3 апреля 2012

Благотворительный магазин: зарубежный опыт в Петербурге

О проблемах и доходах отечественных «черитишопов»: «Бумага» на примере первого благотворительного магазина «Спасибо!» выясняла, что такое социальное предпринимательство и какую специфику оно имеет в нашей стране.

Фото: Виктория Мокрецова / «Бумага»
Магазин «Спасибо!» создан по аналогии с зарубежными «черитишопами» (charity — благотворительность, shop — магазин). Люди приносят в магазин ненужные вещи, получая взамен лишь волшебное слово. Те из них, которые соответствуют модным трендам, продаются, а остальные — практичные повседневные вещи —  раздаются в благотворительные организации. Средства, вырученные от продажи, также направляются на нужды благотворительности. За рубежом такие магазины существуют уже порядка 70 лет, поэтому эта модель бизнеса там полностью сформирована и успешно функционирует. Но чтобы в Петербурге появился «Спасибо!», его создателям пришлось серьёзно пересмотреть заграничный опыт. — У нас в законодательстве нет такого понятия как благотворительный магазин, а у них за эти 70 лет магазины смогли пролоббировать налоговые послабления и другие льготы, поэтому их позитивный опыт во многом к нам не применим, — объясняет Юлия Титова, владелица магазина. — И нам пришлось продумывать всю эту систему заново. Потому что никто помещение нам бесплатно не даст, как это часто бывает за рубежом, налоговых послаблений у нас тоже нет. По сути, мы работаем как бизнес и должны соблюдать все правила и конкурировать с другими магазинами. «Спасибо!» зарегистрирован как ИП. Первый магазин, который Юлия и её команда открыли на 9-ой Советской улице, не требовал серьёзных финансовых вложений. Маленькое помещение было обустроено собственными руками. А для открытия магазина на Гороховой создатели брали займ у частного лица, и перечисления в благотворительные организации начались только после того, как он частично окупился. Ведь, как и другие «черитишопы», он живёт за счёт собственных заработков. Безусловно, благотворительный магазин не должны касаться законы всего остального бизнеса. Для него существует специальная категория — социальное предпринимательствоВ России оно стало развиваться с 2007 года, когда был создан фонд «Наше Будущее». Ирина Павлова, руководитель дирекции поддержки Социальных Предпринимателей фонда, рассказывает о специфике и происхождении этого явления: — Социальное предпринимательство — это предпринимательская деятельность, направленная на решение или смягчение социальной проблемы. И характеризуется такая деятельность позитивным социальным воздействием, инновационным подходом, финансовой устойчивостью и самоокупаемостью, а также возможностью тиражировать модель в других регионах с идентичной проблемой. При этом важно, что прибыль реинвестируется в развитие деятельности, а не распределяется между учредителями. В современном контексте о социальном предпринимательстве заговорили в США, в 70-80 х годах XX века. И за это время, социальные предприниматели достигли существенных результатов. Например, в Англии эта деятельность закреплена на законодательном уровне, там есть отдельная организационно-правовая форма, кодекс социального предприятия и коалиции предприятий. По словам Ирины Павловой, социальное предпринимательство в некоторых странах приобрело огромную популярность. Так, в Бангладеш создали первый банк для бедных, который позволяет необеспеченным слоям населения пользоваться доступными услугами не только в сфере финансов, но и в сфере телекоммуникаций и медицины. С подачи создателя этого банка, профессора экономики Мухаммада Юнуса, международные корпорации тоже подключились к решению социальных проблем. «Danone» начал производить йогурты в съедобной упаковке, чтобы бедные не платили за ненужное, а «Adidas» разработал обувь стоимостью 1 евро.

В Лондоне «черитишопы» настолько популярны у населения, что составляют огромную конкуренцию остальному бизнесу. Британское министерство экономики предложило выпустить постановление, ограничивающее их деятельность.

Но если в других странах это понятие регулируется и поддерживается государством, то в российском законодательстве оно появилось лишь весной прошлого года в приказе Министерства экономического развития, который, однако, не устанавливает значительных льгот этой категории бизнеса. Кроме того, отдельной организационно-правовой формы для социальных предприятий тоже нет. Предприниматели выбирают наиболее подходящую для себя из ИП, ООО, НКО и прочих форм. Способствовать закреплению правового статуса должна «Российская ассоциация благотворительных магазинов», которую Юлия и её команда собирается организовать, когда в стране появится хотя бы десять подобных предприятий. Сейчас их уже семь. После успешного открытия «Спасибо!» в Петербурге, в других регионах стали создаваться свои благотворительные магазины. Команда Юли Титовой им в этом помогает, проводя консультации и вебинары. Каждый открывающийся магазин уникален, ведь необходимо учитывать специфику региона, в котором он открывается. — Магазины все очень разные, все зависит от человека, который его создаёт, — рассказывает Юлия. — В Екатеринбурге, например, организаторы больше обеспокоены проблемами экологии, в Волгограде тоже видоизменили формат — они отдают вещи за пожертвования. Организаторы не полностью перенимают наш опыт, а ищут собственные концепции, подходящие им и их региону. Ведь был и неудачный опыт. В Казани, например, один из магазинов закрылся, потому что создатели не предусмотрели, что казанская молодёжь абсолютно не приемлет одежду секонд-хенд. И такую специфику нужно учитывать. Если у нас в Петербурге есть тенденция к тому, чтобы необычно одеваться, то в регионах она гораздо ниже. Но даже в Петербурге аудитория благотворительных магазинов довольно ограничена, чего не сказать, например, про Лондон. Там «черитишопы» настолько популярны у населения, что составляют огромную конкуренцию остальному бизнесу. И британское министерство экономики даже предложило выпустить постановление, ограничивающее их деятельность. — Конечно, у нас другая ситуация. У нас это не модно, потому что принято считать, что секонд-хенд — магазин для бедных, — делится Юлия. — Поэтому, безусловно, аудитория наших магазинов гораздо уже, чем, например, британская. Подавляющее большинство — это молодёжь, и какой-то процент людей среднего возраста. Если при открытии второго магазина нам казалось, что мы расширяемся и можно открыть ещё несколько точек по городу, то сейчас мы понимаем, что двух магазинов нам достаточно. Нам нужно работать с аудиторией, объяснять, что это такое, почему за этим не прошлое, а наоборот — будущее. В силу того, что секонд-хенд в России не такое модное явление, «Спасибо!», в отличие от зарубежных «черитишопов», для привлечения аудитории занялся формированием собственного сообщества. На территории магазина часто проходят различные мероприятия: концерты, кинопоказы, лекции и семинары. Правда, сейчас, по признанию Юлии, это из простого способа привлечь покупателей переросло в отдельное направление работы магазина. За прошлый год магазину удалось перечислить на благотворительные цели 425 тысяч рублей, что, по меркам благотворительности, не так уж много. Через два месяца магазин на Гороховой окупит себя, и Юлия рассчитывает выйти на более серьёзные обороты: перечислять 200-300 тысяч рублей в месяц на благотворительность. Бизнес Юлии интенсивно растёт, а значит, требует большего вложения собственных сил и времени. Если первые полтора года она могла совмещать работу с управлением магазином, то теперь это стало гораздо сложнее. Поэтому помимо волонтёров в «Спасибо!» есть пять сотрудников, включая Юлию, которые, получая зарплату, могут постоянно заниматься его развитием. Таким образом, благотворительный магазин — это полноценный бизнес, который отличается лишь своей социально-ориентированной миссией. Однако говорить, что эта модель прочно закрепилась в России, пока ещё рано.
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Свободу Саше Скочиленко
Сашу Скочиленко, арестованную по делу о «фейках» про ВС РФ, перевели в новую камеру и обеспечили безглютеновым питанием
Что известно о травле Саши Скочиленко в СИЗО. Ее девушка узнала о запрете открывать холодильник и требованиях ежедневно стирать одежду
«У меня уже отняли семью. Что мне теперь терять?». Девушка Саши Скочиленко — о жизни после ее задержания и проблемах с передачами
Лауреатка «Золотой маски» передаст премию петербургской художнице Саше Скочиленко
Саше Скочиленко не предоставили обещанную диету в ИВС. У нее случился приступ, рассказала адвокатка
Военные действия России в Украине
Заявления Финляндии и Швеции о вступлении в НАТО и попытки поджога российских военкоматов. Главное к 15 мая
Что произошло в Украине 14 мая? Возможное отступление России из Харьковской области и продолжающийся штурм «Азовстали»
Власти Петербурга говорят про возможный завоз холеры беженцами из Украины. Этому стоит верить? Разбираемся с инфекционистом
Что произошло в Украине 11 мая? Планы по присоединению Херсонской области к России и запрет Instagram в ДНР
Провластное движение «Поколение Z» сменило название. Его лидер назвал военные действия в Украине катастрофой
Экономический кризис — 2022
Bloomberg: ВВП России снизится на 12% в 2022 году. Это будет самый большой спад с 1994 года
Минпромторг утвердил список товаров для параллельного импорта в Россию. Что это значит?
«А остальным что?». В комздраве заявили о завозе в аптеки дефицитного лекарства «Эутирокс» — но не для всех. Обновлено
Власти подготовили список товаров для ввоза в Россию без согласия правообладателей. Что об этом известно?
Российским авиакомпаниям рекомендовали подготовиться к полетам без GPS. Рогозин предложил заменить эту систему на ГЛОНАСС
Давление на свободу слова
Как писать письма в СИЗО? Рассказывает адвокат задержанной по делу о фейках об армии России Ольги Смирновой
Как силовики изобрели и опробовали новый метод давления на активистов — подозрение в лжеминировании. Истории 7 петербуржцев
Ходят слухи, что «Алые паруса» проведут без Ивана Урганта впервые за десятилетие. Это правда?
Илья Красильщик запускает новое медиа «Служба поддержки». Его частью станет анонимный чат для тех, кто пострадал от российских властей
Петербургских активистов массово преследуют перед 9 Мая. Главное о делах против «Весны», феминисток и людей с антивоенной позицией
Хорошие новости
Памятник конке на Васильевском острове превратили в арт-кафе. Показываем фото
В Петербурге запустили портал с информацией обо всех водных маршрутах 🚢
На Васильевском острове откроется кафе «Добродомик». Там будет работать «кабинет решения проблем»
В DiDi Gallery откроют выставку Саши Браулова «Архитектура уходящего». Зрителям покажут его вышивки с авангардной архитектурой
В Петербурге в 2022 году обустроят более девяти километров велодорожек
Подкасты «Бумаги»
Откуда берутся страхи и как перестать бояться неопределенности? Психотерапевтический выпуск
Как работают дата-центры: придумываем надежный и экологичный механизм обработки данных
Идеальная система рекомендаций: придумываем алгоритмы, которые помогут нам жить без конфликтов и ненужной рекламы
Придумываем профессии будущего: от облачного блогера до экскурсовода по космосу
Цифровое равенство: придумываем международный язык, развиваем медиаграмотность и делаем интернет бесплатным
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.