19 февраля 2020

Бывшее здание церкви, особняк с кладом и девятиэтажка на берегу Невы: четыре адреса библиотеки Маяковского и их история

Каждую неделю подписчикам рассылки «Бумаги» приходит письмо об истории одного петербургского дома. В феврале краевед Алексей Шишкин рассказывает о зданиях библиотеки Маяковского. Среди них — дом Голландской церкви на Невском, модернистский жилой комплекс на Охте и особняк, где после революции нашли клад.

Публикуем конспект писем о библиотеке Маяковского. Полностью их можно прочитать, подписавшись на рассылку.

Центр искусства и музыки находится в доме Голландской церкви. Вся библиотека Маяковского выросла из демократичной читальни по соседству

Невский проспект, 20

В 1864 году молодой либеральный юрист Александр Александрович Черкесов выкупил книжный магазин на Невском, 24, принадлежавший арестованному активисту «Земли и воли» Николаю Серно-Соловьевичу. Торговлю, правда, продолжал не он, а братья Серно-Соловьевича и его лицейский товарищ Рихтер. Но когда Черкесов на время лишился доходов от имения, он плотно занялся магазином в надежде получить прибыль.

В 1867-м Черкесов получил разрешение открыть — уже на Невском, 54 — не только книготорговое заведение, но и библиотеку. Книги там выдавали под денежный залог по одному из пяти тарифов, за само право пользоваться библиотекой с читателей тоже брали деньги. Преимуществами библиотеки Черкесова были демократичность (вплоть до революционности), интеллигентность продавцов и высокое качество книжных фондов.

Позже именно на базе библиотеки Черкесова создали центральную городскую библиотеку Ленинграда — ту, что сегодня носит имя Маяковского. Через 153 года после запуска один из ее филиалов работает на Невском проспекте, 20. Это, пожалуй, одно из самых знаменитых зданий города — дом Голландской методистской церкви.

Само здание в 1831–1837 годах возвел архитектор Павел Жако. Здание соединяло доходный дом, конторы, торговые помещения и храм в единый комплекс площадью в полквартала. Композиционным центром была церковь-ротонда на 370 молящихся с парадным входом-портиком. Там же располагались площади под прочие квартиры, конторы и магазины: как и многие петербургские храмы, Голландская церковь в значительной степени существовала именно на средства от сдачи их в аренду.

Революция 1917 года и затем национализация недвижимости перевернули жизнь общины. Она не только лишилась всех доходов от здания, но и должна была сама платить за содержание и ремонт роскошного молитвенного зала. Голландское сообщество в Петербурге не справилось с расходами, и в начале 1920-х церковь передали католической общине, в 1926 году в ней и вовсе прекратили богослужения. Орган фирмы «Валькер» демонтировали и перевезли через квартал — в Капеллу, где он находится до сих пор.

Позже в помещениях бывшей церкви открылся театр с амбициозным названием «Новый театр» под руководством режиссера Исаака Кролля — ученика и продолжателя театральных реформ Всеволода Мейерхольда. В 1936-м в одной из костюмерных вспыхнул пожар: здание спасли, но театр переехал (сейчас это театр Ленсовета). В наспех отремонтированных помещениях открыли читальню, которая со временем получила имя поэта Александра Блока. Кроме собрания книг в 236 000 томов в библиотеке располагались галерея, видеолекторий и даже «народный университет», в котором советские граждане по вечерам получали знания вузовского уровня.

Постсоветская эпоха была для библиотеки непростой. Она влилась в состав Центральной библиотеки имени Маяковского, но еще долго сохраняла отдельную администрацию. В 1997 году на Невский, 20 переехало городское собрание пластинок и нот. Но в 2001-м в бывшем доме Голландской церкви прорвало магистральную трубу — два этажа здания, как раз и занятые библиотекой, залило 10 тоннами кипятка. А три года спустя в библиотеке вспыхнул пожар, который тушили полдня.

Полностью закончить реставрацию интерьеров Голландской церкви удалось только в 2018 году. Библиотека вернулась в здание, но имени Блока лишилась. Сейчас на Невском, 20 работает отдел петербурговедения, центр искусства и музыки с медиатекой, центр деловой и социально-правовой информации. В бывшем офисе пастора на первом этаже притаился небольшой музей, посвященный голландцам в Петербурге. Сама ротонда бывшей церкви стала выставочным залом, а помещение прямо под ней — концертным и лекционным.

Фото: Николай Никитин

В особняке на Фонтанке жили герцоги, а после революции там обнаружили клад. Сюда можно попасть даже во время реконструкции основного здания

Набережная Фонтанки, 46

В 1895 году библиотека на Невском, 54 досталась профессиональной издательнице Ольге Николаевне Поповой. Она провела реформу книжного фонда: снизила закупки беллетристики, вложилась в издание нон-фикшена. Вместе с учеными своего времени за 12 лет Попова напечатала около 700 книг о достижениях научного и технического прогресса. И библиотека снова, как при Черкесове, приобрела репутацию лучшей в городе.

Когда в 1907 году Ольга Николаевна скончалась, ее супруг продал библиотеку мужу ее ученицы Марии Николаю Ломковскому. Ломковские перевезли библиотеку с Невского в новые помещения на Гороховой. Они руководили читальней на протяжении 20 лет. Именно при них из частного собрания она превратилась в главную городскую библиотеку.

15 января 1919 года заместитель наркома просвещения Захар Гринберг подписал декрет о национализации библиотеки Ломковских. Она стала Центральной коммунальной библиотекой Петрограда. Но бывшие владельцы в администрации остались, Ломковский позднее даже написал историю зарождения Городской библиотеки.

Читальне нужно было новое здание, и библиотекарям предложили самим найти его в оправляющемся от военного коммунизма городе. Оно обнаружилось на площади Искусств, 3. По этому адресу библиотека проработала до 1940 года.

Потом книги перевезли в новое здание на Фонтанке, 44 — в помещения перестроенного до неузнаваемости бывшего подворья Троице-Сергиевой лавры. С тех пор библиотека ассоциируется именно с этим местом — почти на углу с Невским, сразу за дворцом Белосельских-Белозерских.

С ноября 2018-го главное здание библиотеки зашито в кожух лесов, здесь идет реконструкция по проекту «Студии 44». Для читателей открыт соседний дом по Фонтанке, 46, известный как особняк Карловой.

Здание возвели еще в XVIII веке, в эпоху Елизаветы Петровны. Тогда у дворцов на набережной был статус пригородных дач — граница Петербурга проходила как раз по Фонтанке. Изначально деревянный особняк в стиле барокко выстроил духовник царицы Федор Дубянский. От оригинала почти ничего не осталось. Главный дом реконструировали в камне в 1843 году, а нынешняя отделка интерьеров и фасадов и вовсе относится к концу XIX века, когда особняком владели герцоги Мекленбург-Стрелицкие.

В придворных кругах семья Георгия Георгиевича Стрелицкого имела неоднозначную репутацию. Всё из-за неравного брака, заключенного в 1890 году между молодым герцогом и фрейлиной его матери Натальей Вонлярлярской. Девушка так и не стала герцогиней Мекленбург-Стрелицкой, но ей присвоили титул графини Карловой — по принадлежащему Георгию Георгиевичу имению.

После смерти супруга графиня Карлова осталась единственной владелицей здания. Когда в 1917-м она эмигрировала вместе с детьми, коллекция произведений искусства и сразу две личные библиотеки — ее и герцога Мекленбургского — остались в доме. Год спустя после отбытия хозяев за границу архитектор Александр Бенуа договорился о передаче особняка Музею старого Петербурга.

Еще три года спустя в одном из помещений обнаружился так называемый клад Карловой — спрятанная коллекция фамильного фарфора и семейный архив бывших хозяев. Его выставили сперва в Аничковом дворце, а потом в одной из гостинных на Фонтанке, 46.

Возможно, именно этот клад и поставил крест на попытках музеефикации особняка. В 1928 году обе библиотеки с Фонтанки, тот самый фарфор и другие вещи из особняка Карловой было решено продать. Филиал музея ликвидировали, а помещения отдали под инженерные конторы. До 1992 года их занимало НПО «Подземстрой».

Городская библиотека имени Маяковского годами приглядывалась к соседнему особняку — учреждению остро не хватало площадей. В 1989 году исполком Ленсовета принимает долгожданное решение о передаче, но ничего не происходит. В документе не был прописан порядок и сроки переезда, а «Подземстрой» не собирался добровольно покидать офис в центре.

В итоге передача особняка библиотеке состоялась только в 1992 году. Здесь открылся отдел литературы на иностранных языках. Также на Фонтанке, 46 открылась мемориальная библиотека князя Георгия Владимировича Голицына — внука графини Карловой, который с 1970-х регулярно привозил в СССР туристические группы, знакомя иностранцев с наследием имперской России.

Фото: Николай Никитин

В этом особняке жил отец Мандельштама, находились райсовет и общежитие. Сейчас там тоже библиотека

Литейный проспект, 49

На время реконструкции библиотеки Маяковского часть отделов переехала на Невский проспект, 20 и Фонтанку, 46, но этих помещений не хватило. Новый адрес нашелся у РНБ на Литейном проспекте, 49.

Этот дом — гадкий утенок Литейного проспекта, где что ни здание, то памятник. Но за неброским сталинским фасадом скрывается старинный дом с любопытной историей. Самая старая часть здания была построена еще в начале XIX столетия для министра внутренних дел Российской империи Осипа Петровича Козодавлева.

После его смерти владелицей здания стала его приемная дочь Анна Михайловна Щербакова. По ее заказу в 1845-м двухэтажный дом расширили и перестроили. Именно этот год считается официальной датой постройки здания. Автором проекта стал архитектор Петр Садовников, ученик Андрея Воронихина.

В 1877 году архитектор городской управы Михаил Рылло перестроил бывшую резиденцию Щербатовой в доходный дом. За следующие сорок лет Литейный, 49 сменил нескольких владельцев, помещения здесь сдавали под квартиры и конторы разного профиля. Пожалуй, самым известным арендатором был мастер перчаточных дел, купец Эмилий Мандельштам. Вместе с ним проживал и его сын Осип, учившийся в ту пору в Тенишевском училище на Моховой улице.

Еще одним съемщиком с именем был театральный деятель и коллекционер Константин Петрович Ларин. Он много лет проработал суфлером Александринского театра, параллельно сам писал пьесы, а заодно собирал так называемую Северную театральную библиотеку. С 1912 года она занимала помещения как раз в доходном доме на Литейном, 49. До революции это была одна из трех профильных театральных читален в Петербурге. Сейчас коллекция входит в состав библиотеки Театрального музея.

А вот нередко встречающееся упоминание о том, что в 1917 году на Литейном, 49 снимал комнату Сергей Есенин, стоит отнести к области легенд. На самом деле он жил в соседнем здании на Литейном, 47.

Последним предреволюционным владельцем дома был известный в Петербурге адвокат Павел Антипович Потехин. Он выступал защитником на многих политических процессах второй половины XIX столетия, работал в том числе вместе с Александром Черкесовым.

Если верить адресным книгам, наследники умершего в 1916-м Потехина не успели вступить в права владения, и после национализации дом продолжили сдавать под конторы. В 1930-е он успел побыть райсоветом Центрального района Ленинграда, а после очередной административной реформы 1936 года здание сделалось обыкновенным жилым многоквартирным домом с флигелем-общежитием.

В первые послевоенные десятилетия двухэтажное на протяжении всей своей истории здание было надстроено еще двумя этажами. Их заняли библиотечные фонды Публички и офисы ее сотрудников. Когда строение было передано Маяковке, оно находилось не в лучшем состоянии. Но за несколько месяцев здание подлатали, сейчас оно открыто для публики.

Фото: Николай Никитин

В библиотеку в модернистском здании на набережной Невы ходили композиторы. Теперь читают комиксы и нон-фикшен

Большеохтинский проспект, 8

В начале ХХ века район Большой Охты, несмотря на географическую близость к центру, оставался сонной полудеревенской слободой. Долгое время дорога вдоль реки на разных участках имела разную ширину и не была достаточно укреплена — всего столетие назад движение периодически перекрывали из-за осыпей и размывов.

Полноценная реконструкция Большой Охты началась только в конце 1940-х — частично разрушенный во время войны район решили заново застроить кирпичными домами в стиле «пролетарской классики». Но и тогда руки до набережной не дошли.

Создавать новый прибрежный ансамбль пришлось уже в эпоху советского модернизма. Спроектировать сразу целый квартал поручили авторскому коллективу под руководством Александра Викторовича Васильева, одного из самых известных архитекторов Ленинграда 50–60-х годов. Ансамбль был особенно важен как антитеза и одновременно фон для восприятия комплекса Смольного монастыря на противоположном берегу, который и советские искусствоведы относили к ценнейшим памятникам Ленинграда.

Уже по завершении проектирования архитектору пришлось защищать свою работу в Смольном — руководство города сочло кубатуру новых зданий недостаточной и потребовало добавить к ним дополнительный этаж. После жаркой дискуссии Васильеву и его коллегам удалось отстоять свой замысел.

В 1969–1971 годах на излучине Невы построили две линии протяженных — до 180 метров в длину — девятиэтажных домов, перемежающихся парой двенадцатиэтажных башен с просторными дворами-террасами. Одна часть по Свердловской набережной, другая — по четной стороне Большеохтинского проспекта. Финальным штрихом к ансамблю стала гранитная набережная со спусками к Неве через каждые 200–300 метров.

По замыслу мастерской, на Свердловской набережной должны были появиться также две гостиницы и ДК Металлического завода имени Свердлова. Но в итоге возвели только гостиницу «Охтинская». Да и ту сдали в эксплуатацию на 20 лет позже — лишь в 1991-м. Впрочем, в каждом из жилых домов ансамбля проектировались и общественные зоны: выставочные залы, заведения бытового обслуживания, магазины. На Большеохтинском проспекте, 8 было решено открыть библиотеку, причем общегородского значения.

В 1969 году было принято решение разместить в здании общедоступную специализированную музыкальную библиотеку. Книги и ноты собирали по библиотекам ленинградских и московских музыкальных учреждений и принимали в качестве пожертвований — горожане подарили будущему собранию 4000 экземпляров нот.

Для желающих тут же опробовать партитуры в залах поставили рояль, два пианино и другие инструменты. За нотами сюда заглядывали известные ленинградские композиторы — Сергей Слонимский и Андрей Петров. В 1980-х годах музыкальную библиотеку на Большеохтинском присоединили к городской библиотеке имени Маяковского.

Не обходилось и без происшествий. Музыкальная библиотека делила адрес с хранилищем нот Публичной библиотеки имени Салтыкова-Щедрина. 18 мая 1988 года во время очередных испытаний теплосетей в помещениях Публички прорвало трубу с горячей водой. Помещения здания были повреждены и из специально выстроенного пространства на Большеохтинском в 1997 году музыкальное собрание уехало на Невский, 20.

Прежний зал на Охте на два с лишним десятилетия сделался складом. Только в сентябре 2019-го он снова открылся для посетителей. Теперь здесь разместился «Образовательный интеллект-центр Охта-8» — одна из самых современных библиотек города.

Фото: Алексей Шишкин
Бумага
Авторы: Бумага
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Дореволюционный Петербург
Как выживал петербургский бизнес во время Первой мировой войны? Вот цикл заметок «Петрополя»
Что можно узнать по столетним фотографиям с «Уделки»? Краеведка восстанавливает истории горожан
ЕУ запустил сериал про историю. Первая серия — о сексе в допетровской России и наказаниях за блуд 😳
Трубочист, стекольщик или продавец калачей? Узнайте, кем бы вы были в XIX веке
Петербуржец купил газету 1917 года, но она оказалась подделкой. Продавец этого не знал — и вернул деньги 🗞
Новые тексты «Бумаги»
На «Бумаге» — премьера клипа «Научи меня жить» от группы «Простывший пассажир трамвая № 7»
От хюгге-кэмпа до экофермы: блогеры рекомендуют необычные места для путешествия по Ленобласти
Чем технология 5G будет полезна экономике и почему вокруг нее столько страхов? Рассказывает кандидат технических наук
На Рубинштейна постоянно проходят уличные вечеринки, где веселятся сотни людей. Местные жители жалуются на шум, а полиция устраивает рейды
Как проходило голосование по поправкам в Петербурге: вбросы бюллетеней, коронавирус у членов комиссий и участки во дворах
Мобилизация
В России зарегистрировали новый иск об оспаривании мобилизации. Его подал 48-летний петербуржец
Более 200 тысяч человек мобилизовали в России, заявил Шойгу. Что еще рассказал министр обороны
На границах с Латвией и Эстонией развернули мобильные призывные пункты, рассказал губернатор Псковской области
«Я пересмотрела свой взгляд на государство». Жены мобилизованных — о том, как провожали мужей на войну
За полмесяца из России уехало минимум 300 тысяч человек. Как менялся поток автомобилей на границах: графики
Визовые ограничения
На финской границе развернули более 500 россиян после введения запрета на въезд для туристов. До этого отказы были единичными
Helsingin sanomat: финскую границу закроют для российских туристов сегодня ночью
Финляндия скоро запретит въезд всем российским туристам. Что об этом известно
«Они должны выступить против войны». Что говорят о бегущих от мобилизации россиянах в других странах. Обновлено
Сейм Латвии запретил продлевать ВНЖ россиянам, не владеющим латышским языком, а также выдавать рабочие визы
Давление на свободу слова
Обвиняемый по делу о «фейках» Борис Романов в четвертый раз не явился на заседание горсуда
Петербургскому депутату, просившему обвинить Путина в госизмене, пытались вручить повестку о мобилизации
Роскомнадзор заблокировал Soundcloud
Петербургская прокуратура потребовала признать движение «Весна» экстремистской организацией и запретить ее деятельность
В Ленобласти возбудили уголовное дело против жены активиста Правдина. Ранее его задержали из-за плаката «Русские, вы нелюди»
Свободу Саше Скочиленко
Обвинение Скочиленко опирается на экспертизу, где говорится, что Саша лжет, а военные РФ «гуманны». «Бумага» разобрала документ
«Имея предубеждение — неприязненное чувство…». Саше Скочиленко предъявили обвинение
«Вы совершили тяжкое преступление против государства». Как прошла встреча Саши Скочиленко и омбудсмена Агапитовой — две версии
Саша Скочиленко рассказала про типичный день в СИЗО — с обысками, прогулками в крошечном дворе и ответами на письма
Саше Скочиленко, арестованной по делу о «фейках» про российскую армию, срочно нужно обследование сердца
Экономический кризис — 2022
Сеть H&M закрыла треть своих магазинов в Петербурге
Россияне все чаще покупают криптодоллары, чтобы вывезти деньги из страны. Вот что нужно знать об этом финансовом инструменте
Курс евро на Мосбирже опустился ниже 52 рублей впервые за шесть лет. Что происходит?
Акции «Яндекса» и Ozon с начала войны подешевели на 73 %. Почему российский фондовый рынок уже неделю падает, а рубль нет?
Российский фондовый рынок продолжает падение на фоне новостей о мобилизации. Доллар также растет к рублю
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.