25 сентября 2020

Что о проекте «Тучкова буяна» думают горожане и эксперты? «Бумага» собрала мнения о парке с оранжереей и плавучей сценой

Парк «Тучков буян» построят по проекту петербургской «Студии 44», которая занималась реконструкцией Главного штаба. Бюро сделает акцент на «создании романтических пейзажных видов» и создаст набережную с амфитеатром и плавучей сценой, прогулочные зоны у искусственных холмов и детские площадки из натуральных материалов.

«Бумага» собрала мнения горожан, архитектурных критиков и членов жюри международного конкурса концепций о проекте.

Горожане

Светлана Тамбовцева

читательница «Бумаги»


— Название [«Тучков буян»] не нравится, но сама идея создания общественного пространства в этом месте просто замечательна! На показанных фотографиях идея воплощения тоже хороша! Мечтаю уже несколько лет посидеть на одной из этих скамеечек и полюбоваться нашим городом именно с этого места!

Георгий Тарханов

читатель «Бумаги»


— Всё те же деревья, всё тот же гранит, те же спуски к воде… Ничего нового!

Швейцарцы, занявшие второе место, показали более интересное видение данной территории.

Обыкновенные оранжереи поданы как что-то экзотичное, а тем временем оранжереи Таврического сада уже много лет пребывают в запустении.

В этом месте прекрасно бы смотрелся классический парк с видовыми точками на центр города. Но для этого не нужно устраивать международный конкурс и тратить огромные деньги. А если мы хотим что-то действительно новое, знаковое и уникальное — то это точно не про этот проект.

Екатерина

читательница «Бумаги»


— Сделайте спуски к воде, чтобы можно было помочить ноги! Вода должна быть доступной.

Федор

читатель «Бумаги»


— Скептическое у меня мнение, наверняка там будут толпы туристов. Скажем так, если это будет нашим «Зарядьем» — то это просто ужас. Лучший вариант парка там — это минимум понтов и максимум «дичи», то есть деревьев разных типов, тропинок, что-нибудь в духе парка Сосновка, где, по сути, кусок леса. Понимаю, такое, наверное, сложно сделать на данном участке, но всё же мечтать не вредно.

Елена

читательница «Бумаги»


—Проект никакущий, серый, неинтересный. Как обычно, посредственность, но своя, победила. Говорили что-то про парк «Зарядье» в Москве — рядом не стояло. Почему в нашем городе с такими архитектурными традициями не дают делать талантливым иностранным архитекторам современные проекты? И Петр, и Екатерина приглашали иностранцев, не стеснялись. А сейчас победил проект ни о чем, без своего лица, скучный. Обидно.

Наталья Танаева

читательница «Бумаги»


— Когда увидела проект-победитель — ужасно расстроилась и разочаровалась. Проекты, которые заняли 2–5 места, намного сильнее, интереснее, продуманнее и современнее победителя. Но, похоже, коррупция и связи, как обычно, решают всё.

Худшее в этом проекте — высокая гранитная набережная, неадекватно огромное количество плитки, гранитные скамейки. Как будто просто «копипейст» из проектов 50–60-летней давности, а то и больше. Взять то же «Зарядье» — там крутая современная плитка шестиугольниками, перемежающаяся с многолетними растениями, а не просто устаревший гранит по всей поверхности.

Еще ужасно расстраивает планируемый подземный переход под площадью Лихачева. Подземные переходы — это ад для маломобильных граждан, и речь не только о «колясочниках», но и о пожилых людях, беременных женщинах, людях с детьми и колясками, травмированных и просто уставших. Безальтернативных подземных переходов в городе не должно быть. Там нужно делать нормальный наземный переход со светофором, и не только при съезде с Биржевого моста, но и на Добролюбова, где их тоже отчаянно не хватает.

В проекте есть только одна детская площадка, но нет никаких зон для активностей взрослых — больших качелей и спортивных площадок. Каток будет работать только зимой в минусовую температуру, а что делать в остальное время?

Нет никаких современных скамеек и мест для отдыха, кроме, собственно, газона. Но на газоне можно сидеть только в сухую летнюю погоду. Где же современные деревянные скамейки, которых так много и которые так популярны везде — как на набережной Карповки, так и в «Зарядье»? На рендерах только гранитный ужас и несколько резных скамеек из прошлого века.

Очень надеюсь, что при реализации, как и на рендерах, не поставят никаких заборов и что в парк будет круглосуточный свободный доступ, в том числе и с собаками.

Мария

читательница «Бумаги»


— Как в басне «Лебедь, рак и щука»: название в одну сторону, театр в другую, детские площадки в третью. Хочется видеть на Неве парк, который будет иметь какую-то концепцию, идею, стиль, созвучный Петербургу — как, например, «Севкабель Порт», Летний сад.

Хотелось бы, чтобы проектировщики парка активнее учитывали мнение горожан, выносили проект на общественное обсуждение, чтобы учесть пожелания жителей. По картинкам так до конца и не ясно, каким будет «Тучков буян».

Театры — это, конечно, хорошо, но городу катастрофически не хватает деревьев, хочется меньше павильонов и ресторанов, но больше зеленых зон и мест для активного отдыха не только детей, но и подростков.

Эксперты

Мария Элькина

архитектурный критик


— На мой взгляд, победителя выбрали неудачно. Предложение «Студии 44» и West 8 (партнеры «Студии 44» по проекту — прим. «Бумаги» ) — больше, чем все остальные, насыщенно функционально, на каждом шагу посетителю предлагают какие-то развлечения. Хотя и запросы горожан, и здравый смысл ясно говорили о том, что нужна скорее сдержанность в этом отношении, не нужно превращать парк в подобие торгово-развлекательного комплекса.

Проблема интеграции подземных сооружений решена совсем не деликатно. Холмы, которые мы видим, — это фактически вариация на тему стеклянных «колпаков», которые мы увидели на самых первых эскизах, из которых было очевидно, что под видом парка нам предлагают коммерческую застройку. Сейчас мы видим над этими холмами высокие деревья, но вспомним, что даже в «Зарядье», на которое потратили очень много денег, были проблемы с реализацией ландшафтных решений, так что я очень сомневаюсь, что это получится на «Тучковом буяне». То есть холмы будут, а будут ли настоящие деревья над ними — вопрос.

Потом, предложение «Студии 44» и West 8 концептуально не выразительное, тут собрали всё что можно вместе, но какая-то одна ясная идея здесь не читается. Что добавит этот парк к тому, что уже есть в Петербурге? Мне гораздо более интересными кажутся те проекты, где так или иначе развивается тема подражания дикому ландшафту. Kengo Kuma, например, предложили превратить территорию в подобие леса — почти так, как предлагали сами петербуржцы, когда велась кампания за строительство парка вместо квартала для судей.

Никита Явейн

руководитель «Студии 44» (цитата по «Собаке»)


— Мне было важно, чтобы парк работал с городским пространством — не некое самоценное образование, а место, которое дает Петербургу то, чего у него еще нет. У нас целая система видовых точек — как с холмов, так и с фиксированными рамками мостов. Также здесь есть то, что в Петербурге в наличии, но чего всегда мало — это мосты, но мосты другие, легкие деревянные, романтические каменные. Это выход к воде, у нас много пространств, которые будут заливаться даже во время самых небольших наводнений, куда будут заползать ледяные глыбы. Житель сможет потрогать, почувствовать воду.

Это, конечно, парк разных ощущений. Все-таки основные парки в нашем городе очень официальные, они требуют определенного поведения. А наш — для разных состояний. И для меланхолии, и для радости, и для веселья, и для романтики — для каждого есть свой уголок.

Франческо Бандарин

бывший заместитель Генерального директора ЮНЕСКО по культуре, профессор в области городского планирования и сохранения исторического наследия в Институте архитектуры и градостроительства Венецианского университета

(IUAV), Италия

(член жюри конкурса)


— Я думаю, что у проекта, победившего в конкурсе, есть большой потенциал в плане возможности технической реализации, общественного признания, создания международного имиджа и развития инфраструктуры города. Благодаря высокому

уровню конкурсного отбора и профессионализму других участников многие конкурсные проекты разделяют эти ценности, хотя и не в плане возможности технической реализации и затрат.

Всё же большинство проектов создавались под влиянием идей романтического пейзажа, общих для Америки и Северной Европы. Во Франции и на юге Европы городские сады, как правило, в большей степени создаются в соответствии с архитектурными моделями. Однако здесь непросто провести параллель с другими странами из-за исключительности масштаба и места этого проекта.

Очевидным образом этот проект отсылает нас к парку «Зарядье» в Москве; это самое близкое сравнение из возможных. Петербург как объект культурного наследия требует особого отношения к панораме города и визуальному воздействию. Однако это не должно сдерживать современное творчество.

Дидье Ванкуцем

член Совета директоров Международного сообщества городских и

региональных планировщиков (ISOCARP Institute), Германия

(член жюри конкурса)


— Проект, победивший в конкурсе, обещает стать новой достопримечательностью города, с которой будет открываться прекрасный вид на Петербург и его окрестности. Его разнообразная и современная ландшафтная архитектура (например, оранжерея) будет привлекать внимание жителей города и туристов.

Проект представляет собой эффектную планировочную концепцию, в том числе хорошо продуманную ландшафтную архитектуру, достопримечательности, смотровые площадки, нестандартный дизайн и связь с рекой Невой.

Все представленные проекты участников отличаются высоким уровнем и современным дизайном городской среды.

Работа в Петербурге идет иначе, потому что здесь мы наблюдаем высокую концентрацию объектов культурного наследия. Здесь нужно учитывать множество факторов — крепость, архитектурный ансамбль Васильевского острова и весь силуэт города. Городская ткань и очертания крыш имеют важное значение, когда смотришь на них из парка, поэтому необходимо их учитывать и интегрировать в визуальную концепцию.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.
Что известно про «Тучков буян»
Реализацию проекта «Тучков буян» могут отложить на год. Участок должны передать в городскую собственность
В парке «Тучков буян» хотят создать оранжерею, набережную с плавучей сценой и детские площадки. Что еще известно о концепции, победившей в конкурсе
Петербургская «Студия 44» победила в конкурсе концепций парка «Тучков буян»
История Тучкова буяна — острова, склада и дворца. Какое отношение он имеет к парку у Биржевого моста?
Победителя конкурса концепций парка «Тучков буян» объявят 18 сентября
Вторая волна коронавируса
В Петербурге выросло число госпитализаций в коронавирусные стационары — на 9,2 %. За неделю в больницы поступили 5465 пациентов
Власти Петербурга проверят соблюдение ограничений по COVID-19 на концерте Басты. Накануне прошло второе выступление музыканта
Как растет число заболевших и умерших из-за коронавируса в Петербурге — показываем на графиках
В «Ледовом дворце» заявили, что петербургский концерт Басты с тысячами посетителей прошел без нарушений
Смольный и Роспотребнадзор ворвались на вечер джаза в петербургском «Люмьер-холле». Власти говорят, что мероприятие не было согласовано
Подкасты «Бумаги»
«Прошлое бабушек и дедушек я представляю черно-белым». Говорим про семейные истории с журналистом Александром Борзенко
«Это не продажа компетенций, а обмен энергией». Как профессионалы бесплатно помогают другим своими навыками — от стрижек до консультаций психолога
«Изменения климата уже за окном — мы просто не замечаем». Стало ли больше погодных аномалий и как остановить потепление — рассказываем в подкасте
«Если человек бежит в 90 лет — почему не бежать?». Как с возрастом меняется наше отношение к здоровью и трудно ли оставаться активным
«В обычных школах выбор отсутствует как факт». Зачем родители переводят детей на домашнее обучение и в альтернативные школы
Коллеги «Бумаги»
О народе в Ленинградской области, которого «как бы и нет»
Как коронавирус шел по системе ФСИН — исследование «Зоны права»
В московских школах из-за ковида пожилых учителей заменят студентами
Утрата памятников архитектуры
КГИОП назвал обрушение крыши корпуса завода «Красный треугольник» преступлением. Комитет требует провести противоаварийные работы
В Петербурге обвалилась крыша одного из корпусов «Красного треугольника». Ранее мародеры срезали поддерживающие металлоконструкции, сообщают активисты
Как в ближайшие годы изменятся Выборг и Ивангород и почему в Ленобласти нельзя отреставрировать все разрушенные дома? Интервью с главой нового комитета по охране памятников
Кронштадтский суд оштрафовал Минобороны из-за повреждения здания Служительского флигеля. Его построили в XVIII веке
В квартире на Васильевском острове обрушился потолок, из здания эвакуировали 15 человек. Обновлено
Конфликт баров и жителей Рубинштейна
Суд постановил закрыть бар Commode на Рубинштейна. Сооснователь говорит, что «видел много постановлений»
Улица Рубинштейна будет пешеходной в выходные только ночью. В праздники — целый день
Улица Рубинштейна официально станет пешеходной по выходным и в праздники с 20 октября
За порядком на Рубинштейна теперь следит союз владельцев баров: они наняли ЧОП и запустили «горячую линию». Но местные жители считают, что это не защитит их права
На Рубинштейна постоянно проходят уличные вечеринки, где веселятся сотни людей. Местные жители жалуются на шум, а полиция устраивает рейды

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.