23 августа 2018

Что «Лентач», «Код Дурова» и другие крупные паблики «ВКонтакте» думают о делах за репосты и боятся ли публиковать картинки про Иисуса и нацизм

В начале недели больше 50 крупных сообществ «ВКонтакте» выступили против возбуждения уголовных дел за репосты. Среди подписавшихся были представители «Двача», «Лентача» и других сообществ с аудиторией от 56 тысяч до 4,8 млн подписчиков. В своем открытом письме к Госдуме и Совету Федерации они заявили о «порочной практике» привлечения пользователей соцсетей к ответственности и призвали пересмотреть статьи о разжигании ненависти и оскорблении чувств верующих.

Как сообщества пытаются защитить своих подписчиков, от каких шуток отказываются их админы, что они думают о политике «ВКонтакте» и как планируют бороться против возбуждения уголовных дел? «Бумага» поговорила с представителями крупных пабликов.

Владимир Зыков

Директор АППСИМ — организации, которая подготовила открытое письмо, объединившее позиции более крупных 50 сообществ

— Цель нашей организации — доносить позицию профессиональных пользователей соцсетей. То есть помогать выстроить отношения между пользователями и государством или администрацией какого-либо ресурса. У нас простая идея: от позиции одного сообщества, даже крупного, можно отмахнуться, но когда пользователи выступают единым фронтом, это меняет отношение, с этим уже можно работать. Ведь раньше уже были единичные попытки отдельных пабликов критиковать статью 282, но они никакого эффекта не принесли. Сейчас же на наше письмо уже была реакция от властей, нас пообещали пригласить на общественное обсуждение возможных изменений в экстремистские статьи.

Когда мы готовили письмо, приходили буквально ко всем во «ВКонтакте» и приглашали участвовать. Общались и крупными телеграм-каналами. Если из «ВК» многие согласились, то в телеграме все отказались. Отказы объяснялись самыми разными причинами. Многие не верили, что письмо может к чему-то привести, другие боялись какой-то негативной реакции. Многие говорили, что поддерживают нас, но подписывать не будут.

У меня очень простая позиция относительно всего пакета «экстремистских статей»: их нужно пересмотреть. Стоит ли из-за таких пустяшных проявлений, как лайк или репост, портить людям жизнь? Ведь человек, попавший под подозрение, сразу вносится в специальный реестр Росфинмониторинга, который сильно ограничивает его в возможности управлять даже своей зарплатой. Человеку просто блокируют банковскую карту и даже не сообщают об этом. Люди узнают случайно, пытаясь расплатиться в магазине.

После суда всё становится еще хуже. У человека появляется судимость. За ним ведут определенный надзор, возникают различные проблемы в повседневной жизни. Например, человек не сможет устроиться на работу, о которой давно мечтал. Ему испортили жизнь из-за пустяка, который никому никакой угрозы не представлял.

Конечно, мы понимаем, что существует контент, который действительно несет опасность, — например, распространение наркотиков или инструкции по сбору бомб в домашних условиях. Но лайк, репост или публикация картинки — это не тот вид правонарушений, за который нужно привлекать к ответственности.

Открытое письмо сообществ не последний наш шаг. Мы планируем активно общаться с чиновниками и объяснять им, в чем опасность этих уголовных статей в текущем виде. Мне кажется, государство и само должно быть заинтересовано в том, чтобы не портить общество посадками по глупости. Подобные уголовные дела дискредитируют власть, а мне кажется, она заинтересована в доверии людей.

Сейчас мы готовим еще одно письмо от сообществ в СК и МВД. Сейчас все шишки летят на «ВКонтакте», но они действуют в соответствии с законодательством, по которому они обязаны выдавать данные. Тем более что сейчас они делают всё возможное, чтобы изменить текущую ситуацию в законодательстве и готовят обновление, которое должно защитить пользователей. У меня к ним претензий нет. Это не они возбуждают уголовные дела и наказывают за лайки и репосты.

Поэтому мы и хотим узнать позицию правоохранительных органов. Хотим понять статистику и их личное отношение: считают ли они, что по таким видам правонарушений вообще стоит работать. Хочется, чтобы они посмотрели на все дела по экстремизму в сети и выявили, так скажем, совпадения. Например, может быть, жалобы на посты исходят от одних и тех же людей или дела возбуждает один и тот же сотрудник? Сейчас же ходят слухи, что все эти дела появляются только из-за стремления сотрудников поднять себе раскрываемость и улучшить статистику. Мы хотим понять, так ли это на самом деле.

Максим Шевцов

Редактор сообщества «Настоящий Лентач»

— За весь шум вокруг дел о репостах, во-первых, нужно сказать спасибо барнаульской полиции. Ребята оформили несколько уголовок подряд — всем сразу стало интересно, что там вообще происходит-то. Во-вторых, большая молодец Мария Мотузная (одна из обвиняемых — прим. «Бумаги»), которая подробнейше рассказала о своем деле. Многие люди, которые были далеки от новостной повестки, узнали, что за мем со Джоном Сноу можно сесть.

Мы сами уже давно имеем это в виду и всё, что может быть двусмысленно истолковано, постим только в телеграме. Хорошо, что Роскомнадзор его забанил и теперь никто не может туда зайти и увидеть весь этот ужас.

Вся прелесть нынешнего законодательства в том, что причиной возбуждения уголовки может стать абсолютно любая картинка. Есть, конечно, какие-то вещи, за которые 100 % может прилететь: свастика, лозунги типа «бей ***** (жителей Кавказа — прим. «Бумаги»), спасай Россию», член, прифотошопленный на лоб Иисуса и так далее. Такого у нас, конечно, нет. А удалять какие-то посты нет никакого смысла. «ВКонтакте» всё равно всё помнит и по первому требованию органов сольет.

В последнее время никакого давления из-за постов на нас лично не было. Ранее после постов про «Шарли Эбдо» (французский сатирический журнал, который был атакован террористами, — прим. «Бумаги») на нас заявление в чеченскую прокуратуру лежало, но ни к чему не привело. Еще Милонов сильно обиделся после того, как мы временно в «ЛГБТач» переименовались, а он на нас подписан оказался. Какие-то православные активисты угрожали. Еще пара каких-то случаев была, но в целом нам пока везет. Да и вообще, не сидел — не мужик.

Если говорить о подписчиках, то у нас было дело даже еще смешней, чем просто репост. На админа паблика в Мурманске завели дело за мем, нарисованный нами. Изначально мем рисовался для новости, где депутат из Туапсе расклеил жителям города на стекла их машин наклейки «Можем повторить» (на наклейках человек с серпом и молотом вместо головы занимается сексом с человеком, у которого вместо головы свастика, — прим. «Бумаги»). Там тоже была свастика, но депутату, разумеется, за это ничего не было, так как в его поступке «не было злого умысла». Мы сделали мем, его перепостили, в итоге админа того паблика оштрафовали на 1000 рублей.

В целом мы стараемся защищать наших подписчиков. Например, на примере барнаульских дел рассказывали о том, за что можно сесть, а потом писали о том, что делать, чтобы хотя бы как-то обезопасить себя.

Мы думаем над тем, чтобы уйти из «ВК». Их действия в этой истории очень смешные. Они прекрасно знали, что в России уже давно и успешно судят людей за мемы на их платформе, но ничего не делали, потому что минус один пользователь на финансовую отчетность никак не влияет. Да и вопросов соцсети никто не задавал, а теперь многим стало интересно, почему она даже не пытается защитить собственных пользователей, а спокойно по первому требованию сливает их данные. Плюс достаточно приличное количество людей как минимум удалило весь свой контент, а как максимум — полностью страницу. Тоже неприятно. Теперь же «ВК» по методичке пытается отработать негатив, но получается нелепо. Яркий пример — этот тред в твиттере.

Мне кажется, что на фоне шумихи, скорее всего, отменят уголовку по 282 УК и начнут налево и направо раздавать штрафы. Законопроект об этом был внесен еще в июне. Его поддержали омбудсмен [по правам человека Татьяна] Москалькова и Минкомсвязи. Кроме того, [глава комитета Госдумы по информационной политике Леонид] Левин говорил, что «при необходимости» и наказание за оскорбление чувств верующих пересмотрят.

Я считаю, что статьи 148 (оскорбление чувств верующих) и 282 (возбуждение ненависти или вражды) УК РФ , а также 6.21 КоАП (пропаганда нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних) должны быть полностью отменены. Судить людей за мысли — варварство.

Михаил Верник

Главный редактор «Кода Дурова», издание подписало открытое письмо сообществ

— Когда-нибудь такой резонанс вокруг дел о репостах должен был случиться, ведь их количество растет в геометрической прогрессии. Лично мы из-за подобной угрозы не отказываемся от каких-либо публикаций в издании. Мы не зарегистрированы в Федеральном реестре о СМИ, а значит, не обязаны подчиняться законам, которые там пытаются навязать. Кроме того, часть редакции не живет в России. Я не живу в России уже 10 лет. При этом у меня есть гражданство и иногда я прилетаю.

Если говорить о постах в соцсетях, то сложно сказать, есть ли у нас что-то, что может привести к уголовному делу. Людей сейчас сажают за то, что они репостят мемы и фотографии. На нескольких человек возбудили дела за то, что они репостнули материалы, где на Параде Победы 1945 года сжигают фашистские знамена. Даже исторические материалы становятся преступными. А мы много шутим про Роскомнадзор и другие подобные «министерства», которые пытаются ограничить свободу слова.

Конечно, мы сообщаем подписчикам, что иногда за репост наших постов к ним может постучать господин майор. Но надо сказать, что большая часть пользователей сейчас использует наш канал в телеграме. У нас там свыше 70 тысяч подписчиков. Но покидать «ВКонтакте» как платформу мы на данный момент не собираемся.

[Думаю], «ВК» начали сливать данные сразу после ухода Дурова. По сути, это и было причиной ухода Павла Валерьевича из компании. Соцсеть зарегистрирована в России и поэтому «должна соблюдать российские законы». Недавно Рогозов выступил с обращением, в котором осудил недавние дела за репосты и пообещал сделать соцсеть более приватной. Но не очень понятно, как они хотят это сделать.

Абсурдность 282-й статьи подкрепляется тем, что в России судья всегда прав. В России нет оправдательных приговоров. В 2017 года этот показатель составлял в районе 0,2 %. То есть чтобы вас оправдали в суде, вам нужно быть или чрезвычайно везучим, или с деньгами. Со вторым легче.

Я считаю, что в целом свобода слова в России исчезла где-то после 2005 года. В интернете она продержалась где-то до 2014 года. Россия уже давно похожа на книгу Оруэлла. Мы, конечно, надеемся, что статьи, по которым людей наказывают за репосты, смягчат, но с каждым днем в это верится всё труднее. Введенные статьи полностью лишают базового права на свободу слова без ограничений. Людям пытаются зашить рты. Но ни в 1937-м, ни в 2018-м они не смогут избавиться от правды.

Артем Колпаков

Главный редактор «Лентача». Открытое письмо сообществ подписал один из основателей паблика Игорь Белкин

— Мне почему-то кажется, что внезапно возникшая проблема репостов появилась из-за данной со стороны властей отмашки, чтобы как-то отвлечь людей от возмущений касательно недавнего повышения НДС и грядущего повышения пенсионного возраста. Но это мое личное мнение, и моя позиция не означает, что в редакции «Лентача» все считают так же.

Люди побунтуют касательно мемов, власть пойдет на уступки — и все успокоятся, а потом как-то уже пассивно вспомнят про «НДС плюс пенсии» и в итоге подумают: «Да ладно, как-то да переживем, главное, что мы выиграли войну за сохраненки и репосты!». Каких-либо опровергающих факторов (кроме того, что люди из-за трех негативных пунктов могут сразу взбунтоваться в тройную силу, но это маловероятно) я не слышал, поэтому для меня эта гипотеза пока что рабочая.

Из-за угрозы уголовных дел за репосты мы не отказываемся от публикации каких-либо новостей. Иногда лишь отказываемся от некоторых шуток, из-за которых могут оскорбиться какие-то категории людей. Но отказываемся от них не потому, что боимся задеть чувства людей, а потому, что шутка несмешная. То есть мы и плохо пошутили, и людей оскорбили — а это уже двойной минус. Если шутка действительно очень смешная, то мы подумаем (но наверняка опубликуем, а дальше уже будем смотреть по ситуации).

Так как у нас в стране сейчас дела об экстремизме возбуждаются по щелчку пальцев, то, конечно, у нас можно будет найти некие «разжигающие ненависть» посты и притянуть их в дело, сшитое белыми нитками. Однако это будет настолько абсурдно и резонансно, что попытка наверняка принесет «оскорбленным и властям» больше головной боли и негатива, нежели пользы в виде остановки нашей деятельности.

[На фоне новостей о делах за репосты] мы ничего не удаляли [из паблика]. У нас нет таких постов, так как мы не просто шутим про власть, а находим, простите, мудаков, которые совершили что-то мудаческое, и их высмеиваем, однако стараемся делать это более-менее тонко, не топорно. В итоге и в некоей форме наказывается виновный, он «предается суду народа», но и это делается аккуратно, без очевидного разжигания.

Угрозу [репостов] мы [читателям] не объясняем, так как считаем, что люди должны сами оценивать адекватность постов, которые они репостят. Если там явный призыв к чему-либо — тогда уже надо задуматься, а адекватен ли человек. Но если там посты, не пересекающие границы разумного (как в почти всех случаях и бывает), то тут объясняй — не объясняй, а всё равно ищущие люди найдут повод, чтобы докопаться. Для защиты [пользователей] мы не делаем практически ничего, кроме некоторых публикаций (например, недавно репостили видео о том, что делать при стуке оперативников в дверь). Дело в том, что наша основная задача — не превентивные меры, а освещение уже случившегося — и последнее и является нашим, так сказать, оружием. Мы показываем всем, какой абсурд творится, — и это видит множество простых людей. Создается резонанс, который заставляет власть задуматься о том, как бы поступить так, чтобы не пострадать от своих действий, всплывших на поверхность, и чтобы сгладить получившуюся ситуацию.

Уголовных дел после репостов именно наших постов не было, но как-то мы опубликовали новость о том, что нашему подписчику впаяли штраф за репост, потом этот подписчик репостнул нашу новость — и ему впаяли второй штраф уже за репост нашей новости. При этом никто больше из репостнувших не пострадал.

«ВКонтакте» сейчас, конечно, оказались посреди разверзающейся земли, и им надо умудриться и сохранить лицо, и в идеале суметь помочь своим пользователям. При этом умудриться не нарушать российские законы и при необходимости выполнять их. Это очень сложная ситуация, и мы будем надеяться, что они смогут выйти из нее максимально правильно и с минимальным уроном для всех. Мы сами не планируем уходить с платформы. Это то же самое, что ругать кулак, которым тебя кто-то ударил. Надо ругать инициатора, а не его инструмент.

В целом я считаю, что уголовные дела за репосты — это полнейший идиотизм. По моему мнению, если человек репостит какие-то явно экстремистские лозунги — значит, он крайне туп, но даже за такую тупость давать уголовку — это будет уже сюжет для новой части «Тупой и еще тупее». Присматривать за отбитыми участниками социума — да, может быть, и приемлемо, чтобы они не натворили какой-нибудь херни (хотя вероятность этого крайне мала), но все те репосты, которые я вижу и за которые предлагают посадить — это торжество идиократии. Надо отменить уголовные наказания, сведя их хотя бы к административным. А благодаря «резиновости» 282-й статьи ее можно крайне эффективно использовать как инструмент запугивания и даже больше, поэтому она очень даже сильно бьет по свободе слова в России.

Мне кажется, что если гипотеза об отвлечении внимания имеет какое-то подтверждение, то скоро шум уляжется, уголовку за репосты отменят (может, сведут всё к административке), и люди забудут про это, как и про борьбу касательно повышения НДС, повышения пенсионного возраста. И просто будут жить дальше, оставив эту страницу истории России позади и смирившись со всем тем, что произошло.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь на «Бумагу» там, где вам удобно
Все тексты
Четвертая волна коронавируса
В России зарегистрировали первые случаи заражения омикрон-штаммом
Вижу новости, что Петербург в лидерах по коллективному иммунитету к COVID-19. Это правда?
Росстат: в октябре скончалось 2565 петербуржцев с коронавирусом. В отличие от всей России это не максимум
Смольный: более 80 % госпитализированных в Петербурге старше 60 лет
За последний год в России умерли 2,4 миллиона человек. Это худший показатель смертности со времен войны
Новый год — 2022
Глава комздрава заявил, что для «спокойного» Нового года нужно привить еще 400 тысяч петербуржцев
Посмотрите на главную городскую ель — могучую и пушистую. Скоро она появится на Дворцовой 🎄
«Яндекс.Музыка» подвела итоги года. Самым популярным треком стала «Птичка», а исполнителем — Моргенштерн
В «РЖД» объявили новогоднюю распродажу. Билет на «Сапсан» в Петербург будет стоить 2022 рубля
На Новой Голландии каждую зиму работают фигуристы в костюмах. В этом сезоне они нарядились в виде диско-шаров 🥳
Как меняется Петербург
«Исторически Петербург — город пастельных тонов». Как планируют изменить цвет фасадов Зимнего дворца
«Перекресток» начал тестировать формат небольших магазинов. Когда они откроются в Петербурге?
В Ломоносове появилось новое общественное пространство — на месте бывшего пустыря
В саду Дружбы закончились работы по благоустройству. Показываем, как изменилось общественное пространство
Ради строительства Большого Смоленского моста хотят снести восемь исторических домов. Что это за здания?
Вакцинация от коронавируса
Глава комздрава заявил, что для «спокойного» Нового года нужно привить еще 400 тысяч петербуржцев
Вижу новости, что Петербург в лидерах по коллективному иммунитету к COVID-19. Это правда?
В Петербурге задержали четырех человек, организовавших бизнес по продаже поддельных QR-кодов. Позднее прокуратура отменила возбуждение уголовного дела
В Петербург поступила новая партия вакцины «Спутник V» — более 100 тысяч доз
Что известно про новый штамм коронавируса B.1.1.529? Насколько он опасен и заражен ли им кто-то в России?
Коллеги «Бумаги»
Обвинительные клоны
Непрофессиональное заболевание
Как читать новости о ковиде?
Научпоп
В России вручили премию «За верность науке». Лучшим научно-просветительским проектом года стал Science Slam 🙌
Мы заполнили два вагона поезда Москва — Петербург молодыми учеными. Что было дальше?
«Мир знаний» — ежегодный фестиваль научного кино. Как он изменился и что покажут в этот раз
Фестиваль научных и исследовательских фильмов «Мир знаний» проведут в Петербурге с 1 по 6 декабря. Тема этого года — космос
Почему у облаков в Петербурге бывают ровные края? Мы узнали у популяризатора астрономии и синоптика. Обновлено
Подкасты «Бумаги»
Зачем развивать бизнес-мышление, если вы не предприниматель? Слушаем лекцию о прогнозах, рисках и кризисах
Можно ли воскресить динозавров и мамонтов? Обсуждаем с учеными, зачем восстанавливать древних животных и что с ними стало бы сегодня
Мы всегда онлайн! Не пора отдохнуть от интернета? В этом подкасте обсуждаем зависимость от соцсетей и диджитал-детокс
Как большие данные изменили науку? В этом подкасте слушайте, что можно узнать о соцсетях, дружбе и неравенстве благодаря big data
Как понять, что вы живете в гетто? Слушайте лекцию о том, почему происходит сегрегация в городах
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.