«Кампус» — это городской просветительский фестиваль, который проходит дважды в год, и одноименная рубрика на «Бумаге», где ученые и эксперты рассказывают, как устроен мир вокруг нас.
7 февраля 2019
текст:
В Манеже — выставка русской деревянной скульптуры. Там можно увидеть знаменитых «пермских богов». Но как оценить и понять такое искусство?

В петербургском Манеже проходит выставка деревянной религиозной скульптуры XVII–XIX веков «Христос в темнице». Одно из самых ярких явлений того периода — пермская деревянная скульптура, «пермские боги». Их нельзя рассматривать ни с позиции древнерусского искусства, ни через западную художественную традицию, ни как народное искусство.

«Бумага» публикует фрагменты лекции искусствоведа Александра Королева, который объясняет, чем уникальны «пермские боги» и как понять и по достоинству их оценить.

Выставка «Христос в темнице». Фото предоставлено организаторами

Александр Королев

Старший научный сотрудник Российского института истории искусств

— Экспозиционный дизайн выставки в Манеже придуман так, чтобы мы не вспомнили ни про краеведческий музей, ни про музей древнерусского искусства, ни про барокко, ни про европейскую готику — напротив, ощутили бы себя в новом, ни на что не похожем музейном пространстве.

Авторы выставки — куратор Семен Михайловский и дизайнер Антон Горланов — называют свой проект инсталляцией. На мой взгляд, это все-таки выставка скульптуры, а не самостоятельное художественное произведение, чем всегда должна являться инсталляция. И это образец музейного дизайна самого лучшего качества. Сомнение можно выразить разве что в отношении идеи неоновых нимбов: этот художественный прием так давно и так широко применяется в мировой художественной практике, что уже начинает казаться устаревшим, подключая при этом ложные ассоциации.

Как и для чего появились «пермские боги»

— Начать историю искусства «пермских богов» лучше всего с географической карты. На ней мы видим удаленную от центра России обширную территорию — это историческая земля, Пермь Великая. Именно здесь в конце XVII века возникло, а затем в XVIII веке расцвело искусство деревянной скульптуры. Все эти произведения были сделаны для церкви и участвовали в службах: иконостасы, рельефы, декоративная резьба, но самое оригинальное и интересное — фигура Христа в темнице.

Согласно евангельским текстам, перед тем как отправиться на Голгофу (несение креста), Христос был поруган, избит и коронован терновым венцом. Между этими двумя событиями — очень недолго, короткую ночь — он находится в темнице. И именно этому моменту соответствует своей иконографией сюжет на выставке.

Одна из таких фигур в Манеже представлена в деревянном ящике с закрытым низом и окнами наверху (расположена на втором этаже — прим. «Бумаги»). В таких темничках обычно они и были выставлены, справа или слева от алтаря. На праздник их украшали, одевали в дорогие одежды — и судя по тому, что нам известно об их почитании, они были не просто украшением храма, а едва ли не главным его средоточием, самым ценным священным предметом.

Всего собрано и описано около 400 скульптур подобного типа. Главную роль в их музеификации сыграл историк искусства, пермский патриот и краевед Николай Николаевич Серебренников. Только благодаря ему мы можем сегодня видеть все эти вещи.

Но нельзя не сказать о том, что его экспедиции, проводившиеся в 1922–1924 годах по городам и деревням Пермского края, имели насильственный характер и часто совершались вопреки воле местных жителей. История сохранила свидетельства о душераздирающих прощаниях, которые устраивались в деревнях. С другой стороны, кто знает, если бы Серебренников их тогда не вывез, они могли бы погибнуть позже самым драматическим образом.

«Пермские боги» — это не древнерусское искусство

— Вернемся к тезису об уникальности этих скульптур. Сегодня чаще всего их обсуждают в связи с темой древнерусского искусства. Действительно, появились они еще в XVII веке, в допетровские, «древнерусские времена», создавались только для церкви, от православия не отклонялись. Общий стиль тоже ближе к византийской эстетике, чем к западноевропейской. Но если это искусство и правда ближе всего древнерусскому, то и отличий от него хватает.

Что отличает пермскую деревянную скульптуру от древнерусского искусства

  1. Сама идея скульптуры
    Да, древнерусский канон иногда позволял использовать пластику, но для XVII века подобная круглая скульптура выглядит чем-то вопиющим. И потом — сам канон. Сравните византийскую и русскую иконы, между которыми четыре-пять столетий: разные цивилизации, разные эпохи, но общего всё равно чрезвычайно много. Потому что это искусство очень канонично, оно не терпит изменений. Если изменения есть, то они очень тонки, незначительны, и только специалист может их заметить.
  2. Стиль
    Образ Христа в темнице выглядит слишком реальным, материальным, невозможно сравнить его с какими-то образцами древнерусского искусства. Посмотрите, какими средствами Феофан Грек создает образ Господа: в полторы краски, одним духом. Где материальность форм, где физическое присутствие, где пластичность? Вспомните, есть ли в древнерусском искусстве образ Спаса, чтобы у него были вытаращены глаза, как у обычного человека? Ничего подобного нет.
  3. Иконография
    Иконографический строй древнерусского искусства чрезвычайно строг и каноничен, и там нет образа Спаса в темнице. Древнерусский Господь страдает, повелевает, творит чудеса, но не уходит в себя, в свои мысли. Такой образ сидящего, думающего Христа — это что-то католическое, если не протестантское.

Почему так важно говорить об этом? Потому что, если считать, что пермская скульптура — это позднее древнерусское искусство, то нам придется сказать, что это упадок, вырождение традиции. Недаром эти вещи появились в конце XIX века, в эпоху заката древнерусского искусства, когда уже весь его потенциал был истрачен: поэтому здесь всё сделано так грубо.

Но если так, как оценить эту деревянную скульптуру по достоинству? О ней много написано, разумеется, в положительном ключе, но нет никакой дифференциации оценок. Представьте, у нас было бы около 400 единиц античной пластики определенного века — мы бы знали, какие тут самые лучшие, самые высокие по классу и уровню. А с пермским наследием ничего подобного не происходит: у нас нет эффективных критериев его оценки. Древнерусская эстетика не позволяет их сформулировать.

Важно заметить, что так происходит не только с древнерусским искусством. Если начать разбираться с западноевропейскими корнями пермской скульптуры, там есть иконографически очень близкие вещи, например такой образец. Это Верхняя Бавария, 1525 год. Но подобные фигуры встречались крайне редко, причем в основном именно в XVI веке. Как могли они оказать влияние на формирование целой школы на другом конце мира через полтора столетия — мало понятно.

«Пермские боги» — это не ренессансное и не барочное искусство

— Что касается стиля, то «пермские боги» не очень похожи на ренессансные и барочные фигуры с их великолепной анатомией и красивыми формами. Это нечто другое, что не в последнюю очередь подтверждают и гонения, которые были направлены на деревянную скульптуру со стороны Священного Синода. В 1723 году был наложен запрет на подобные образы, хотя это было как раз то время, когда открылся иконостас Петропавловского собора. Как можно видеть, барочная декоративная скульптура Синод не смущала.

Если же, в свою очередь, попытаться оценить художественные достоинства пермских скульптур с точки зрения ценностей ренессанса и барокко, то, опять же, мнение будет невысоким. Придется посчитать, что перед нами пример варваризации стиля, настолько грубыми и «неотесанными» они будут казаться. Возьмите, например, Спасителя Дюрера с его великолепной формой.

«Пермские боги» — это не народное искусство

— Когда в 1930–60-е годы Серебренникову приходилось легитимизировать пермские художественные сокровища, внедряя их в советскую секулярно и национально настроенную культуру, одним из способов оправдания этого искусства было его истолкование в качестве народного. Действительно, «пермские боги» (выражение наркома Луначарского) напоминали языческих кумиров, так что можно было говорить о том, что их породило не христианское учение, а народный дух пермяков. Учитывая, что языческие идолы действительно встречались в этих краях, это казалось достаточно правдоподобным. Христос в темнице — все-таки народный, мужицкий, очень местный.

У этой версии происхождения пермской деревянной скульптуры больше прав на это искусство, чем у древнерусской и западноевропейской. Но всё равно народное искусство и то, что мы видим на выставке, нужно различать.

Тут есть своя ловушка, поскольку народное искусство обычно находится в краеведческих и этнографических музеях — как форма примитивного, доэстетического искусства. Мы же понимаем, что художественные различия между идолами не так принципиальны. А в искусстве — в настоящем искусстве — различия принципиальны всегда. И любой художник скажет, что есть лучшая вещь, а есть ей подобная.

Образы Христа в темнице художественно самостоятельны: у каждого свое лицо, свой жест, индивидуальность, мотивы и черты. Здесь есть то, что, скорее, роднит это искусство с рембрандтовскими образами, где мы видим духовную ауру вокруг лица. Именно эмоциональные различия интересуют скульптора в том художественном задании, с которым он справляется. Поэтому с народной точки зрения это искусство не оценить. Оно кажется хорошим, прекрасным, подлинным, но его эстетическая полноценность оказывается за пределами.

Так что же такое пермская деревянная скульптура?

— В XVIII веке русская культура пережила величайший раскол, так что часть ее оказалась переориентирована на запад, а другая осталась отчасти предоставленной самой себе. Думаю, к числу таких антизападных центров может быть причислен и Пермский край.

Кончилось Московское царство, кончилось древнерусское искусство, но их место не было целиком занято прозападной культурой. Где-то остался старый дух, который не закостенел, а стал развиваться дальше. Таким образом, искусство «пермских богов» можно описать как «постдревнерусское» искусство. Не старое восточное, не новое западное, а новое восточное. Оно вело тихое существование, оставалось в тени, но сегодня можно сказать, что это настоящее искусство — причем совершенно самостоятельное.

Если мы признаем за этим искусством право так называться, мы сразу увидим, с какими критериями оценки к нему следует обращаться. Это искусство разрабатывает тему думающего Христа, человека, размышляющего перед смертью. Перед нами бог, которому по-человечески плохо, у которого уже не осталось никаких надежд.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.