так я стал вручную реконструировать фигуры персонажей, абсолютно повторяющие те, что есть в фильмах, в полный рост — один к одному.

Меня это захватило. Чтобы собрать фигуру Дарта Вейдера, я смотрел раскадровки из фильмов, изучал материалы со съемок, потом вместе со швеями отшивал тканные материалы, мастерил броню, заказывая разные элементы из Аргентины, Великобритании, Австралии и других стран.

Для меня была важна максимальная точность: приходилось искать сапоги той модели и того производителя, что был в фильме. А на площадках же используются иногда и одежда с войн: точно были вьетнамская и Вторая мировая. В общей сложности у меня на фигуру Вейдера ушло около года и чуть больше 200 тысяч рублей.

Фигуры героев франшизы в полный рост. Фото из личного архива Артема Шведова

Мои друзья, которые с косплеем и крафтом вообще никак не связаны, конечно, поначалу не понимали, чем я занимаюсь в свободное время. Отвечал им, что нужно иногда поднимать голову и смотреть в небо. Помню, однажды другу, который всё расспрашивал, зачем мне это нужно, я предложил самому кастомизировать шлем. Он действительно взялся за это, говоря, что это ерунда, а потом, начав раскрашивать всё более детально, сам увлекся.

На мой взгляд, ничего странного в этом нет. Если тебе настолько интересна вселенная, что ты хочешь заниматься ей в свободное время, то ты же не будешь постоянно смотреть одни и те же фильмы.

Для меня это просто личное удовлетворение. Круто заниматься чем-то, что любишь уже несколько лет. Для меня это еще и собственное развитие: как минимум я узнал много о металлах, тканях и прочем. Глобальная же цель — показать тем фанатам, у которых нет возможностей или денег, то, что они еще не видели. Мы даже ведем иногда прямые трансляции с фестивалей по «Звездным войнам», чтобы всем это было доступно.

Фото из личного архива Артема Шведова

Фанатские организации часто работают с благотворительными фондами: деньги, которые зарабатываются на косплей-фестивалях отправляются в фонды малоимущих. Это уже не фанатская, а чисто человеческая идея.

Фантастические вселенные не становятся для людей чем-то, что полностью образует их жизнь. На самом деле, среди фанатов чаще можно встретить людей моего возраста, потому что они уже ищут для себя хобби. А встречи и прочее собирают вокруг себя определенный тип людей: как мне кажется, те же фанаты «Звездных войн» очень драйвовые, технического склада ума, некоторые даже сами работают в сфере космостроения.

Мне кажется, стереотипы о том, что это всё подростковая тема, которая не заслуживает внимания, — пережиток. Это часть моей жизни, приносящая удовольствие, а не какая-то зацикленность.

Светлана Орлова, фанатка «Властелина колец»

Психолог, 32 года

— В 12 лет, в 1998 году, я очень любила читать: прочитала в доме всё, что только можно. В основном — сказки, к фэнтези еще не прикасалась. Родители, слушая мои просьбы о новых книгах, дали мне Толкиена. Помню, папа тогда сказал: «Ладно, читай, ты справишься». Не думаю, что они сами интересовались этой книгой, но откуда-то она у них была.

В детстве я, мечтатель по природе, была поражена, что в таком формате уложили столько элементов реального мира: от плохого до хорошего. С тех пор влюбилась вообще во всю фантастику, а Толкиена еще раз перечитывала по мере взросления, открывая для себя другие грани книги.

Когда я стала старше и поступила в университет, мне стало интересно не только читать, но и примерять на себя роль персонажа из книги. Тогда же я начала учиться историческому фехтованию на мечах, потом начала ездить на игры.

Светлана Орлова на ролевой игре (справа). Фото из ее личного архива

На первую игру по «Властелину колец» впервые поехала в 2007 году. Нас было около 100 человек, мы выехали на природу, жили в палатках и проводили в игре больше недели. Там происходит полное погружение в мир фэнтези: ты не отыгрываешь роль, а воссоздаешь концепцию того, что должно быть в этом мире. Люди там не играют, а живут — с социальными отношениями, браками, смертью и прочим. Это маленькая жизнь, где каждый может повернуть историю в силу своих возможностей так, как хочет.

Я стала сильно в это погружаться. Еще в 20-летнем возрасте учила эльфийский язык, чтобы удивить всех на игре: изучала специальную литературу в интернете, сидела на форумах, советовалась с людьми по произношению. У меня это занимало по несколько часов в неделю. Далеко, правда, продвинуться не вышло, потому что было действительно сложно: у меня в запасе оказалось только несколько фраз, которые я могла произнести на игре.

Палатки, в которых живут участники ролевых игр. Фото из личного архива Светланы Орловой

Как практикующий психолог с 10-летним стажем могу сказать, что это некоторого рода зависимость: человек компенсирует погружением в игру то, чего ему не хватает в реальной жизни. Уход в такой мир для меня до сих пор остается способом примерить на себя другую социальную роль. Но это всё нормально.

Зачастую для людей это хобби. На таких играх каждый участник стремится к компенсации чего-то: мне было интересно поиграть в сказку, некоторым молодым людям — в войну с фехтованием, проявить свою мужественность. Одни хотят легализовать свою агрессию, другим интереснее победить и проявить себя, ради чего они действительно очень серьезно тренируются, например, в стрельбе из лука.

Ролевые игры и «Властелин колец», благодаря которому я начала ходить на них, помогли мне в какой-то момент осознать, что я девушка, к которой могут проявлять симпатию. Это стало важной частью моего становления.

Участники ролевой игры. Фото из личного архива Светланы Орловой

Вообще, «выздоровление» от фэнтези зачастую начинается у людей в 27–29 лет. Я же не до конца «выздоровела». Просто сейчас мое увлечение меньше проявляется из-за того, что я совсем недавно вышла из декретного отпуска, воспитываю маленькую дочь. Сейчас жду, когда она подрастет настолько, чтобы я смогла съездить на полноценную полигонную игру или что-то поменьше.

Когда дочь вырастет, хочу показать ей еще и платья, которые я шила, фотографии, расскажу об интересных случаях, как мама с папой играли в разные странные игры. Ведь если я этим живу, она имеет право хоть что-то знать. Конечно, погружать ее в это насильно не буду.

У меня никогда особо не возникало серьезных проблем или ощущения «странности» из-за того, что я этим занимаюсь. В нулевых было, правда, какое-то обидное слово, которым называли всех ролевиков, но я его уже даже не помню. Сейчас к этому относятся всё проще — хотя, конечно, есть люди, считающие это странным. И я не публикую фотографии в том же костюме: это моя личная жизнь. Но в остальном увлечение принесло больше плюсов — например, я стала шире видеть мир и меньше зависеть от потребительского образа жизни.

Мы с мужем познакомились на полевой игре. Я была эльфом-лекарем, а он тайным оборотнем-авантюристом. Мы немного общались, он сделал мне игровое предложение (браки заключаются, чтобы умершие персонажи могли вернуться в другой роли). А я отказалась. И мы продолжили общение только в рамках игры, но мой другой потенциальный жених убил его [в игре]. Потом мы общались в интернете, и через год он приехал ко мне в город и забрал [меня] в Петербург.

Участники ролевой игры. Фото из личного архива Светланы Орловой

Несмотря на всё это, увлечение «Властелином колец» для меня не максимально фанатично. Фанатскую атрибутику я не покупаю, колоссальных денег на это не трачу, операцию по смене ушей делать не планирую, а фильмы по вселенной пересматриваю раз в год.

Я до сих пор нахожу в произведениях Толкиена новые смыслы. Фэнтези — это подробная параллельная реальность, в которой нет некоторых сложностей, с которыми мы сталкиваемся. А еще способ компенсации, возможность отдохнуть — и мне это нравится.

Игорь Пылаев, фанат «Звездного пути»

Гендиректор ивент-агентства, 30 лет

— Пока мои одноклассники бегали по подворотням, курили и играли в футбол, мне было гораздо интереснее бегать домой и смотреть «Звездный путь», который тогда показывали по Шестому каналу. Я не состоял ни в каких фанатских организациях, потому что их просто не было. Мы со школьным другом садились раз в день перед телевизором и смотрели по одной серии, чуть позже — по три-четыре ночи скачивали серии, которые не показывали по телевизору.

Для меня это была возможность развить фантазию: меня вдохновляли сюжеты, мир, действия героев. Уже сейчас, осмысляя, мне кажется, что это простимулировало работать в более креативном направлении.

Когда мне было лет 17, я начал заходить на фанатские форумы по «Звездному пути» и узнал, что в Петербурге есть множество людей, которые интересуются тем же, чем и я. Мы потихоньку начали встречаться и общаться. Месяц за месяцем людей приходило всё больше: мы обсуждали не только серии, но и свои сторонние интересы. Это была не история гиков, которые говорили про инопланетян и космические корабли, а просто тусовка по интересам.

После всего этого я начал ездить на московские фанатские фестивали, в том числе «Старкон», который был посвящен только «Звездным войнам». Там же знакомился с людьми, которые это устраивали. Уже позже, в 2011 году, мне стало ясно, что организаторы вообще не понимают, чем занимаются, а уровень проведения отстает от западного.

Игорь в костюме одного из героев «Звездного пути», 2016 год

Я и на этих фестивалях, и среди своих знакомых видел много людей, которые действительно хотят заниматься такими мероприятиями и участвовать в них. Было понятно, что нужно делать что-то свое, для людей, в Петербурге. Хотелось изменить отношение к гик-культуре, чтобы в СМИ нас перестали называть фриками и клоунами.

Правда, именно в тот момент у меня появилось больше дел, которые требовали концентрации на себе. Мне было 20 лет, я учился в университете, работал на самой обычной работе, а те же сериалы были для меня хобби. Как другие смотрят футбол и играют в игры, так и я тратил свободное время на то, что мне нравится.

Уже потом мне передали фестиваль и я стал проводить его в Петербурге. Изначально с нами не хотела работать ни одна компания, никто не хотел вкладывать деньги. Я общался с ними и видел, что у них на лицах написано: «Что за херня с комиксами?». Пришлось пробиваться в офисы, рассказывать все детали. И в какой-то момент, видимо, оценив уровень проделанной работы, они надломились и рискнули.

Впервые организовать «Старкон» у нас вышло в 2012 году. Мы решили, что нужно расширять тематику, делать фестиваль не только для поклонников «Звездных войн», но и вообще для всех любителей фантастики. Тогда мы рассчитывали максимум на тысячу человек. Пришло 1,2 тысячи. И с каждым разом количество посетителей росло в геометрической прогрессии.

До 2015 года для меня это было просто хобби. Я работал на основной работе, а в свободное время занимался фестивалем. И мне это нравилось. За месяца три до проведения приходилось оставлять все дела и включаться в работу только над ним. Только потом появилась возможность сместить акценты и заниматься больше фестивалем.

В последнее время комикс-культура стала приживаться гораздо лучше. Хотя на той же «Фонтанке» нас до сих пор называют фриками («Старкон» и «Комик-кон» назвали «фестивалями фриков и косплееров» — прим. «Бумаги»). Но люди, которые этим увлекаются, делают костюмы не один год и тратят на это сотни тысяч рублей. Для меня они сродни художникам.

Фото: Star Trek Fan Booth

Сейчас тот же корпоратив «Газпрома» невозможно представить без косплееров. Очень многие компании заказывают на какие-то праздники людей в костюмах и платят им весьма хорошие деньги. Теперь это полноценная работа аниматором. Люди, которые это проводят, тоже смогли зарабатывать на этом: в первой половине 2017 года у меня (Игорь работает генеральным директором агентства Geekers, которое организует «Старкон» — прим. «Бумаги») в месяц выходили пятизначные цифры.

Фантастические миры, их изучение — мое хобби, то, что позволяет расслабиться и отдохнуть. Но когда я начинал, это была закостенелая тема, к которой некоторые просто не хотели подходить. Я считал и до сих пор считаю, что нужно рассказывать тем, кто не в курсе, насколько это круто и интересно. Поэтому я до сих пор здесь. Это ведь действительно может вдохновлять: у кого-то музой выступает жена, у меня — фильмы.

Александра Шпанская, фанатка «Гарри Поттера»

Визажистка, 31 год

— Я полюбила книги о «Гарри Поттере» еще в то время, когда они только начинали выходить в России. Это было начало нулевых, я училась в старшей школе и просто влюбилась в серию. Мы их читали с мамой. Они были такими добрыми и близкими мне, что я ждала выход очередной книги как нечто невообразимое.

В 2005, кажется, году я прочитала первые четыре книги и ждала пятую. Сидела тогда на LiveJournal и искала хоть что-то интересное на тему. Нашла на одной странице теорию «Большая игра профессора Дамблдора» о том, что все действия подстроены профессором. Потом начала читать и смотреть вообще всё, созданное фанатами, что попадалось под рук: немногочисленные фанфики, фильм о фильме, теории-заговоры о действиях персонажей.

В это же время, так совпало, я работала в библиотеке [Российской] академии наук. И в свободное время искала дополнительные материалы по «Гарри Поттеру». Нашла самое первое российское издание — без перевода — записи Роулинг. Мне было интересно, кажется, вообще всё.

Фото: flickr

Конечно, из-за этого я приходила в книжные за несколько часов и стояла в очереди, чтобы «первее» взять книгу, ходила на премьеры. Сейчас я уже понимаю, что, с одной стороны, это было популярно, а в 10–11 классе я хотела следовать за модой. С другой, я очень любила эти книги: бывало, засиживалась до пяти утра, дочитывая главу за главой.

Период моего бешеного фанатства пришелся на время института. Тогда я ходила на встречи поклонников вселенной, которые проводились на «Парке Победы» раз в неделю. Мы собирались и действительно всё время общались о фанфиках, статьях и прочем. Я так проводила довольно много времени. Там я познакомилась и с первым мужем, и со вторым.

Это увлечение сохранилось до сих пор: сперва, пока книги еще выходили, а первая дочь была совсем маленькая, я читала их, пока она спала под боком. Потом читала книги ей же перед сном. Сейчас читаю их второй дочке. Я не скажу, что вообще никак не смогу жить без книг, но чувствуется, что это уже очень важная и большая часть моей жизни.

Перечитывая, я понимаю, что сделала бы всё не так, как Роулинг. Или хотела бы посмотреть на ситуацию под другим углом. Какое-то время я даже писала фанфики, разворачивая сюжет в другом направлении. Для меня было важно делать это качественно, погружаться в материал. Но потом поняла, что нет к этому таланта, и перестала.

Мне уже нравится больше читать то, что пишут другие: не то, где подростки самовыражаются через написанное, а то, где раскрывают персонажей, сохраняют каноны, подстраивают всё под правила вселенной. На самом деле, некоторые фанфики — их мало, но они есть — пишутся хорошим литературным языком, и к ним даже возвращаешься спустя какое-то время. Потому что это отдельное литературное произведение, построенное на основе чего-то уже существующего. Именно их интереснее всего читать, за счет этого и жива культура фанатов.

В другом мой фанатизм сейчас никак не проявляется. У меня есть только шарф «Рейвенкло», но он просто теплый. Какие-то сувениры по вселенной я покупаю только детям, если они хотят: очки, как у Гарри Поттера, вышивку гербов. Это уже интересно им.

Конечно, родители фыркают до сих пор, говоря, что всё это детскость. Они не разделяют тех же эмоций, но это их дело. Зато моя старшая дочь обожает фанфики и читает их со мной. Бывает, возвращается из школы, а я ей кричу из коридора: «Марина, в „Другом Хэллоуине“ вышла следующая глава». И она бежит читать. Нас это сближает.

С другими же проблем не возникает. Все фанатели по «Гарри Поттеру» и тем, с кем я общаюсь, будет интересно узнать, что там еще такого можно быть, потому что всё остальное они уже перечитали.

Для меня же главное во всем этом — посылы. И я зациклена не только на «Гарри Поттере», увлекаюсь литературой и кинематографом вообще. Но именно эта франшиза занимает особое место: я еду на работу — читаю, еду с работы — читаю, перед сном — читаю. В этом суть.

«Гарри Поттер», скорее всего, изменил меня не магическим образом, а так, как это делает качественная книга: я не резко подобрела, но стала больше задумываться, соглашаться с чем-то, не соглашаться, дискутировать. Ведь сейчас я уже смотрю на это не с точки зрения ребенка, каким был главный герой, а с точки зрения родителя, наблюдающего за ребенком.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Свободу Саше Скочиленко
«Нас вроде и меньшинство, но адекватные мы». Курьер, психолог и бариста с антивоенной позицией — о своем будущем в России
Как помыться из бутылки за 6 минут и погулять в помещении 2х5 метров? Саша Скочиленко — о месяце в СИЗО
Адвокат: Саша Скочиленко испытывает сильные боли в сердце и животе. Она жалуется на условия для прогулок и несоблюдение безглютеновой диеты
Адвокат: Сашу Скочиленко запирали в камере-«стакане», у нее продолжают болеть живот и сердце
«Я очень обеспокоена ее самочувствием». Адвокат Саши Скочиленко — о состоянии подзащитной в СИЗО
Военные действия России в Украине
«Петербургский форум зла». Шесть протестных плакатов из поселкового сквера в Ленобласти
Организаторы выставки «Мариуполь — борьба за русский мир» заявили о ее срыве, обвинив в этом местную чиновницу. Теперь в районном паблике пишут, что она «предатель»
Роспотребнадзор: в Петербурге не выявлены случаи заражения холерой. Ранее власти говорили о риске завоза заболевания
«Звук от фейерверков многих напугал». Школьников из Мариуполя пригласили на «Алые паруса» — вот их реакция
Как получить украинскую визу в Петербурге? Подробности от МИД
Экономический кризис — 2022
В Петербурге проходит юридический форум — без мировых экспертов и вечеринки на Рубинштейна, но с Соловьевым и выставкой о Нюрнбергском трибунале
«Там была буквально битва». «Бумага» нашла петербуржца, который нанял сотрудника IKEA для покупки мебели на закрытой распродаже. Вот его рассказ
Что для России значит «символический» дефолт? Объясняет декан факультета экономики ЕУ СПб
Петербуржцы ищут в соцсетях сотрудников IKEA — чтобы купить мебель и другие товары на закрытой распродаже
Сравнивают себя с Рейхсбанком и спасают россиян. Что мы узнали из текста «Медузы» о работе Центробанка в военное время
Давление на свободу слова
«Нас вроде и меньшинство, но адекватные мы». Курьер, психолог и бариста с антивоенной позицией — о своем будущем в России
В Минюсте объяснили, кого признают «иноагентами». Тех, кто просит изменить законы и противоречит госполитике
💚 Мы запускаем мерч «Свобода мне к лицу». Встречайте: худи, футболки, косметика, свечи и торты
«Бумага» улучшила свой VPN: можно заходить на российские госсервисы из-за границы 💚
«Дочь сказала, что ей больше не нравятся полицейские». Директор «ПЕН-клуба» в Петербурге — о задержании за дискредитацию армии на выходе из поликлиники
Хорошие новости
«Скучно стало, и поехал спонтанно». Житель Мурина второй месяц едет на самокате из Петербурга во Владивосток
Памятник конке на Васильевском острове превратили в арт-кафе. Показываем фото
В Петербурге запустили портал с информацией обо всех водных маршрутах 🚢
На Васильевском острове откроется кафе «Добродомик». Там будет работать «кабинет решения проблем»
В DiDi Gallery откроют выставку Саши Браулова «Архитектура уходящего». Зрителям покажут его вышивки с авангардной архитектурой
Подкасты «Бумаги»
Откуда берутся страхи и как перестать бояться неопределенности? Психотерапевтический выпуск
Как работают дата-центры: придумываем надежный и экологичный механизм обработки данных
Идеальная система рекомендаций: придумываем алгоритмы, которые помогут нам жить без конфликтов и ненужной рекламы
Придумываем профессии будущего: от облачного блогера до экскурсовода по космосу
Цифровое равенство: придумываем международный язык, развиваем медиаграмотность и делаем интернет бесплатным
Деятели искусства рекомендуют
«В Петербурге нет ни одного спектакля, где столько крутых мальчиков-артистов». Актриса МДТ Анна Завтур — о «Бесах» в Городском театре
«Верните мне мой 2007-й». Актер театра Fulcro Никита Гольдман-Кох — о любимых спектаклях в БДТ
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.