26 ноября 2013
Директор фаблаба Игорь Асонов — об индивидуальном производстве и создании нейробармена
8 декабря «Бумага» и JetBrains проводят четвертый Science Slam, на котором молодые ученые представят собственные исследования в наиболее доходчивой и в то же время нестандартной для конференций и круглых столов форме. Участник слэма Игорь Асонов рассказывает о том, что можно делать в цифровой лаборатории за десять миллионов, почему 3D-принтеры не так круты, как кажется, и можно ли заставить людей почувствовать себя творцами.
 

Игорь Асонов

директор «Фаблаба Политех»

Сфера исследования: цифровое производство.
Тема: «Как сделан стул, на котором вы сидите?».
Фото: Анна Рассадина / “Бумага”
 

Что такое фаблаб?

Фаблабы — это открытые высокотехнологичные производственные лаборатории. Концепция появилась в MIT, а сейчас по всему миру их более двухсот. До недавнего времени в России было два фаблаба — и оба в Москве. Теперь фаблабы и Центры молодежного инновационного творчества появляются по всей России: в Санкт-Петербурге («Фаблаб Политех»), Красноярске, Томске, Казани, Пензе и других городах. В этом году конференция FAB9 проходила в Йокогаме (Япония) и мы в ней принимали участие делегацией из двух человек. Идея заключается в том, чтобы вернуть производство в массы: дать людям возможность реализовать их технические идеи, а после — посмотреть, что из этого получится. Если в MIT фаблаб служит, к примеру, для помощи исследователям в разработке их дипломных работ, то в Политехе это пока работает только на привлечение абитуриентов, повышение качества образования студентов-инженеров, которые смогут понять, будут ли в действительности существовать те вещи, которые они спроектировали.
Сейчас я профессионально деформируюсь из технаря в менеджеры: не просто понимаю, как работают станки, а думаю, как нужно поощрять и мотивировать людей
 

Какова цель фаблаба?

В будущем нас ждет эпоха персонального цифрового производства, по аналогии с уже прошедшими революциями телекоммуникаций и персональных компьютеров. Новый тренд — это 3D-принтеры, благодаря которым в будущем каждый сможет окружить себя предметами преимущественно индивидуального изготовления. Люди смогут создавать международные проекты с p2p-взаимодействием, настанет бум международных open-hardware-проектов по аналогии с существующими open-software-проектами (GNU/Linux, Firefox, Chromium).  

Как создавалась лаборатория в Петербурге?

Первым этапом на пути к созданию фаблаба стало открытие клуба для школьников YES^TM — Young engineers and scientists, который я запустил в качестве выпускного проекта вики-курса (вневузовская программа, посвященная IT-индустрии, которую организовали в 2011 году Сергей Дмитриев и Николай Вяххи). Первый набор осуществил по образу и подобию пройденного курса: приглашал сторонних экспертов и организовывал вместе с ребятами работу над проектами. Самым ярким событием в истории клуба был запуск шар-зонда в стратосферу. При поддержке ФМЛ №239 мы закупили необходимое оборудование — GPS-трекер, способный отправлять свои координаты, и фотоаппарат, который школьники запрограммировали так, чтобы он делал регулярные снимки на заданном фокусном расстоянии без вспышки. Один из участников проекта сделал парашют и коробку под оборудование, которую затем мы прикрепили к шару. Собрали это все воедино, протестировали и в мае 2011 года запустили. Как мы потом смотрели по снимкам, шар лопнул на высоте 30 километров, а затем оборудование на парашюте стало спускаться вниз. Погода была довольно ветреная, мы постарались подобрать такие условия, чтобы оно не улетело ни в какие заливы и озера. Шар приземлился под Тихвином, и я со своим другом, топором и двумя смартфонами собрался в экспедицию. Мы нашли его висящим на дереве и сняли, после чего вскрыли загерметизированный корпус: оказалось, что фотоаппарат выдержал испытание стратосферой (а ведь там температура опускается ниже -50 градусов Цельсия) и даже сохранил работоспособность! Это был успех. На следующий день мы презентовали проект на международной конференции школьников «Сахаровские чтения», ребята получили за него специальный диплом.
Идея заключается в том, чтобы вернуть производство в массы: дать людям возможность реализовать их технические идеи, а после — посмотреть, что из этого получится
Я показал все это своему научному руководителю, он — ректору, и в итоге было решено создать общеуниверситетский проект. В 2012 году Политех основал Центр технического творчества молодежи, в котором я был назначен директором. В это же время при участии Минэкономразвития проходил конкурс на создание центров молодежного инновационного творчества: нам и нашим партнерам, компании «Фотомеханика», выделили пять миллионов рублей, на которые мы закупили необходимое оборудование. 21 мая 2013 года фаблаб официально открылся, но тогда возникла другая проблема: материалы, оборудование есть, а людей нет. Чтобы привлечь студентов, мы провели летнюю школу и предложили зарегистрироваться тем, кто хотел бы реализовать свою идею, либо просто научиться работать на оборудовании. Мы собрали более 50 студентов из восьми вузов России и к концу смены реализовали десять проектов: одна девушка создала каблук в виде перевернутой Эйфелевой башни — это была ее дипломная работа, которая существовала до этого времени только на бумаге. Ребята из Казани сделали дизайнерский журнальный столик, который можно собрать и разобрать за пару минут. Были проекты, связанные с энергетикой и робототехникой.
Я хочу зародить в людях предпринимательское мышление и желание заниматься техническим творчеством
Летняя школа помогла нам создать сообщество ребят, которые до сих пор работают в фаблабе. Одна группа занимается сборкой 3D-принтеров, другие ребята организовали клуб Neurolab: наиболее популярное их изобретение — нейробармен, который может варьировать объем напитка в зависимости от того, насколько человек сконцентрирован.
 

Какова глобальная цель проекта?

Я хочу зародить в людях предпринимательское мышление и желание заниматься техническим творчеством, потому что у молодежи пока несколько безразличное либо отрицательное отношение к понятию «предприниматель», а с этим надо бороться. Сейчас можно прийти в фаблаб и что-то сделать, но всегда возникают материальные вопросы: нужен материал, оборудование. Если предоставить оборудование бесплатно, оно долго не проживет. Люди должны понять, что за предоставленную услугу нужно платить. С другой стороны, если они делают что-то полезное, нужно понять, кому это может пригодится, и продать. У нас действует платно-бесплатная модель работы: есть обязательные абонементы, которые позволяют приходить к нам со вторника по пятницу, при этом цена абонемента определяется самим человеком — хочет рубль платит, хочет тысячу. Есть платные инструктажи, после прохождения которых люди самостоятельно могут работать на оборудовании, предварительно его забронировав. Существует и другой формат: не самостоятельная работа, а работа по заказам. В этом случае стоимость работ определяется количеством людей, задействованных в проекте, и часов, а затем умножается на 500 рублей. Сторонние посетители, которые хотят попробовать работать в фаблабе, платят по тарифу 500 рублей в час. Есть отдельные платные инструктажи, чтобы научиться работать на оборудовании в дальнейшем самостоятельно. Люди приходят либо со своими материалами, либо покупают у нас. Но это лишь половина дела. Мы разрабатываем сайт fabmarket.ru, на котором люди смогут продавать изделия. Когда начнутся первые продажи, это раскрутит финансовый маховик и поможет стать проекту самоподдерживающейся системой,  людям — зарабатывать на своих изобретениях  

Какой отпечаток оставила работа в фаблабе?

Сейчас я профессионально деформируюсь из технаря в менеджеры: не просто понимаю, как работают станки, а думаю, как нужно поощрять и мотивировать людей. Происходит переоценка приоритетов, приходят навыки руководителя. Конечно, мне и раньше приходилось заниматься менеджментом, но когда ты управляешь лабораторией почти за десять миллионов рублей, это совершенно иной качественный уровень.
Некоторые считают, что фаблаб — это пропаганда из Америки: мол, надо развивать свое — ведь у нас есть Центр молодежного инновационного творчества
 

С какими стереотипами вы сталкиваетесь, когда речь заходит о фаблабе и 3D-принтерах?

Люди считают, что мы занимаемся баловством. Да, в определенной степени это так, потому что, если к этому относится очень серьезно, никто никогда о нас не узнает. Еще одно заблуждение связано с тем, что 3D-принтер — самое крутое, что есть в фаблабе, на самом деле, это один из станков, который находится еще в зачаточном состоянии и умеет печатать только пластиком. Лично мне больше нравится лазерный станок, поскольку он позволяет быстро делать красивые и функциональные вещи. Некоторые считают, что фаблаб — это пропаганда из Америки: мол, надо развивать свое — ведь у нас есть центр Молодежного инновационного творчества. Такие разговоры я обычно оставляю без комментариев, ведь важно не название, а содержание. Скорее всего, люди не понимают идеологии, им нужно объяснять, что фаблаб — это, в первую очередь, социальный проект, демократизация доступа к оборудованию, которая позволяет людям реализовывать свои задумки и идеи.  

О чем бы вы еще рассказали на Science Slam?

Я бы использовал дополнительное время для рекламы и постарался привлечь всех приходить работать в фаблаб. У нас проводятся открытые дни по субботам с 12:00 до 19:00, на сайте fablab1.ru можно найти и форматы работы c людьми, и цены, и образовательные курсы, которые у нас проводятся, и примеры реализованных проектов. Хочется обратить внимание людей на то, что они хотели бы сделать. Мы живем на всем готовом и задуматься о том, что мы могли бы сделать самостоятельно, забываем, а зря.

Следующий Science Slam пройдет в Петербурге 13 апреля.

Первые 100 билетов — по 300 рублей, остальные — дороже. Оплата билетов производится онлайн через TimePad.
ТЕГИ: 
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

НОВОСТИ

все новости

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.