«Образование и наука выдавят раба из любого общества»: Дик Свааб о геях и молитвах

В конце прошлого года в России вышла книга-бестселлер «Мы — это наш мозг» нидерландского исследователя Дика Свааба, в которой он описывает, как развивается мозг до рождения, что такое состояние влюбленности и какие открытия были сделаны в изучении болезни Альцгеймера.
О том, как запретительные законы могут провоцировать рождение гомосексуалов, почему в выборе ориентации у нас нет права голоса и каким образом церковь влияет на современное общество, Дик Свааб рассказал в интервью «Бумаге».
— Вас часто спрашивают о главе книги, касающейся гомосексуальности, в которой вы утверждаете, что принадлежность к той или иной ориентации формируется еще в утробе матери. Как вы считаете, почему именно это утверждение вызвало больше всего вопросов и критики? Возможно, современных людей возмущает их неспособность решать абсолютно все относительно своей жизни?
— Да, то, что наше поведение в большей степени запрограммировано, действительно очень сложно принять, по крайней мере, некоторым людям. И, конечно же, сложно в это поверить, когда речь касается столь сложного решения, как выбор партнера. Тем не менее люди знают, что никто не принимает решения о выборе спутника жизни, составляя список достоинств и недостатков кандидата. Мы делаем свой выбор, влюбляясь. Это значит, что предпочтение отдается на бессознательном уровне. И несмотря на то, что многим это трудно принять, все мы когда-либо переживали такой опыт.
Из главы «Сексуальная дифференциация мозга в матке»
Известны многие структурные и функциональные различия между мозгом гомосексуалов и гетеросексуалов, могущие возникнуть только на ранней стадии развития. Окружающая среда после рождения на это уже никак не влияет. Даже английские интернаты не приводят к большему проценту гомосексуальности среди взрослых. Я думал, что излечение гомосексуалов — не что иное, как типично американо-христианское заблуждение, но, к моему изумлению, оно, оказывается, имеет место и в Нидерландах. В общинах пятидесятников проводят собрания, дабы присутствующие излечились молитвой одновременно от гомосексуальности и от ВИЧ-инфекции и могли затем жениться на женщинах из этой общины. Это не только сбивает с толку, но и представляет большую опасность, ибо ВИЧ-инфицированные думают, что излечатся таким способом, и не принимают лекарств.

<…>

Существенным аргументом против представления о том, что гомосексуальность является избранным стилем жизни или же складывается под влиянием окружения, выступает очевидная невозможность избавить людей от их гомосексуальной ориентации. И какие только безумные методы не перепробовали: и гормональное лечение тестостероном и эстрогеном, и кастрацию, и лечение, которое успешно воздействовало на либидо, но не на сексуальную ориентацию. Применяли электрошок, провоцировали эпилептические припадки. Тюремное заключение помогало и того меньше; печальный пример — суд над Оскаром Уайльдом. Применяли даже трансплантацию яичек. Весьма успешно: рассказывали, что гомосексуальный пациент потом даже ущипнул медсестру за попку. Разумеется, прибегали и к психоанализу; кроме того, пациентам давали рвотное, апоморфин в комбинации с гомоэротическими картинками, чтобы отбить у них охоту к гомоэротическим ощущениям. Впрочем, говорят, что единственный эффект заключался в том, что, как только врач входил в комнату, пациентов начинало рвать, но их гомоэротические ощущения не уменьшались. Гомосексуальным заключенным делали операции на мозге. Если это вызывало должный эффект, срок заключения уменьшали. Ясно, что все прооперированные утверждали, что операция была успешной.
© 2010 by Dick Swaab Originally published Uitgeverij Contact, Amsterdam
© Д. В. Сильвестров, перевод, 2013 © Н. А. Теплов, дизайн обложки, 2013
© Издательство Ивана Лимбаха, 2013
— В Петербурге несколько лет действует закон, «запрещающий пропаганду гомосексуализма и педофилии среди несовершеннолетних», причем формулировка такова, что «гомосексуал» оказывается в одном ряду с «педофилом». Вы говорите, что данные понятия должны быть разграничены: второе, в отличие от первого, считается болезнью, потому что больной причиняет боль либо себе, сдерживая свою природу, либо другим. Почему выходит, что эти два понятия сливаются в одно?
— То, что в России педофилия и гомосексуализм поставлены в один ряд, кажется мне не столько поразительным, сколько абсолютно ненаучным и недопустимым явлением. Гомосексуальные отношения — это отношения между двумя взрослыми людьми одного пола. Они полностью схожи с гетероотношениями за исключением того, что в них вступают партнеры одного пола. Оба участника могут в равной степени наслаждаться, получать удовольствие от такого рода отношений.
Некоторые в России также полагают, что гомосексуальность, согласно закону «О пропаганде», — это вид болезни, которой общество может заразить ребенка, сделав из него гомосексуала. Это нонсенс
В случае с педофилией мы имеем дело с сексуальным интересом взрослого человека к детям, не достигшим полового созревания (находящихся в препубертатном периоде). Это могут быть мальчики, девочки или же и те, и другие. Это не те же отношения, что между гомосексуалами, поскольку они могут причинить вред ребенку, если говорить о сексе, то есть педосексуальных отношениях. Важно добавить, что большинство педофилов могут и вовсе подавить свои побуждения. Они никогда не притрагивались к ребенку — это педофилы, но их нельзя назвать педосексуалами. В российской практике нужно немедленно разграничить понятия «гомосексуальность» и «педофилия». Это вопрос о донесении достоверной информации и знаний.
Некоторые в России также полагают, что гомосексуальность, согласно закону «О пропаганде», — это вид болезни, которой общество может заразить ребенка, сделав из него гомосексуала. Это нонсенс. Сексуальная ориентация запрограммирована в нашем мозгу еще до рождения. Сейчас этому есть достаточно научных подтверждений, показывающих, что даже приемные дети, которые живут с двумя гомосексуальными отцами или двумя гомосексуальными матерями, находятся в нормальном психическом состоянии и имеют не больше шансов стать гомосексуалами, нежели остальная часть населения.
Из главы «Сексуальная дифференциация мозга в матке»
Канадская инициатива показала, что существующее положение можно значительно улучшить самыми простыми средствами. Педофилов, вышедших на волю после окончания срока, берет под присмотр группа добровольцев. Создающаяся таким образом социальная сеть обеспечивает резкое сокращение рецидивов. Это намного лучше, чем то, что происходит в Нидерландах, где бургомистр Эйндховена запретил педосексуалу жить в этом городе, а затем запрет распространился также и на утрехтскую коммуну Хевелрюг. Человек живет в автомобиле, постоянно меняя парковку. Что ж, каждый выбирает себе проблемы по вкусу. Но и в Нидерландах теперь тоже хотят проверить возможные преимущества канадской инициативы. Другой возможностью воспрепятствовать сексуальным злоупотреблениям в отношении детей было бы изготовление умно сделанной детской квазипорнографии, при производстве которой никаких злоупотреблений в отношении детей не происходит. Профессор Милтон Дайемонд, известный сексолог, работающий на Гавайях, получил убедительные данные о благоприятном воздействии подобного метода. Потребуется, однако, немало усилий, чтобы убедить власти в пользе этой инновационной идеи.
© 2010 by Dick Swaab Originally published Uitgeverij Contact, Amsterdam
© Д. В. Сильвестров, перевод, 2013 © Н. А. Теплов, дизайн обложки, 2013
© Издательство Ивана Лимбаха, 2013
— Большая глава книги посвящена теме религии, что сейчас особенно актуально для России: в нашей стране можно наблюдать небывалую поддержку церкви со стороны государства. Как можно объяснить тот факт, что в цивилизованной стране люди считают, что геев можно излечить?
— В Нидерландах также много небольших религиозных объединений, которые считают, что гомосексуальность — это неверный «выбор», который может и должен быть исправлен благодаря лечению. В США также существует много религиозных обществ. Я потрясен, однако, что такие отсталые идеи, которые продвигает церковь, до сих пор влияют на образованных политиков и могут привести к принятию невежественных законов. Очевидно, на российском обществе религия оставила тяжелый отпечаток.
— В книге вы говорите, что молитва — это нездоровое поведение. То есть религия — это болезнь?
— Я писал, что никто не может ожидать, что молитва поможет, за исключением эффекта плацебо. Религия закрепляется в детском мозгу постнатально (после рождения — прим. «Бумаги»), как и наш родной язык. Это может быть так сильно запрограммировано в нашем мозгу, что некоторые люди уже не способны дистанцироваться от этих отпечатанных идей, которые основываются на историях, произошедших две тысячи лет назад, и которые в XXI веке не должны восприниматься обществом буквально.
Я оптимист и думаю, что образование и международная наука помогут «выдавить раба» из любого общества. Теперь человеку не придется справляться с этим в одиночку, как это отважно делал Чехов
— В интервью изданию «Коммерсант» вы в шутку сказали, что российское государство вгоняет людей в стресс, принимая все новые законы. Это было год назад, за это время было принято много других запретительных мер и сейчас ожидаются новые. Действительно ли сознание людей может быть «сужено» запретительными законами?
— Да, я говорил в интервью «Коммерсанту» (очень серьезно), что российские политики вводят людей в стресс своими новыми запретами и законами и что стресс во время беременности может повысить шанс ребенка стать гомосексуалом. Большинство людей по первому требованию будут следовать закону, даже пусть он будет очень строг и даже если дело дойдет до репрессий. Но люди будут становиться все более образованными, более осведомленными о научных открытиях и в конечном счете они будут изживать подобные законы. Я оптимист и думаю, что образование и международная наука «выдавят раба» из любого общества. Теперь человеку не придется справляться с этим в одиночку, как это отважно делал Чехов.
 30 мая Дик Свааб встретится с читателями в Доме книги.
ТЕГИ: 
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Новости

все новости

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.