20 ноября 2018

Чтение на «Бумаге»: отрывок из диссертации Сергея Бодрова о живописи Возрождения, которую он защитил после съемок в фильме «Брат»

Сергей Бодров — младший учился на историческом факультете в МГУ имени Ломоносова. В 1998 году, уже после съемок в фильме «Брат», он защитил кандидатскую диссертацию о венецианском искусстве. 

«Подписные издания» выпустили книгу «Архитектура в венецианской живописи Возрождения» с диссертацией Бодрова. Она появится в продаже 28 ноября. Текст научной работы опубликован без изменений и дополнений. Ранее книгу уже издавала мать актера — Валентина Бодрова.

Какими изображали города итальянские мастера, в чем была символическая роль архитектуры в венецианском искусстве и как росписи и фрески отражали политическое и историческое развитие страны? «Бумага» публикует отрывок «Образы города: фантазия и реальность» из книги Бодрова.

Избавление изображаемой архитектуры от схематической условности начинается с включением в живопись фрагментов современного городского пейзажа. Это явление, давшее столь мощные всходы в Венеции, было известно уже в Средние века и имело под собой более глубокую основу, нежели просто натурные впечатления. Несомненно, что идея города как средоточия святости, порядка и ценностей цивилизации — одна из самых древних в истории культуры. Она звучит уже в сочинениях Платона и Аристотеля и преломляется в христианской философии у Августина в «De civitate Dei», ассоциируясь не только со справедливым управлением и государственностью, но прежде всего с Градом Божиим. В зрелом Средневековье эти идеи были продолжены Фомой Аквинским.

Светская составляющая представлений о городе находит свое раннее выражение во фресках сиенского палаццо Публико, где в 1330–1331 годах Симоне Мартини изображает покоренные Гвидориччо да Фольяно крепости Монтемасси и Сассофорте, а затем неизвестный мастер пишет фреску с замком Джиункарико — то есть новые завоевания метрополии последовательно фиксируются на стенах главного официального здания. Хотя эти изображения включены в пейзаж, порою масштабно соотнесены с фигурами, пока они все же не более чем знаки, как точно и искусно исполненные модели церквей в руках средневековых донаторов. Полное же развитие этой темы — архитектурное оформление политической идеи — не заставило себя долго ждать. Оно принадлежит Амброджо Лоренцетти, представившего «Аллегорию доброго правления» (1337–1339; Сиена, Палаццо Публико) в виде панорамы обширного благополучного города, в котором узнается, конечно, Сиена. Пять лет спустя после создания этой фрески, которая в полном смысле слова может быть названа городским пейзажем, в 1344 году, на стене другой залы Лоренцетти пишет огромную «Карту мира» (Mappamondo), изображающую уже все замки, которые находились к тому времени в области сиенского влияния.

Другой из самых ранних замечательных примеров подробного и, несмотря на общую фантастичность, обстоятельно точного воспроизведения архитектурного пейзажа появляется в Венето. Это фрески оратория Сан-Джорджо в Падуе (кон. 1370 — нач. 1380), основным автором которых является Альтикьеро. В наборе декоративных и символических элементов еще только начинает проявляться историческая и географическая определенность, но росписи уже отличает тот хроникально-повествовательный дух, который присущ венецианцам.

Из целого ряда иконографических значений архитектуры наиболее интересны примеры, когда включенные в композицию элементы города или крепости прямо олицетворяют Град Божий. Но сейчас нам важна констатация того факта, что они обретают черты реально существующих городов.

Впрочем, в иконографии Небесного Града существует несколько редакций, предусматривающих это. Одна из них идентифицирует Небесный Иерусалим с его земным прототипом. Основой для изображений служат впечатления и описания паломников: так, Альберти цитирует письмо грека Арестея, посетившего Иерусалим в III веке до н. э., с рассказом об архитектурных достопримечательностях города. Его постройки узнаются на рельефе Гиберти «Борьба Давида с Голиафом» для дверей флорентийского баптистерия, во фреске Гирландайо «Экстаз св. Франциска» в капелле Сассетти церкви Санта-Тринита. В соответствии с каноническим текстом Откровения Иоанна Богослова, город окружен стеной с двенадцатью воротами-башнями: «Он имеет большую и высокую стену, имеет двенадцать ворот и на них двенадцать ангелов; на воротах написаны имена двенадцати колен сынов Израилевых: с востока трое ворот, с севера трое ворот, с юга трое ворот, с запада трое ворот» (Откр. 21: 12, 13). Но Гирландайо (и не он один) сознательно отходит от текста в том месте, где про Град сказано: «Храма же я не видел в нем, ибо Господь Бог Вседержитель — храм его, и Агнец», и изображает две церкви — одну центрическую в плане, другую в виде базилики, которые имеют своим образцом реальные иерусалимские церкви и после 1500 года становятся популярным мотивом в изображениях Небесного Иерусалима, особенно на севере.

Также исключительно распространенным было уподобление Небесного Града Риму или Константинополю как столицам христианского мира. Например, в таких сюжетах, как «Моление о чаше» (сер. 1450-х; Лондон, Национальная галерея) или «Распятие» (вторая половина 1450-х; Париж, Лувр) Андреа Мантенья, в одном случае читаются знаковые формы Колизея, колонны Траяна (но с конной статуей), пирамиды Цестия, Торра делла Милиция, а в другом — еще и изображение Софии Константинопольской.

И наконец, этой символической ролью наделяются современные итальянские города. Во флорентийском издании 1470 года трактата Блаженного Августина «О Граде Божием» на первой странице помещена миниатюра, где святой Августин созерцает Небесный Град, в котором ясно читается купол собора Санта-Мария дель Фьоре с характерными подробностями, а в следующих иллюстрациях узнаются и другие постройки Флоренции. Еще раньше в Венеции, в 1454 году, появляется другое сочинение — наставление для девочек «Сад молитвы», которое служит подтверждением этой широкой тенденции. Автор в целях более доходчивого толкования Библии предлагает читательнице представить хорошо знакомый город и считать, что все евангельские события происходят в нем. Конкретные мотивы часто возникают при изображении Града в пейзажном фоне, как, например, в «Пьете» Джованни Беллини (ок. 1505; Венеция, Академия), где художник представил ворота, собор и базилику Виченцы. В «Короновании Марии» (1471–1474; Пезаро, Городской музей) на спинке трона представлен вид замка Градара, в котором, как показал в своей статье А. Янсон, следует видеть и Небесный Иерусалим, и гору Сион, олицетворяющие здесь «град Бога живаго». Кроме того, Градара — символ могущества и власти в Пезаро Алессандро Сфорца, заказчика алтаря. Можно найти еще целый ряд подобных примеров: скажем, Конельяно, родной город Чимы да Конельяно, часто появляется в его Мадоннах («Мадонна» 1496–1498; Роли, Музей искусств Северной Каролины) и т. д. Наделение художником некоей священной местности чертами определенного города говорит не столько о прямолинейном эмпиризме, сколько об уподоблении этого (чаще своего собственного) города области святости и величия. В этом отношении весьма показательны фрески Гирландайо в капелле Сассетти, где местом событий из жизни Франциска Ассизского является не Рим, Urbs, священный город, но «новый Рим» — Флоренция.

Сцена воскрешения сына римского нотариуса разворачивается на флорентийской пьяцца Санта-Тринита, с видом на церковь, палаццо Спини и мост через Арно; а утверждение папой Гонорием III устава ордена францисканцев происходит на фоне площади Синьории.

Все названные выше возможности появления мотивов реальной архитектуры и их смысловые значения имеют самое прямое отношение к венецианской живописи. Образ города был осмыслен венецианцами и с религиозно-иконографических, и с исторических, и с гражданско-патриотических позиций. Довольно рано, буквально со времени возникновения венецианской государственности, начал складываться так называемый «миф города», который свято и бережно охранялся и дополнялся на протяжении веков. Исторически сложившаяся роль Яснейшей республики, ее расположение, особенности политического строя, легенды были тщательно обоснованы и канонизированы в качестве государственной идеологии, иконографии, если угодно, религии. Росписи зала Большого Совета в Палаццо дожей красноречиво отражают исторический путь государства и официальную политическую доктрину. Здесь и тема Венеции как царицы морей, как третьей власти в Европе, наряду с папой, и Священной Римской империей, берущей начало с XII века, времени посредничества дожа Себастьяно Дзиани между Фридрихом Барбароссой и папой Александром III, здесь и христианские сюжеты, намекающие на покровительство небесных сил. Патроном города был не только святой Марк, перенесение тела которого в IX веке из Аквилеи (а ранее из Александрии) символически также приравнивало Венецию к Риму, апостольскому граду. Основание города было приурочено ко дню праздника Благовещения, а вручение кольца дожу папой Александром III состоялось в день Вознесения Девы Марии. Традиция ее прославления как покровительницы Венеции проявится уже во фреске Гвариенто 1365 года «Рай» со сценой коронования Марии — важнейшего сюжета в программе декора зала Большого Совета. Также развернута была и христологическая иконография — Христос почитался как покровитель государственной власти в лице дожа, последний даже символически воплощал его в церемонии пасхального ритуала.

Устройство подобных праздников и театрализованных действ было неотъемлемой частью социальной и идеологической политики республики. Их размах, зрелищность и постоянство служили сильнейшим средством гражданского воспитания и единения, превращали сам город в триумфальное пространство, наполненное историческими и политическими аллюзиями. Было бы преувеличением утверждать, что все формы и признаки венецианской архитектуры в живописи обязательно наделены глубокой символической ролью, но частота их появления, точность цитат и деталей, их выбор и специфика использования, несомненно, должны восприниматься в контексте сказанного.

Бумага
Авторы: Бумага
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Военное положение
Власти Ленобласти отменили запрет митингов. И назвали эту меру «избыточной»
Затоплены, замусорены и сокрыты. В каком состоянии бомбоубежища Петербурга — и почему большинство горожан их не найдет
В Петербурге почти месяц действует военный «режим базовой готовности». Что это такое? И касается ли он горожан?
Россия проводит ядерные учения. Что об этом нужно знать
«Меры безопасности усиливаются». Беглов — о режиме базовой готовности в Петербурге
Мобилизация
Песков призвал не обращать внимание на сообщения о готовящейся волне мобилизации
«Или вы едете, или в тюрьму». В Петербурге двое мобилизованных пожаловались на отказ в госпитализации. По их словам, их готовят к отправке в неизвестном направлении
Беглов поздравил мобилизованных с окончанием военной подготовки и отправкой на фронт
Петербуржец побывал на войне, досрочно расторг контракт, а теперь пытается отменить решение о мобилизации, пишет «Фонтанка»
«А где в православии указано, что вы не должны убивать человека?» Как суд отказал в АГС мобилизованному Кириллу Березину
Визовые ограничения
Президент Финляндии заявил о бессрочном запрете на туристические визы для россиян
Финляндия собирается строить забор на границе с Россией. Каким он будет и сколько займут работы?
Чехия ограничит въезд для российских туристов с 25 октября
На финской границе развернули более 500 россиян после введения запрета на въезд для туристов. До этого отказы были единичными
Helsingin sanomat: финскую границу закроют для российских туристов сегодня ночью
Давление на свободу слова
«Весну» признали экстремистской организацией
Чем известен Тимур Булатов, арестованный за вождение без прав. От доносов на ЛГБТ до аварии с Z на капоте
«Дождю» аннулировали лицензию на вещание в Латвии. С чем это связано?
Правозащитный центр «Мемориал» исключили из государственного реестра юридических лиц. Суд утвердил это решение
Бар «Доски» уволил сотрудника после доноса основателя экстремистского «Мужского государства»
Свободу Саше Скочиленко
«Би-би-си» внесло Сашу Скочиленко в список самых вдохновляющих и влиятельных женщин мира
Саше Скочиленко продлили арест до 10 апреля 2023 года
Обвинение Скочиленко опирается на экспертизу, где говорится, что Саша лжет, а военные РФ «гуманны». «Бумага» разобрала документ
«Имея предубеждение — неприязненное чувство…». Саше Скочиленко предъявили обвинение
«Вы совершили тяжкое преступление против государства». Как прошла встреча Саши Скочиленко и омбудсмена Агапитовой — две версии
Экономический кризис — 2022
Как изменится прожиточный минимум в России в 2023 году?
За год мандрины в Петербурге подорожали более чем на 50 %
В 2023 году билеты на поезда дальнего следования в России подорожают на 8,1 %
Предельная плата за техосмотр транспорта в Петербурге вырастет почти вдвое
Туристы в Петербурге теперь будут платить курортный сбор. О какой сумме речь и кого это коснется?
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Chrome или Mozilla Firefox Mozilla Firefox или Chrome.