Как петербургские ученые исследуют переболевших коронавирусом, чем это поможет в борьбе с инфекцией и защищают ли антитела от COVID-19

Европейский университет и сеть клиник «Скандинавия» запустили в Петербурге исследование, которое должно показать распространенность антител к коронавирусу в городе. Это поможет понять, какая часть петербуржцев переболели COVID-19. Участников отбирают случайным образом, пользуясь генератором мобильных телефонов.

Координаторы исследования — социолог Кирилл Титаев и эпидемиолог Антон Барчук. Они рассказали «Бумаге», как эта работа поможет в борьбе с коронавирусом, когда ждать ее результатов и почему антитела не гарантируют защиту от COVID-19.

Кирилл Титаев

социолог, директор по исследованиям Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге

В чем цель исследования

— Такие исследования нужны, чтобы оценить, сколько людей переболело среди населения, в данном случае Петербурга. Для этого проводят тесты на антитела — часть ответа организма человека на заболевание. Даже если вы переболели без симптомов, антитела в организме должны быть.

Мы пока мало знаем об этом вирусе, поэтому о многом приходится говорить без большой уверенности. Однако тесты на антитела уже применяют, это мировая практика.

Как проходит исследование

— Мы по случайной репрезентативной выборке приглашаем людей пройти обследование. Есть надежда, что исследование покажет уровень распространения инфекции в Петербурге. А каков будет этот уровень, мы пока говорить не можем.

Исследование в Москве довольно сильно отличается от нашей модели [в Петербурге], там тестирование добровольное. И возникает проблема самоотбора: добровольцами чаще оказываются люди, у которых есть основания полагать, что они переболели. И это может завышать или занижать общую оценку.

Мы пользуемся случайной генерацией мобильных телефонов на основе номеров, приписанных к Петербургу и Ленобласти. У респондента уточняем, живет ли он в Петербурге и есть ли ему 18 лет. В силу логистических особенностей не берем удаленные районы вроде Курортного, Кронштадтского, Петродворцового, Пушкинского. Если по всем параметрам респондент подходит, предлагаем пройти обследование. Затем человек приезжает в клинику, там у него берут кровь. Мы бы хотели взять кровь у 1500 человек. На сегодняшний день обследовано несколько сотен человек, но говорить о результатах пока рано.

Если человек не соглашается на обследование, он может просто пройти опрос. В будущем это поможет нам скорректировать выводы с учетом того, какие люди соглашаются участвовать. Например, каждый десятый пенсионер и каждый второй молодой человек.

Сколько продлится исследование

— В идеале мы рассчитываем и дальше привлекать тех же участников, чтобы выяснить, например, сохраняются ли антитела. Так что, предположительно, исследование будет достаточно длительным. Условно говоря, до конца эпидемии. Первые результаты мы рассчитываем получить в районе 15 июня.

Как исследование поможет в борьбе с коронавирусом в России

— Оно имеет очень большую ценность. Во-первых, возможность силами российской науки прийти к выводам общемирового значения — шанс, которым следует пользоваться.

Во-вторых, Россия находится в непростой экономической ситуации, и возможность принимать более тонкие и сбалансированные управленческие решения очень важна для экономики. В теории это поможет избежать избыточного вреда экономике и снизить при этом риск для здоровья людей. Мы рассчитываем, что наше исследование позволит людям, принимающим решения, опираться на более объективную информацию в обозримом будущем — то есть в течение ближайшего месяца.

Масса людей сейчас пытается сделать выводы на основе выборки, которая не является репрезентативной. Наше исследование направлено на то, чтобы предложить более качественную альтернативу.

Антон Барчук

Эпидемиолог, научный сотрудник Университета Тампере и НМИЦ онкологии им. Н. Н. Петрова

Будет ли вторая волна эпидемии

— Есть и оптимистичный, и пессимистичный прогноз. По пессимистичному прогнозу нас действительно ждет вторая волна. Вопрос в том, когда она наступит и насколько она будет интенсивной. Скорее всего, во многих регионах переболело меньшинство. Вероятно, мы говорим про долю населения менее 10 %. В других странах больше было только в очагах инфекции. Вообще, все страны проводят такие исследования — и пока выходит, что переболело не так много [людей].

Соответственно, риск второй волны высокий. Она может произойти, когда снимут ограничительные меры. Поэтому при снятии необходимо сохранять некоторую осторожность. Очень сомневаюсь, что у нас сейчас есть возможность вернуться к прежнему формату жизни.

Но есть и оптимистичные прогнозы. Есть вероятность, что эпидемия как пришла, так и уйдет. Хотя этот вариант сейчас воспринимается как несколько фантастический. К сожалению, мы пока многого не знаем. Не знаем, сколько людей должны были переболеть, чтобы развился коллективный иммунитет. Не знаем, что из себя представляет иммунная защита от коронавируса. Антитела — не синоним защиты, это еще предстоит выяснить.

Действительно ли у всех переболевших коронавирусом образуются антитела и гарантируют ли они защиту от инфекции

— Это предположение из идеального мира. На самом деле вариантов несколько. После контакта с вирусом может не развиться никакой защиты, не у всех могут проявиться антитела. Мы не знаем, какую роль антитела вообще играют в защите.

Антитела, на которые мы проверяем людей, — это маркеры перенесенной инфекции. Есть особый тест, который выявляет именно защитные антитела. Он более сложный, его нельзя сделать за пять минут. По результатам исследований, которые проходили [в других странах], не у всех людей с антителами находили именно защитные антитела. Это не значит, что у них точно нет защиты, потому что есть и другие механизмы.

Самый неприятный момент: у коронавируса могут быть различные изменения — как у гриппа разные штаммы. Переболев одним штаммом вируса, мы можем нарваться на другой. Пока нет подтверждений этого, но в будущем это может произойти.


В середине мая городская больница № 40 выявила антитела у 5,6 % протестированных петербуржцев. Сеть лабораторий «Инвитро» обнаружила антитела у 14 % россиян, сдавших тест. Лабораторная служба «Хеликс» нашла их у 12 % протестированных петербуржцев.

Фото на обложке: Syda Productions / Фотобанк «Лори»

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.