22 февраля 2018

Петербуржцы готовы брать отпуск по уходу за ребенком, но их жены против. Почему? Объясняет социолог

Как петербургские пары относятся к тому, что в отпуск по уходу за ребенком уходит отец, а не мать, почему эту идею больше поддерживают мужчины и как такое решение сказывается на ребенке и отношениях в семье?

В СПбГУ провели исследование о семьях, в которых мужчина остается сидеть с ребенком. Один из авторов доцент Ольга Безрукова рассказывает, какие стереотипы сложились об отцовском отпуске среди россиян и почему в Петербурге его выбирают больше пар, чем в других регионах.

— Почему вы решили провести именно такое исследование?

— Я давно занимаюсь проблемой поддержки молодых родителей. Делала с группой психологов и физиологов большое исследование, посвященное поддержке беременных женщин. В 2009–2010 годах проводила исследование «Ресурсы сетей поддержки молодых родителей в условиях кризиса».

Для исследований брала интервью у мужчин, которые участвовали в «папа-школах», учились быть отцами. Это, как правило, представители среднего класса, образованные люди, те, кто хочет научиться новой роли вовлеченного отца. Мой интерес связан и с собственным мировоззрением. Мой отец активный и вовлеченный, очень много мне давший и сыгравший большую роль в моем развитии. И мне эта тема всегда была очень интересна.

— Сейчас в России есть предрассудки о мужчинах, которые берут отпуск по ходу за ребенком?

— Их действительно очень много, и это достаточно значительный культурный фактор. И, может, раньше этих стереотипов было еще больше. Мы все-таки с вами живем в городе, где культура отцовства развивается достаточно активно за счет разных организаций. Петербург один из первых городов России, где стали праздновать День отца. Так что стереотипы есть, но их стало меньше.

Центральная установка: отец зарабатывает, а мать воспитывает. Плюс еще одна распространенная установка: маленькому ребенку прежде всего нужна мать, а не отец, потому что он должен получать грудное вскармливание. Еще выяснилось, что мужчины испытывают много страхов, связанных с тем, что из-за этого отпуска его будут воспринимать «как женщину». Идентификация с женской ролью для мужчин трагична и очень тяжело ими воспринимается.

Конечно, есть и страх, что мужчина будет белой вороной и над ним будут смеяться, его не поймут родители и друзья. Кроме того, отпуск по уходу за ребенком — риск потерять работу или затормозить свою карьеру.

— А у женщин такие же страхи?

— Женщины прежде всего видят проблему в том, что ребенок лишится грудного вскармливания. Они испытывают страх, который основан на недоверии к отцам: что они не смогут правильно ухаживать за ребенком.

Еще один важный момент, отмеченный женщинами: мужчина лишится квалификации в работе и карьерного роста; не сможет выполнять доминирующую роль защитника семьи. О страхе, что мужчина будет выглядеть белой вороной, женщины говорят даже больше, чем мужчины. И еще женщины чаще говорили о возможных конфликтах в семье.

— То есть они считают, что если мужчина уйдет в отпуск по уходу за ребенком, то это будет провоцировать конфликты?

— Да. Потому что женщины, как показало исследование, оказались более консервативными. В группе тех, кто не поддерживает идею отпуска мужчин по уходу за ребенком, женщин в два раза больше, чем мужчин.

— В парах, участвовавших в исследовании, и мужчины, и женщины одинаково понимают, что такое отпуск по уходу за ребенком?

— Всем респондентам объясняли, что такое отпуск по уходу за ребенком. Причем важно не путать его с декретным: на декретный отпуск право имеют именно женщины, он начинается с беременности. По законодательству, на отпуск по уходу за ребенком в России имеют право и мужчины, и женщины. Либо его можно передать родственникам, либо поделить. Данные показывают, что примерно 7 % мужчин в разных регионах все-таки берут этот отпуск. В европейских странах этот показатель выше.

— Как вы считаете, почему в европейских странах высокий показатель? Какие факторы влияют на это?

— Возможность поучаствовать в воспитании на ранних этапах развития ребенка помогает позитивно воспринимать свое отцовство в дальнейшем. Чем больше ты ухаживаешь за ребенком, тем больше вовлекаешься в процесс, тем больше чувствуешь и любишь. А феномен отчужденного, отрицающего отца связан с тем, что мужчины не вовлекаются в эту роль — эмоционально прежде всего.

В скандинавских странах еще в 70-х годах прошлого века столкнулись с низкой рождаемостью и стали активно использовать разные формы поддержки молодых семей. Во многих странах очень много сделано для того, чтобы отцы брали этот отпуск. Во-первых, им выплачивают 80 % от зарплаты, имеющейся до ухода в отпуск, в качестве пособия. У нас это только 40 %. Во-вторых, в некоторых странах — например, в Исландии и Дании — в этот отпуск могут уйти оба родителя. И выплачивается пособие в 100 % от зарплаты.

Иногда предоставляется отпуск по уходу за ребенком, который могут взять только отцы, то есть если они отказываются, то отпуск пропадает. Так что некоторые семьи руководствуются прагматическими соображениями. Поэтому до 90 % исландских отцов идут в этот отпуск. А еще в европейских странах разница между зарплатой мужчины и женщины меньше, чем у нас.

— Вы говорили, что из-за недостаточного вовлечения отцов возникает отчуждение между ними и детьми. А если отцы берут на себя уход за ребенком, не возникает эмоционального перевеса?

— Безусловно, возникает. Есть такой феномен делегирующего родительства, когда родитель передает воспитание ребенка кому-то. Например, из-за того, что много работает. В таких ситуациях родитель действительно не вовлечен. И это может происходить и с женщинами тоже.

— Как вы отбирали пары для участия в исследовании?

— В нашем исследовании участвовали только те,  у кого есть дети, родители репродуктивного возраста до 50 лет. Среди них были пары, которые использовали уже отпуск не один раз. Были отцы, которые брали отпуск, — и я, например, общалась с ними во время своих прошлых исследований. Найти таких людей довольно сложно.

— А есть какие-то ранние исследования по этой теме, благодаря которым можно сказать, изменилось отношение к отцовскому отпуску или нет?

— В 2012 году я смотрела исследование HeadHunter, посвященное отпуску по уходу за ребенком. Но там были общие цифры о том, какое количество респондентов хотело бы уйти в такой отпуск. Раньше, до 2012 года, таких данных у нас вообще не было.

В ходе своего исследования я поняла, что нужно прийти к двум критериям опроса: хочу ли я уйти в этот отпуск (или хочу ли, чтобы мой партнер ушел в этот отпуск, если спрашивать женщин) и могу ли я уйти в этот отпуск. В итоге получилось четыре группы. Последовательные сторонники — готовы и взяли отпуск, непоследовательные сторонники — готовы, но их что-то останавливает. И, конечно, те, кто против по разным причинам.

Противники — это мужчины и женщины с традиционным мировоззрением, самая большая и объемная группа (женщин 52 %, мужчин больше трети). Как правило, в группе много мужчин руководителей, предпринимателей, сотрудников силовых ведомств. И они довольно активные отцы, но к каким-то более острым моментам, когда, например, нужно не спать, чтобы ухаживать за больным ребенком, они уже не готовы. Для них это уже что-то женское. При этом оказалось, что в этой группе практически треть — мужчины с высоким риском бедности. То есть если они не будут работать, то попадут в крайнюю бедность. Ведь в России есть разница между зарплатами мужчин и женщин.

— А женщины в этой группе работающие?

— В основном да. Но процент домохозяек и тех, кто по другим причинам не работает, тоже довольно высок. Поэтому они и не хотят передавать эту функцию мужчинам: они сами с ней справляются, и им это в большей степени нравится. И как оказалось, здесь большой процент женщин, которые не доверяют отцам. Вторая группа — непоследовательные противники. В нее входит две полярные группы: мужчины с высшим образованием и те, кто закончил только школу или лицей. Здесь мужчины говорят, что и отцы, и матери должны участвовать в воспитании, но признают, что сами достаточно пассивны. Ну и они достаточно прагматичны: говорят, что в отпуск нужно идти тому, кому это выгодно.

Если говорить о последовательных сторонниках, то тут число мужчин, готовых уйти в такой отпуск, больше, чем женщин. Одни мужчины хотят видеть, как ребенок сделал первый шаг и сказал первое слово, вторая группа — это мужчины, переживающие трудные времена, связанные с работой. Например, их хотят сократить. То есть они берут этот отпуск, но, по сути, ухаживать за ребенком не хотят. Для них это просто способ решить проблемы. Как правило, ребенком занимается мама или бабушка с дедушкой. Фактически мужчины могут, взяв отпуск, найти еще одну работу. Это такой способ решения трудовой и финансовой проблемы.

Непоследовательные сторонники — это те, у кого высокий потенциал нереализованного отцовства. Те, кто умеет заботиться о детях и может ухаживать за детьми наравне с матерью. И это, как правило, мужчины, которые выросли в многодетных семьях, в полных семьях, у них есть брат или сестра. Но они говорят, что не могут уйти в отпуск из-за работы и ответственности за обеспечение семьи.

— Что должно произойти, чтобы в России сложилось положительное отношение к отцовскому отпуску?

— На уровне государственной политики одного существующего закона недостаточно. Нужно включить те условия, которые есть в европейских странах. Это отпуск, который могут использовать только мужчины, это повышение пособия. И если у нас будет сохраняться такая разница в зарплатах мужчин и женщин, это и дальше будет препятствием повышению этого пособия.

И, конечно, важно изменение культуры отношения к этому отпуску среди даже не мужчин, а женщин. Потому что процент женщин, которые не принимают эту практику и смотрят на роль мужчины традиционно, оказалось очень велика. И если такие показатели в Петербурге, то, наверное, где-то в южных регионах России совсем другие цифры.

— Как сказывается отцовский отпуск на отношениях в паре?

— В группе последовательных сторонников, например, больше партнерские отношения. А в группах непоследовательных сторонников мы часто сталкивались с недоверием мужчин к женщинам. Но данные европейских исследований показывают, что во многих семьях уход отцов в отпуск способствовал тому, что женщины раньше возвращались на работу, укрепляли отношения и доверие в супружеских парах, чувствовали благодарность к отцам-мужчинам.

В Англии матери в такой ситуации становились более эмоционально устойчивыми, а 20 % мам в Норвегии меньше болели. В 50 % семей в Канаде такой опыт способствовал равному разделению семейных обязанностей и сокращению количества семейных конфликтов.

Исследования показали, что у детей австралийских отпускников-отцов более высокие показатели когнитивного развития, они были лучше подготовлены к школе. Вообще, результаты очень разные, но все связаны с очень важной проблемой, которую решает отец в отношениях ребенка, — это сепарация от матери.

— Отцы в отпуске по уходу за ребенком — это признак прогрессивного общества?

— Это, прежде всего, признак демократичных отношений и демократизации общества. Ценность здесь в том, что и у одного, и у другого родителя есть возможность работать и быть родителем. В нынешней ситуации в России женщина сперва беременеет, потом уходит в отпуск по уходу за ребенком, иногда на неопределенный срок. Именно женщина оказывается в ситуации большого риска с точки зрения профессиональной занятости.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.