Совместно с Deutsche Welle
Что это значит?
Всё о Германии в Петербурге: наша общая культура, история и развлечения. Это тематический спецпроект «Бумаги», созданный в партнерстве с Deutsche Welle: все материалы придуманы и подготовлены нашими журналистами.

«Я ищу людей с ощущением перемен». Зачем немка ведет блог о жизни русских в Берлине и за что любит жителей Москвы и Петербурга

Беатрис Грундхебер живет в Берлине и уже четыре года ведет блог о русских Berlinograd. Она рассказывает истории городских музыкантов, художников, фотографов или владельцев баров. Это могут быть как недавние эмигранты, так и русские, выросшие в Германии.

Впервые немка приехала в Россию больше десяти лет назад и с тех пор возвращалась сюда не один раз — например, на практику или языковые курсы. Даже живя в Германии, Беатрис старалась познакомиться с такими же молодыми людьми, каких встречала в Москве и Петербурге.

Беатрис рассказала «Бумаге», почему в нулевые в Москве и Петербурге чувствовалось стремление к переменам, отчего иностранцы редко интересуются Россией и как инстаграм помогает менять представление о русских.

Фото: Ира Тиссен

— Ты уже четыре года ведешь блог «Берлиноград» о русских в Берлине. Откуда у тебя возник интерес к России?

— Я выросла в небольшом городе — Трире, который находится на границе с Люксембургом и неподалеку от Бельгии и Меца. Довольно рано я обратила внимание, что многие немцы — включая меня — не очень гибкие и, как мне кажется, немного скучные. Меня всегда привлекали люди с миграционным бэкграундом. После школы, когда мне было 18, я поехала в Нью-Йорк на год, где мне очень понравилась культура, язык. Потом я вернулась домой и стала готовиться к экзаменам. К тому моменту многие мои старые друзья уехали куда-то учиться, и я заметила, что всё чаще общаюсь с русскими, которых знала, например, по школе. Это было очень интересно.

Я задумалась о том, чтобы начать учить один из двух языков — арабский или русский. В то время у меня был замечательный преподаватель биологии, который сам жил в Саудовской Аравии, и он посоветовал мне всё же заняться русским. Забавно, но мои родители не хотели, чтобы я учила этот язык: от своих друзей они много слышали о безумном времени перестройки. Но тем не менее они подарили мне поездку в Россию: три дня в Москве и три — в Петербурге. Я поехала, а когда вернулась, была влюблена как никогда прежде.

В университете я также изучала историю Восточной Европы, но русистика была моим главным предметом. Во время обучения я тоже ездила в Россию и полюбила там людей — за то, что они честные, душевные, страстные. Я была в России наездами: например, пару месяцев училась на языковых курсах, потом еще два месяца проходила практику в немецком посольстве в Москве. В Петербург я приезжала в основном летом.

— Каким было твое первое впечатление от России тогда?

— Вначале я была в Москве — там меня удивило, насколько всё было другим [по сравнению с Германией]. Всё казалось таким большим. Это был 2005 год, и тогда среди людей еще чувствовалось ожидание перемен. Тогда у молодых людей было сильное стремление к Западу — к западной моде, музыке. При этом они хотели создать что-то совершенно новое и свое. И мне, безусловно, тоже хотелось почувствовать это настроение, быть к этому причастной, потому что в Германии всё это уже произошло. Мне казалось это таким захватывающим. Но больше всего меня привлекали сами люди: скажем, мне были интереснее художники, чем само искусство.

— Что именно тебе понравилось в людях?

— То, что они по-настоящему гостеприимны. Русские очень серьезные и не пытаются показаться кем-то, кем не являются на самом деле. И там обо мне никто не думал: «О, она немка, как интересно!» Нет, просто: «А, это Беа». То есть, на мой взгляд, в России человека принимают таким, какой он есть, и не считают более интересным, потому что он приехал из другой страны или у него классная работа. Я жила в Париже и Нью-Йорке — и там было совсем не так.

Люди могут показаться прохладными, но всё равно если ты сближаешься с ними, то они очень радушны. Думаю, [люди могут казаться недружелюбными], если ты общаешься только людьми из своей страны и к тому же не говоришь по-русски, хотя поначалу мой русский тоже был не очень хорошим. Но я всегда пыталась найти контакты с русскими. Когда была в университете, то общалась с разными людьми, в том числе, например, из Норвегии, но все мои друзья всегда имели безумно тесную связь с Россией.

— Что тебя больше всего удивило в плане культуры? Местные традиции, например.

— Все-таки я уже изучала Россию и ее историю. Но, пожалуй, мое первое положительное удивление было связано с щедростью: люди всё выставляли на стол. Это было очень мило, и я к этому отношению привыкла.

Петербург, конечно, замечательный город. Белые ночи — просто гулять по Петербургу было невообразимо. Я была здесь летом 2008 года и было очень жарко: почти 30 градусов каждый день. Но это было незабываемо. Зато когда приехала на следующий год, погода была плохая и мне сказали: «Ты что, не в курсе? Это же северный Лондон». Я сказала: «Что? В прошлый раз мне говорили, что это Северная Венеция. Про Лондон речи не шло!»

— А ты сама никогда не думала переехать в Россию?

— Я думала переехать в Петербург, но потом приехала в Берлин и влюбилась в него. Я бы не смогла жить в другом немецком городе.

— Как ты решила запустить блог о русских?

— Живя в Майнце, а потом во Франкфурте, я всегда искала русских с этим настроением грядущих перемен. Но не находила. Помню, когда жила в Петербурге, там был крутой клуб, где постоянно ставили трэп (музыкальный жанр на стыке хип-хопа и электронной музыки — прим. «Бумаги»). Я жила на этих вечеринках, знакомилась с людьми. Пять лет назад я переехала в Берлин и подумала: здорово, здесь-то познакомлюсь с такими русскими, каких встречала в Москве или Петербурге. Стала искать, но нигде их не нашла. И тогда я подумала, что должна быть какая-то платформа, где люди могут найти такие контакты. Ее не было — и я решила сделать сама.

Я ищу этих русских — с ощущением перемен — и пишу о них в своем блоге. Его можно использовать как путеводитель для людей, которые находятся в таком же поиске, как я. Они могут смотреть [героев] по рубриками: бары, рестораны, художники (в блоге собраны небольшие интервью с русскоговорящими жителями Берлина, работающими в креативных сферах — музыка, фотография, театр, кино; также на сайте есть отдельная секция с заведениями и мероприятиями — прим. «Бумаги»).

Это русские, которые делают Берлин чуточку симпатичнее. Благодаря которым город такой, какой он есть. И это те, кто делает здесь то, чем занимался бы и в России. Поэтому я пишу, например, о русских художниках и музыкантах, которые приезжают в Берлин и продолжают работать художниками или музыкантами.

— Почему блог называется «Берлиноград»? Расскажи про это понятие подробнее.

— Это историческое понятие из 1920-х, когда большевики выслали петербургскую интеллигенцию из России. Часть из них оказалась в Берлине. Они старались поддерживать российскую культуру, здесь открывали книжные издательства. Многие жили вблизи Виттенбергплац в Шарлоттенбурге (район в западной части Берлина — прим. «Бумаги»). Поэтому, например, говорили «Шарлоттенград». Тогда же выходила газета на русском языке, где была интересная афиша: в ней писали о разных мероприятиях для русских.

В 1930-е годы многие перебрались в Нью-Йорк, Париж, потому что многие были еврейского происхождения. Но именно в 1920-е здесь была бурная творческая жизнь среди русских. Под словом «Берлиноград» имеется в виду не место, а эта креативность, творчество в то время: то, что люди публиковали, рисовали, их произведения. Поэтому я назвала так блог. Я хотела показать культурный слой русских, которые здесь живут, и то, что это творчество здесь по-прежнему есть, оно никуда не делось.

— Что представляет из себя русское сообщество в Берлине, про которое ты пишешь?

— В Берлине достаточно много разных групп — здесь живут сотни тысяч русских. Эта среда есть, и многие в ней друг друга знают. Но я не могу точно сказать, как выглядит сообщество, потому что оно слишком разнообразное и многостороннее.

Конечно, Берлин — особенный случай. Например, там, где я выросла, русские другие. В Трире в этом сообществе наверняка все друг друга знают — они остались более «русскими», потому что постоянно держатся вместе. Но в Берлине ты не всегда поймешь, кто русский, потому что люди настолько интегрированы [в общество] — они берлинцы. С помощью своего блога я делаю русских заметными, хотя на самом деле они совсем не на виду.

Например, я хотела взять интервью у одной героини, которая занимается музыкой. Но она сказала, что не хочет, чтобы ее интервьюировали только потому, что она русская. Она бы более охотно согласилась поговорить потому, что она музыкант.

Сейчас в нашей команде [блога Berlinograd] десять человек — я теперь не одна. Все работают на добровольной основе, но в то же время это доставляет удовольствие. Все люди тоже как-то связаны с Россией или даже сами говорят по-русски.

Это нишевый проект: не то чтобы у нас было 100 тысяч подписчиков (на страницу Berlinograd в фэйсбуке подписано около 5 тысяч человек — прим. «Бумаги»), но тем не менее есть люди, которые этим интересуются и приходят на сайт. Поэтому я пишу на английском — чтобы блог был доступен большему количеству людей. Ведь не так много людей интересуются Россией — обычно большое внимание есть к странам вроде США, Франции или странам Южной Америки. А интерес к России всё равно остается немного нишевым.

— Но в Германии, как мне кажется, довольно много людей знает русский или знакомы с российской культурой.

— Да, такие есть, но я бы не сказала, что их очень много. Когда я учила русский, большинство этого не понимали и говорили: «Ты сошла с ума? Почему русский?» Проблема еще в том, что когда дело касается России, у человека обязательно есть свое мнение.

Тема России всегда сильно политизирована. В сообщениях об Испании, Франции или Италии такого не бывает. С помощью «Берлинограда» я хочу побороть стереотипы и показать что-то помимо критического взгляда, который всегда можно встретить в медиа.

Каждая страна — многосторонняя. И мой портал один из немногих, которые показывают людей такими, какие они есть. Сексуальная ориентация, политические взгляды или религия меня не интересуют. Меня волнует вопрос: кто этот человек и что он создает?

Но кстати — это мое личное мнение — представление о России меняется, например, благодаря инстаграму: люди видят, какое количество безумно интересных русских и что происходит среди российской молодежи. И у того, у кого раньше было довольно одностороннее представление, картина меняется.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.
Вакцинация от коронавируса
В Петербурге цикл вакцинации от коронавируса закончило 4,5 % реального населения
«ЭпиВакКорона» доступна в 41 пункте вакцинации в Петербурге. Смольный опубликовал список
В Петербург поступила вторая российская вакцина от COVID-19. Где можно будет привиться «ЭпиВакКороной», в чем ее отличие от «Спутника V» и почему эффективность препарата вызывает вопросы
В Петербург пришла первая партия вакцины от коронавируса «ЭпиВакКорона». До этого в городе прививали только «Спутником V»
Портал госуслуг привяжет к сертификатам о вакцинации от коронавируса данные загранпаспорта. Так с ними можно будет уехать за рубеж
Коллеги «Бумаги»
В Петербурге начинается посмертный суд над погибшим в СИЗО бизнесменом Валерием Пшеничным
Как «Спутник V» помогает российской власти выигрывать у Запада мировоззренческий спор
Чьи агенты? Документальный фильм «7х7»
Протесты в Петербурге 2021
Глава СК Бастрыкин потребовал пересмотреть приговор петербургскому протестующему, который получил условный срок за стычку с силовиками
В Петербурге трем участникам январских протестов дали условные сроки, один получил год колонии. Что известно об этих делах и сколько человек остаются в СИЗО
В Петербурге вынесли приговор еще одному участнику январских протестов. Мужчина получил 18 месяцев условно
В Петербурге участнику январских протестов впервые дали реальный срок. Он ударил силовика. Обновлено
С бывшего главы штаба Навального в Петербурге взыскали 500 тысяч — за неуплату штрафа в 7 млн рублей, назначенного после митинга
Подкасты «Бумаги»
«Я не просто хочу жить в стране, уважающей права человека. Я могу что-то для этого сделать». Молодые политики — о выборах, карьере и давлении властей
«Люди важны сами по себе, а красота — по ситуации». Бодипозитивные активистки, модель с ожогами и художник — о внешности и принятии своего тела
«Партнерство — это свобода выбора». Чайлдфри, синглы и многодетные родители рассуждают о семье, отношениях и стереотипах о браке
«Разучиться летать в космос — это реально». Говорим про будущее лунных миссий, ракеты и космический мусор
«Моя семья пережила одну из самых страшных катастроф XX века». Сотрудники «Бумаги» рассказывают истории родственников, прошедших блокаду
Утрата памятников архитектуры
Заброшенную усадьбу Елисеевых под Гатчиной выставили на продажу. Ранее здание хотели изъять у собственника из-за ненадлежащего содержания
Житель дома на Петроградской — о том, как изменить проект капремонта фасада и отговорить чиновников заменять исторические окна с витражами
В доме-памятнике на канале Грибоедова поменяли деревянные окна на пластиковые. Активисты обратились в КГИОП
В Токсове прошла акция в защиту местного вокзала. Жители опасаются, что уникальный объект снесут
Фонд «Внимание» провел первую волонтерскую акцию в Петербурге. Добровольцы начали очищать печь в доходном доме Шведерского

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.

К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.