28 октября 2014
Регулярно «Бумага» публикует истории об иностранцах. Чем Петербург привлекает и отталкивает приезжих, чему учит Россия и зачем вообще приезжать в незнакомый город — бизнесмены, студенты, ученые и рестораторы из разных стран расскажут о своем опыте и взглядах на петербургскую жизнь.

Египтянин Ислам Нассер — о своей петербургской мечте, алкоголиках и бюрократии

Египтянин Ислам Нассер, работавший администратором в «Фалафель Кинге», а теперь открывающий танцевальную студию, рассказывает, почему Россия не пугала его, чем ему не угодила русская кухня и почему детей он все-таки хочет растить в Египте.
ВОЗРАСТ 24 года
РОД ЗАНЯТИЙ танцор, музыкант
В ПЕТЕРБУРГЕ 3 года

Чему вас научила Россия?

Россия научила никому особо не доверять.
Здесь на улицах много бедных пожилых людей, у которых, наверное, нет семей, нет никого, кто бы о них заботился. То же самое происходит в больницах: тебе помогут, конечно, но сначала надо долго ждать. В Египте тебе придут на помощь моментально, и старших у нас уважают безмерно. Рутина убивает в русских эмоциональность и отзывчивость.
То же самое с местными законами: они не похожи на законы ни одной страны мира. Если тебе нужно сделать одну справку, требуется подготовить еще сто документов, поставить миллион штампов. Египет, конечно, не Россия. Россия — это Европа, Египет — Африка, но, извините, там все можно сделать через интернет, а тут все равно нужно ходить по кабинетам и ставить печати.
Перед приездом в Россию мне не было ни странно, ни страшно, я уже знал русских — долго с ними работал
В Египте я учился на инженера и режиссера звукозаписи, тут изучал русский. Я много чего перепробовал в Петербурге: был и кальянщиком, и официантом, и администратором в «Фалафель Кинге», теперь открываю танцевальную студию. В Египте я заведовал аниматорами в отелях Хургады. Перед приездом в Россию мне не было ни странно, ни страшно, я уже знал русских — долго с ними работал. Люди и там, и тут одинаковые — только погода разная. Русские и египтяне похожи в том, что по большей части мы все добрые, неагрессивные и легко заводим дружбу. Тут я стал спокойнее, перестал быть таким ревнивым.
Я не буду говорить про национализм и расизм. У меня была только одна неприятная ситуация в Петербурге, когда ко мне и моей девушке пристали четверо пьяных парней, говорили что-то про цвет кожи, предлагали уехать домой. Они просто слишком молодые, когда повзрослеют, поймут, что вели себя неправильно.
Фото: Анна Рассадина

Кто сыграл для вас важную роль?

В танцах меня очень многому научила украинская девушка Сима — она была моим преподавателем хореографии в Египте. Этот человек сильно изменил мои взгляды на работу и жизнь. Она всегда была очень добра и расположена ко мне, поэтому я с радостью помогал ей, о чем бы она ни просила. Здесь, в России, для меня таким человеком стала моя девушка.

Что бы вы хотели перенести из своей страны в Санкт-Петербург?

В Петербурге мне очень не хватает свежей еды: фруктов, овощей, мяса и рыбы. В отличие от Египта, тут все привозное. Вообще, русская кухня ужасна, на мой взгляд. Я не могу все это есть — сплошная вода. Кроме того, мне не хватает моих друзей. Я много общаюсь с русскими, но так и не научился понимать русские шутки. Мои русские друзья, естественно, не понимают египетские шутки.

Пять находок в Санкт-Петербурге

  1. Центральные улицы
    Самое важное для меня в городе — улица. В центре мне нравится все. Я люблю гулять, рассматривать, как люди одеты.
  2. Клуб «Метро»
    Меня там все знают: люблю там бывать — там регулярно проходят танцевальные батлы, которые я постоянно выигрываю.
  3. Свобода выбора
    Я был в Москве, это очень агрессивный город, в Петербурге все не так. Тут можно носить одежду любого стиля, быть музыкантом, спортсменом, скинхедом. Люди как свет — и везде он разный: красный, синий, зеленый. Москва — негативный город, у них нет ничего, кроме работы.
  4. Нищие на улицах
    Мне не нравятся алкаши на улице. Таких в Египте нет, они просто отправляются в тюрьму или какие-то специальные учреждения. А в Петербурге они везде, даже в центре, это не подходит культурному городу. Для меня люди здесь употребляют слишком много алкоголя. Выпить по праздникам — это нормально, даже в пятницу и субботу — это нормально, но каждый день — это слишком. Я не люблю алкоголь, плохо его переношу.
  5. Возможности
    Я могу заниматься тем, что мне по душе, развиваться. В Петербурге чувствую себя очень спокойно, чувствую себя своим. Здесь никто никому не мешает, есть место каждому. Тут есть мечети, я могу сесть в такси и поздороваться по-арабски, и меня поймут.

Зачем вы здесь?

Когда я уезжал, в Египте как раз начались волнения, которые жестко разгоняла полиция. В моем родном городе была практически война. Хотя я здесь не из-за волнений, которые там были. Я здесь, потому что люблю Петербург.
Петербург не совсем Россия, мне казалось, что моя мечта стать хореографом здесь может исполниться, потому что тут много художников, много танцевальных студий, много театров.
В Египте я даже не могу одеться как сейчас — люди на улице будут смеяться
Я скучаю по дому, бываю там каждые шесть-восемь месяцев, там моя мама, моя маленькая сестра. Мама не осудила мой отъезд, она понимает меня на 100 % и знает, что жить в другой стране — это моя мечта. Я египтянин, но стиль жизни в Египте мне не подходит: я не готов потратить всю свою жизнь только ради женитьбы, например. Я не хочу проводить время там, где нет шансов на развитие. В Египте я даже не могу одеться как сейчас — люди на улице будут смеяться. Египет все-таки очень консервативная страна, например, рэп или джаз там до сих пор воспринимаются как новая, чужая, западная музыка. Но навсегда я здесь не останусь, все-таки должен быть со своей семьей. Мои дети должны расти в Египте, мне не хочется, чтобы в 14 лет они тут пили алкоголь и курили. У нас гораздо более строгие порядки. Дети уважают старших, старшие заботятся о младших.
ТЕГИ: 
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Новости

все новости

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.