22 декабря 2014

«Мы как будто на выжженном поле»: что происходит с благотворительными фондами в кризис

Девальвация рубля уже привела к резкому повышению цен на продукты, технику и услуги. Экономический спад, по всей видимости, прямо или косвенно отразится и на некоммерческих организациях, собирающих пожертвования для больных и бездомных.
Сотрудники благотворительных организаций «Подари жизнь», «Ночлежка», AdVita, «Вера», «Выход в Петербурге», «Перспективы» рассказывают, как кризис отразился на их работе и как они намерены действовать в новых обстоятельствах, а Митя Алешковский объясняет, почему необходимо жертвовать даже в самые тяжелые времена.
«Меня зовут Елена Шатчина, мне 14 лет, я из Абакана. Учусь в 8-м классе…». Лена сама написала письмо в благотворительный фонд AdVita («Ради жизни»), когда узнала, что у нее лейкоз. После курса химиотерапии, когда болезнь ушла в ремиссию, выяснилось, что Лене не может помочь даже агрессивное лечение. У нее особый тип лейкоза, который возможно вылечить только одним способом — пересадкой костного мозга. Такая операция в России делается бесплатно, но для нее необходимо найти донора. В России не существует своего национального регистра, поэтому, чтобы найти подходящего донора, нужно заплатить 18 тысяч евро, и еще 2,5 тысячи — за транспортировку материала. Год назад эта процедура стоила 800 тысяч рублей, но из-за курса валют цена поднялась до 1 миллиона 600 тысяч рублей.
Мама Лены уволилась с работы, чтобы сидеть с больной дочерью. Теперь они живут на пенсию девочки по инвалидности. Еще у Лены есть бабушка и дедушка, но они пенсионеры. Семья школьницы не в состоянии заплатить за поиск донора. Даже для того, чтобы просто начать поиски, которые длятся от двух месяцев до полугода, нужно внести предоплату. 5 тысяч евро за Лену заплатил фонд AdVita, помогающий детям с онкогематологическими заболеваниями. Однако теперь из-за девальвации рубля фондам, собирающим пожертвования, помогать подопечным станет сложнее.
Анна Косарева
директор по развитию фонда AdVita:

— 95 процентов лекарств в онкогематологии — иностранные, и их закупка напрямую зависит от курса валют. Сейчас пока мы еще живем на договоренностях по году, там были фиксированные цены и объемы. Но мы с ужасом ждем, когда они поднимутся в следующем году.

Фонд работает не только с частными жертвователями, но и компаниями, которые регулярно вносили в AdVita свои средства — именно они составляли большую часть накоплений организации. Из-за кризиса финансовые проблемы возникли у самого бизнеса: несмотря на то, что число корпоративных жертвователей пока не сократилось, перечисляемые суммы постепенно уменьшаются.
Работа фонда «Подари жизнь», как и в случае с AdVita, тоже сильно зависит от курса валют. Кризисную ситуацию в фонде предвидели: руководство заранее договорилось с поставщиками лекарств о фиксированной цене, а некоторым сразу выплатили аванс, спрогнозировав нужды подопечных. Директор фонда объясняет, что проблемы с финансированием начались еще в начале года.
Екатерина Чистякова
директор фонда «Подари жизнь»:

— В 2014 году денег в здравоохранении стало на 30 процентов меньше, чем было в 2013-м. При этом просьб купить лекарства, медицинские расходные материалы, оборудование стало намного больше.

Застраховать от резкого скачка цен удалось только часть расходов. Если в дальнейшем цена на фармацевтику резко вырастет, а пожертвования сократятся, шансов организовать эффективное лечение для своих подопечных у фонда будет меньше в разы. Большинство лекарств, которые сейчас заказывают фонды, не производится в России. Такая же ситуация складывается с оборудованием.
В фонде «Вера», помогающем хосписам и неизлечимо больным детям, объясняют, что большая часть оборудования, которое рекомендовано специалистами, производится за рубежом и закупается через поставщиков. В России аналогов такой техники не найти: например, специальные кресла-коляски должны быть настроены индивидуально под пациента. Такие коляски нужны детям с тяжелыми нервно-мышечными нарушениями, которые не могут прямо держать голову и спину.
Не нужно думать, что кто-то не может дать денег. Пожертвование в 10 рублей — это тоже пожертвование
В планах «Веры» на следующий год: поддержка региональных хосписов, расходы на персонал и обучение сотрудников. Эти траты находятся вне валютного рынка, но крайне ощутимы для любой организации. Количество денег в фонде напрямую зависит от благосостояния жертвователей. Как только кризис отразится на них, поток денег на благотворительность также сократится. Наталья Лимина, директор по внешним связям петербургского фонда «Перспективы», говорит, что некоторые жертвователи уже были вынуждены либо приостановить, либо сократить отчисления, ощутив уменьшение собственного бюджета.
«Перспективы» помогает детям с множественными нарушениями. Фонду не нужно закупать медикаменты или оборудование, но необходимо оплачивать работу тренеров, психологов, педагогов и волонтеров, которые почти каждый день помогают подопечным передвигаться, общаться, адаптироваться к жизни в городе.
«Перспективы» не единственная организация, занимающаяся социальной адаптацией. Фонд «Выход в Петербурге» работает в этом же направлении с аутистами. Один из главных проектов фонда — центр «Антон тут рядом», где проводят занятия, творческие мастер-классы и программы социальной реабилитации. Для работы фонда ежемесячно требуется 2 миллиона 200 тысяч рублей.
Зоя Попова
директор фонда «Выход в Петербурге»:

— Деньги наших благотворителей, собранные с огромными усилиями, обесцениваются на глазах. И те представители бизнеса, которые раньше участвовали в благотворительных проектах, уходят из них, потому что все ресурсы компаний направлены на собственное выживание. Мы не можем позволить себе остановиться, бросить тех студентов, с которыми мы уже работаем, и никак не ответить на запрос тех семей, которые к нам обращаются.

В благотворительной организации «Ночлежка», помогающей бездомным, опасаются, что кризис ударит не только по больным, но и по экономически незащищенным гражданам. Многие могут лишиться работы, а потом и жилья. Это потребует еще больше труда для сбора денег; и хотя «Ночлежка» не взаимодействует с валютой напрямую, скачок цен, по словам руководства, скажется и на ней. Даже закупка самого стандартного набора — еды, одежды, средств гигиены — будет обходиться намного дороже.
Григорий Свердлин
руководитель «Ночлежки»:

— Категория, которой мы помогаем, не популярна среди большинства. Нам постоянно приходится изобретать какие-то новые пути привлечения внимания и сбора средств, и я сомневаюсь, что мы придумаем что-то большее в связи с кризисом. Но будем стараться. Мы будем продолжать действовать.

Губернатор Петербурга Георгий Полтавченко уже заявлял о повышении цен на тарифы ЖКХ. Большая часть расходов «Ночлежки» приходится именно на них и на аренду здания: организация содержит приют, где бездомные могут переночевать и пережить зиму. AdVita, помимо лечения и поиска доноров, оплачивает аренду сразу нескольких многокомнатных квартир, потому что в НИИ имени Горбачева, где наблюдаются подопечные фонда, нет пансионата для иногородних больных.
Руководитель проекта «Нужна помощь.ру» Митя Алешковский считает, что во время кризиса люди окончательно отвлекутся от проблем в социальной сфере.
Митя Алешковский
руководитель проекта «Нужна помощь.ру»:

— Внимание общественности перетянуто на проблему с долларом, на все что угодно, кроме вопиющих социальных проблем. Сейчас у нас больше сирот, чем было в СССР во время Второй мировой войны вместе со всеми республиками. В нашей стране 2,8 миллиона онкологических больных, а государство свернуло программу их поддержки. Только инсультов 500 тысяч в год — количество проблем невероятное. Мы как будто находимся на выжженном поле. Люди не собираются это замечать: покупают себе телевизоры, гречку или еще что-то. Пытаются обустроить свой собственный рай в коллективном аду. Не нужно думать, что кто-то не может дать денег. Пожертвование в 10 рублей — это тоже пожертвование. Лучше дать эту сумму, иначе не будет даже ее.

Сейчас у всех благотворительных фондов и организаций одна стратегия: продолжать работать с удвоенной силой, придумывать еще больше акций по сбору средств, убеждать бизнес выделять средства на благотворительность и надеяться на неравнодушие частных жертвователей.
— Возможно, кто-то из компаний захочет завести или сменить партнера по благотворительности. Мы постараемся показать, что мы надежный партнер, что нам можно доверять. У фондов задача гуманитарная: помогать другим, но методы у него должны быть такие же, как и у других серьезных, крупных предприятий, — объясняет Анна Косарева.
Мы не можем позволить себе остановиться, бросить тех студентов, с которыми мы уже работаем
Большинство сотрудников благотворительных фондов настаивает на том, что деньги — далеко не единственный путь решения проблем их подопечных. Почти все организации говорят о недостатке волонтеров: людей, способных ездить в больницы к детям, курьеров и автокурьеров, активных людей, которые будут рассказывать об акциях или организовывать мероприятия по сбору средств среди своих знакомых, коллег и друзей и всех, кто может помочь своими профессиональными навыками. Онкогематологические фонды остро нуждаются в донорах. Особенно это важно в конце года: в новогодние праздники станции по переливании крови работать не будут, но кровь больным нужна почти ежедневно.
— Чем вы еще можете помочь? — задумывается Наталья Лимина. — Сейчас нужно оставаться людьми, продолжать слышать о чужой беде и сохранять спокойствие в этом страшном ажиотаже.
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь на «Бумагу» там, где вам удобно
Все тексты

Вся лента

все новости
Читайте еще
Олег Гаркуша: «Никто не знает, когда центр наконец откроется, все зависит от денег»
Координатор фонда AdVita — о «токсичной благотворительности» и запрете лечиться за границей
По пути бездомного: как выжить, если негде жить?
Четвертая волна коронавируса
«Очень тревожно». Что о введении QR-кодов в Петербурге говорят представители общепита, театра и выставочного пространства
Смольный разъяснил, как будет работать система QR-кодов. Их начнут проверять сами представители бизнеса — нарушителей ждут штрафы
Без QR-кода не будут пускать в кафе, музеи и бассейны Петербурга. Зачем нужны такие меры, как будут проверять сертификаты и что грозит нарушителям?
В России могут объявить нерабочие дни с 30 октября по 7 ноября. Правительство предложит такую идею Путину
Как в общественных местах Петербурга будут проверять QR-коды? Отвечает комитет по информатизации
Как меняется Петербург
«Благотворительность уже прорастает отовсюду». Директор «Ночлежки» — о кафе в центре Петербурга, где бывшие бездомные будут обучаться новым профессиям
Рядом с «Лахта Центром» появится оздоровительный термальный комплекс за 450 млн рублей
На Охтинском мысу создадут общественные пространства — какими они будут? Показываем прогулочную тропу, кафе и зимний сад
Смольный обещает до 2024-го ввести беспилотный транспорт, оплату проезда лицом и агрегатор культурных событий. Вот что может (но не точно) появиться в Петербурге
В Калининском районе появится 3 тысячи контейнеров для раздельного сбора мусора. Их установят в 2022 году
Научпоп
Рецепторы, глобальное потепление и экономика труда. Главное о научных исследованиях нобелевских лауреатов — 2021
Космический туризм, астрономия и облачные технологии. Присоединяйтесь к нашему фестивалю Science Bar Hopping в Москве!
Петербургские археологи нашли геоглиф в виде быка в Тыве. Рассказываем, что это и почему находку называют уникальной
Откуда берутся слухи про чипирование, как фейки о бесплатных лекарствах рекламируют БАДы и можно ли зарабатывать на фактчекинге в России? Рассказывает сооснователь Fakecheck
Мы проводим научный фестиваль «Кампус» — офлайн! Приходите на лекции о том, как устроен интернет 💻 И поспешите, билетов не очень много
Вакцинация от коронавируса
«Очень тревожно». Что о введении QR-кодов в Петербурге говорят представители общепита, театра и выставочного пространства
Без QR-кода не будут пускать в кафе, музеи и бассейны Петербурга. Зачем нужны такие меры, как будут проверять сертификаты и что грозит нарушителям?
В Петербурге выросло число желающих сделать прививки от COVID-19. Вот с чем это может быть связано
Портал «Стопкоронавирус.рф» запустил счетчик вакцинации и коллективного иммунитета
Что известно об обязательной вакцинации в Петербурге. Кто должен привиться, какие санкции ждут отказавшихся и возможно ли введение QR-кодов
Коллеги «Бумаги»
Кто реально победил на выборах в Госдуму? В чем не правы противники «Умного голосования»? Как были устроены фальсификации?
Как протест против ввоза мусора из Москвы пробудил в ярославцах интерес к экологическим проблемам
Как «Независимая ассоциация врачей» отговаривает россиян прививаться
Гид по пригородам Петербурга
Прогулки с видом на реку, 100-летняя ГЭС и краеведческий музей в доме инженера — приезжайте в Волхов
В Петяярви — маршрут для долгой бодрой прогулки и идеальные места для пикников. Осмотрите заброшенную финскую ГЭС с водопадом и лесные озера
В Гатчине — не только дворец и парки. Осмотрите замок мальтийских рыцарей, деревянную дачу с башней и старинную слободу, где жили егеря
В Орехове — самая высокая точка Карельского перешейка, заказник с дикими зверьми и озера. Летом в полях цветет рапс и пасутся лошади
В Лебяжьем — «кладбище поездов», столетние дома и военные форты. Прогуляйтесь по местам писателя Бианки и останьтесь до вечера, чтобы увидеть закат над заливом
Подкасты «Бумаги»
Зачем мы участвуем в онлайн-флешмобах и к чему они могут привести? В подкасте «Все мы медиа» обсуждаем #MeToo, флаги на аватарках и солидарность в соцсетях
Как спасти планету от мусора? Придумываем варианты во время мозгового штурма: от геймификации до новой экономики
«Нахрен все эти деньги, открываем бар!». Каково запустить бизнес своей мечты — и закрыть его
Вместе со школы❤️ Выпуск про первые отношения и неловкие романы
«Твой умный кореш»: слушайте подкаст «Бумаги» — с историями про безумный автостоп, жизнь с пятью детьми и отказ от алкоголя
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.