«В неопределенном статусе»: зачем в СПбГУ создавать Институт истории и философии

В СПбГУ может появиться очередной институт: речь идет о слиянии исторического и философского факультетов, которые находятся в одном здании. Администрация считает, что это упростит работу и повысит эффективность учреждений, а студенты готовят петиции на имя ректора с требованием объяснить, почему столь важные вопросы решаются без их участия. «Бумага» поговорила с преподавателями, студентами и деканом истфака о цели слияния, возможных сокращениях и потере бренда.
Фото: Анна Рассадина / «Бумага»
В университете обсуждается новая инициатива — речь идет о создании Института истории и философии на базе исторического и философского факультета. Это будет уже третий институт в составе СПбГУ. Как объяснили в интервью «Коммерсанту» представители администрации вуза, создание институтов позволяет вернуть подразделениям университета статус юридических лиц (он дает право самостоятельно распоряжаться имуществом, бюджетом, размещать и получать госзаказ). По словам пресс-секретаря СПбГУ Алексея Заварзина, после вступления в силу федерального закона об особом статусе МГУ и СПбГУ была исключена возможность существования факультетов с «частичными правами» юридического лица — материально-техническими вопросами стали заведовать проректоры. Однако разрешалось наделять таким статусом «институты в составе СПБГУ и МГУ». Ученые советы факультетов могут самостоятельно принять решение о создании института, которое будет рассмотрено ректором вуза Николаем Кропачевым. По этой схеме действовали исторический и философский факультеты: решение об объединении и создании Института истории и философии было принято на ученых советах, но, не успев дойти до ректора, уже вызвало бурю возмущения. Новость о слиянии впервые появилась не на официальном сайте СПбГУ, а на странице соцсети одного из сотрудников вуза: доцент кафедры истории философии Тимофей Антонов написал, что члены ученого совета единогласно поддержали решение о создании новой структуры. Позже вопрос о создании института был поставлен на заседании исторического факультета. Возмущенные студенты подготовили петицию на имя ректора университета Николая Кропачева с просьбой остановить процесс и объяснить, к чему должно привести слияние факультетов. За двое суток обращение собрало более двух тысяч подписей. В ответ на поднявшийся шум декан исторического факультета Абдулла Даудов выступил в лекториуме исторического факультета перед студентами и преподавателями, обеспокоенными созданием новой структуры. Даудов пообещал, что, пока положение не принято, студенты и преподаватели могут вносить предложения и обсуждать условия объединения в институт.  

Абдулла Даудов, декан исторического факультета

«Они говорят о бренде, но на самом деле бренд не факультетский, а университетский»
— Процесс совершенствования вузовской системы длится уже не первый год в стране, вот он дошел и до нас. Возникло предложение: чтобы эффективно использовать наши ресурсы, удешевить аппарат управления, можно создать Институт истории и философии. Речь идет о том, чтобы максимально использовать дополнительные финансовые ресурсы. Ученые советы прошли на обоих факультетах: у философов это решение принято единогласно, у нас 16 проголосовало «за», двое воздержалось и четверо — «против». Если эта идея будет поддержана в конечном счете, то потребуется переходный период. Решение будет приниматься исключительно на основе гласности, при участии обоих факультетов. Я знаком с жалобами студентов, но, я думаю, их опасения — это следствие того, что они не обладают полной информацией. Они говорят о бренде, но на самом деле бренд не факультетский, а университетский. В 90-е годы, например, ходили слухи об отделении юридического факультета. Вербицкая сказала: мол, хорошо, давайте, но тогда мы создадим новый юрфак. И как думаете, куда бы люди поступали? В университет, конечно. Никаких отчислений и сокращений, в принципе, не предвидится. Есть трудовое законодательство: только попробуйте кого-нибудь уволить вопреки закону — завтра же получите судебный иск. Мы оставляем все кафедры, образовательные программы, так что никто не пострадает. Директор института, я уверен, будет выбран из достойных людей: может, это будет выборная должность, а может, он будет назначаться ректором — это также предмет для серьезного обсуждения. Наше преимущество в том, что еще нет положения, то есть мы все можем обсуждать и предлагать.  

Тимофей Антонов, доцент кафедры истории философии

«Нужно сражаться и противостоять этой пагубной инициативе. Я не хочу быть могильщиком факультета»
— Не секрет, что ученый совет СПбГУ проголосует за создание института. Нам предлагается из двух зол выбирать меньшее, а я не хочу быть злым, хочу быть добрым. Нам говорят, что не будет сокращения преподавательских составов. А будет просто: сейчас во всем университете с каждым преподавателем заключается контракт на год, а потом его могут продлить или не продлить. Это ведь не сокращение. Я хочу, чтобы активисты исторического и философского факультетов держали руку на пульсе. Мне интересно, как будет проходить обсуждение, в каком формате. Пока я никакого обсуждения не видел. Нужно сражаться и противостоять этой пагубной инициативе. Я не хочу быть могильщиком факультета.  

Татьяна Жуковская, доцент кафедры истории России с древнейших времен до XX века

«Мы, люди живущие в России, должны быть готовы ко всему»
— Для меня было удивительно увидеть открытое письмо, под которым можно поставить подпись тем, кто не согласен не то что с сутью предложения, а с форматом кулуарных обсуждений. Людей смутила не та структура, рамки которой еще не оговорены, а то, что решение принимается в такой форме, которая меня как члена университета лично оскорбляет. Университет так видоизменился за последние несколько лет, что форма обсуждения, которая могла бы привести нас к консенсусу или дать быть услышанными, уже не существует. Студенты сделали огромное дело, показав, что есть люди, которым небезразлична судьба университета. Я уверена, что сокращения последуют, поскольку даже Абдулла Хамидович не знает наверняка, что будет через год или два с нами. Мы, в общем-то, готовы ко всему — потому что мы, люди живущие в России, должны быть готовы ко всему. Все присутствующие в лектории, даже аспиранты, теряют меньше, чем преподаватели, которые здесь работают. Мы остаемся на неопределенный срок в неопределенном статусе, а хотелось бы ясности. Эта инициатива вышла за границы университета, за границы города, и это значит, что к ней нельзя не прислушаться. К сожалению, большая часть преподавательского состава не присутствует в этом лектории, потому что, как сказал один из моих коллег, «не надо давать повода к увольнению».  

Виталий Боварь, студент пятого курса исторического факультета

«Если эффективней функционировать в рамках института, то пусть будет так, но только в том случае, если студенты участвуют в обсуждении реформы»
— Мы были у проректора Ильи Александровича Дементьева. Он упирает на ФЗ 2009 года, который дает СПбГУ и МГУ статус федеральных университетов, и устав. Но у меня по-прежнему остается вопрос: сумеет ли декан или, в случае института, директор, отстоять право быть выбранным на ученом совете? Дементьев так и не дал однозначного ответа. Он только сказал, что назначаться будут наиболее эффективные историки. У меня нет никаких сентиментальных чувств по поводу факультетского бренда: если эффективней функционировать в рамках института, то пусть будет так, но только в том случае, если студенты участвуют в обсуждении реформы. Мы будем смотреть на действия администрации — сейчас они идут нам навстречу и отвечают на все вопросы. Но если мы увидим массовые сокращения, глупые слияния кафедр — например, создание кафедры истории средневековой эстетики на базе кафедры истории средних веков истфака и кафедры эстетики философского — мы продолжим выступать. Самое главное, чего мы не хотим, — это продолжения практики проведения решений за спиной у всех кого только можно. В конце октября ученый совет университета подписал документ о создании Института наук о Земле на базе геологического факультета и факультета географии и геоэкологии, а также Института химии на базе химического факультета. По некоторой информации, также планируется создать Институт человека, в который, возможно, войдут факультет психологии, биолого-почвенный и медицинский факультеты.  

Юрий Клоков, председатель студсовета географического факультета

«Мы и сами понимали, что нужен толчок, потому что географический факультет находится не в лучшем состоянии»
— У студентов были страхи по поводу объединения географического и геологического факультетов в Институт наук о Земле, задавались те же вопросы, что и сейчас: не будет ли сокращения педагогического состава, не будет ли «геологизации географии», какой будет диплом? Поскольку информацию быстро до нас донесли, ситуация не получила большой огласки — в отличие от исторического и философского факультетов, где, особенно на истфаке, всегда были сильны традиции самоуправления. У нас все было тихо и мирно. Мы и сами понимали, что нужен толчок, потому что географический факультет находится не в лучшем состоянии. С первого курса я помню, как студенты-географы и студенты-геологи приезжали на практику в Саблино. Мы везли с собой абсолютно все — геологи же, дай бог, только ручку. По материально-техническому обеспечению они стояли выше нас. После объединения у нас будет создан объединенный кластер, мы получим финансирование для ремонта аудиторий и библиотеки.
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Новости

все новости

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.