19 февраля 2020
текст:

Бывшее здание церкви, особняк с кладом и девятиэтажка на берегу Невы: четыре адреса библиотеки Маяковского и их история

Каждую неделю подписчикам рассылки «Бумаги» приходит письмо об истории одного петербургского дома. В феврале краевед Алексей Шишкин рассказывает о зданиях библиотеки Маяковского. Среди них — дом Голландской церкви на Невском, модернистский жилой комплекс на Охте и особняк, где после революции нашли клад.

Публикуем конспект писем о библиотеке Маяковского. Полностью их можно прочитать, подписавшись на рассылку.

Удивительные истории петербургских домов и их жителей
Однажды мы задумались, глядя 
на очередной петербургский дом: кто его строил? Кто здесь жил? Что помнят эти стены и окна? Теперь каждый четверг мы рассказываем удивительную историю одного дома и его жителей. И приглашаем подписчиков на исторические лекции и экскурсии.
Подробнее

Центр искусства и музыки находится в доме Голландской церкви. Вся библиотека Маяковского выросла из демократичной читальни по соседству

Невский проспект, 20

В 1864 году молодой либеральный юрист Александр Александрович Черкесов выкупил книжный магазин на Невском, 24, принадлежавший арестованному активисту «Земли и воли» Николаю Серно-Соловьевичу. Торговлю, правда, продолжал не он, а братья Серно-Соловьевича и его лицейский товарищ Рихтер. Но когда Черкесов на время лишился доходов от имения, он плотно занялся магазином в надежде получить прибыль.

В 1867-м Черкесов получил разрешение открыть — уже на Невском, 54 — не только книготорговое заведение, но и библиотеку. Книги там выдавали под денежный залог по одному из пяти тарифов, за само право пользоваться библиотекой с читателей тоже брали деньги. Преимуществами библиотеки Черкесова были демократичность (вплоть до революционности), интеллигентность продавцов и высокое качество книжных фондов.

Позже именно на базе библиотеки Черкесова создали центральную городскую библиотеку Ленинграда — ту, что сегодня носит имя Маяковского. Через 153 года после запуска один из ее филиалов работает на Невском проспекте, 20. Это, пожалуй, одно из самых знаменитых зданий города — дом Голландской методистской церкви.

Само здание в 1831–1837 годах возвел архитектор Павел Жако. Здание соединяло доходный дом, конторы, торговые помещения и храм в единый комплекс площадью в полквартала. Композиционным центром была церковь-ротонда на 370 молящихся с парадным входом-портиком. Там же располагались площади под прочие квартиры, конторы и магазины: как и многие петербургские храмы, Голландская церковь в значительной степени существовала именно на средства от сдачи их в аренду.

Революция 1917 года и затем национализация недвижимости перевернули жизнь общины. Она не только лишилась всех доходов от здания, но и должна была сама платить за содержание и ремонт роскошного молитвенного зала. Голландское сообщество в Петербурге не справилось с расходами, и в начале 1920-х церковь передали католической общине, в 1926 году в ней и вовсе прекратили богослужения. Орган фирмы «Валькер» демонтировали и перевезли через квартал — в Капеллу, где он находится до сих пор.

Позже в помещениях бывшей церкви открылся театр с амбициозным названием «Новый театр» под руководством режиссера Исаака Кролля — ученика и продолжателя театральных реформ Всеволода Мейерхольда. В 1936-м в одной из костюмерных вспыхнул пожар: здание спасли, но театр переехал (сейчас это театр Ленсовета). В наспех отремонтированных помещениях открыли читальню, которая со временем получила имя поэта Александра Блока. Кроме собрания книг в 236 000 томов в библиотеке располагались галерея, видеолекторий и даже «народный университет», в котором советские граждане по вечерам получали знания вузовского уровня.

Постсоветская эпоха была для библиотеки непростой. Она влилась в состав Центральной библиотеки имени Маяковского, но еще долго сохраняла отдельную администрацию. В 1997 году на Невский, 20 переехало городское собрание пластинок и нот. Но в 2001-м в бывшем доме Голландской церкви прорвало магистральную трубу — два этажа здания, как раз и занятые библиотекой, залило 10 тоннами кипятка. А три года спустя в библиотеке вспыхнул пожар, который тушили полдня.

Полностью закончить реставрацию интерьеров Голландской церкви удалось только в 2018 году. Библиотека вернулась в здание, но имени Блока лишилась. Сейчас на Невском, 20 работает отдел петербурговедения, центр искусства и музыки с медиатекой, центр деловой и социально-правовой информации. В бывшем офисе пастора на первом этаже притаился небольшой музей, посвященный голландцам в Петербурге. Сама ротонда бывшей церкви стала выставочным залом, а помещение прямо под ней — концертным и лекционным.

Фото: Николай Никитин

В особняке на Фонтанке жили герцоги, а после революции там обнаружили клад. Сюда можно попасть даже во время реконструкции основного здания

Набережная Фонтанки, 46

В 1895 году библиотека на Невском, 54 досталась профессиональной издательнице Ольге Николаевне Поповой. Она провела реформу книжного фонда: снизила закупки беллетристики, вложилась в издание нон-фикшена. Вместе с учеными своего времени за 12 лет Попова напечатала около 700 книг о достижениях научного и технического прогресса. И библиотека снова, как при Черкесове, приобрела репутацию лучшей в городе.

Когда в 1907 году Ольга Николаевна скончалась, ее супруг продал библиотеку мужу ее ученицы Марии Николаю Ломковскому. Ломковские перевезли библиотеку с Невского в новые помещения на Гороховой. Они руководили читальней на протяжении 20 лет. Именно при них из частного собрания она превратилась в главную городскую библиотеку.

15 января 1919 года заместитель наркома просвещения Захар Гринберг подписал декрет о национализации библиотеки Ломковских. Она стала Центральной коммунальной библиотекой Петрограда. Но бывшие владельцы в администрации остались, Ломковский позднее даже написал историю зарождения Городской библиотеки.

Читальне нужно было новое здание, и библиотекарям предложили самим найти его в оправляющемся от военного коммунизма городе. Оно обнаружилось на площади Искусств, 3. По этому адресу библиотека проработала до 1940 года.

Потом книги перевезли в новое здание на Фонтанке, 44 — в помещения перестроенного до неузнаваемости бывшего подворья Троице-Сергиевой лавры. С тех пор библиотека ассоциируется именно с этим местом — почти на углу с Невским, сразу за дворцом Белосельских-Белозерских.

С ноября 2018-го главное здание библиотеки зашито в кожух лесов, здесь идет реконструкция по проекту «Студии 44». Для читателей открыт соседний дом по Фонтанке, 46, известный как особняк Карловой.

Здание возвели еще в XVIII веке, в эпоху Елизаветы Петровны. Тогда у дворцов на набережной был статус пригородных дач — граница Петербурга проходила как раз по Фонтанке. Изначально деревянный особняк в стиле барокко выстроил духовник царицы Федор Дубянский. От оригинала почти ничего не осталось. Главный дом реконструировали в камне в 1843 году, а нынешняя отделка интерьеров и фасадов и вовсе относится к концу XIX века, когда особняком владели герцоги Мекленбург-Стрелицкие.

В придворных кругах семья Георгия Георгиевича Стрелицкого имела неоднозначную репутацию. Всё из-за неравного брака, заключенного в 1890 году между молодым герцогом и фрейлиной его матери Натальей Вонлярлярской. Девушка так и не стала герцогиней Мекленбург-Стрелицкой, но ей присвоили титул графини Карловой — по принадлежащему Георгию Георгиевичу имению.

После смерти супруга графиня Карлова осталась единственной владелицей здания. Когда в 1917-м она эмигрировала вместе с детьми, коллекция произведений искусства и сразу две личные библиотеки — ее и герцога Мекленбургского — остались в доме. Год спустя после отбытия хозяев за границу архитектор Александр Бенуа договорился о передаче особняка Музею старого Петербурга.

Еще три года спустя в одном из помещений обнаружился так называемый клад Карловой — спрятанная коллекция фамильного фарфора и семейный архив бывших хозяев. Его выставили сперва в Аничковом дворце, а потом в одной из гостинных на Фонтанке, 46.

Возможно, именно этот клад и поставил крест на попытках музеефикации особняка. В 1928 году обе библиотеки с Фонтанки, тот самый фарфор и другие вещи из особняка Карловой было решено продать. Филиал музея ликвидировали, а помещения отдали под инженерные конторы. До 1992 года их занимало НПО «Подземстрой».

Городская библиотека имени Маяковского годами приглядывалась к соседнему особняку — учреждению остро не хватало площадей. В 1989 году исполком Ленсовета принимает долгожданное решение о передаче, но ничего не происходит. В документе не был прописан порядок и сроки переезда, а «Подземстрой» не собирался добровольно покидать офис в центре.

В итоге передача особняка библиотеке состоялась только в 1992 году. Здесь открылся отдел литературы на иностранных языках. Также на Фонтанке, 46 открылась мемориальная библиотека князя Георгия Владимировича Голицына — внука графини Карловой, который с 1970-х регулярно привозил в СССР туристические группы, знакомя иностранцев с наследием имперской России.

Фото: Николай Никитин

В этом особняке жил отец Мандельштама, находились райсовет и общежитие. Сейчас там тоже библиотека

Литейный проспект, 49

На время реконструкции библиотеки Маяковского часть отделов переехала на Невский проспект, 20 и Фонтанку, 46, но этих помещений не хватило. Новый адрес нашелся у РНБ на Литейном проспекте, 49.

Этот дом — гадкий утенок Литейного проспекта, где что ни здание, то памятник. Но за неброским сталинским фасадом скрывается старинный дом с любопытной историей. Самая старая часть здания была построена еще в начале XIX столетия для министра внутренних дел Российской империи Осипа Петровича Козодавлева.

После его смерти владелицей здания стала его приемная дочь Анна Михайловна Щербакова. По ее заказу в 1845-м двухэтажный дом расширили и перестроили. Именно этот год считается официальной датой постройки здания. Автором проекта стал архитектор Петр Садовников, ученик Андрея Воронихина.

В 1877 году архитектор городской управы Михаил Рылло перестроил бывшую резиденцию Щербатовой в доходный дом. За следующие сорок лет Литейный, 49 сменил нескольких владельцев, помещения здесь сдавали под квартиры и конторы разного профиля. Пожалуй, самым известным арендатором был мастер перчаточных дел, купец Эмилий Мандельштам. Вместе с ним проживал и его сын Осип, учившийся в ту пору в Тенишевском училище на Моховой улице.

Еще одним съемщиком с именем был театральный деятель и коллекционер Константин Петрович Ларин. Он много лет проработал суфлером Александринского театра, параллельно сам писал пьесы, а заодно собирал так называемую Северную театральную библиотеку. С 1912 года она занимала помещения как раз в доходном доме на Литейном, 49. До революции это была одна из трех профильных театральных читален в Петербурге. Сейчас коллекция входит в состав библиотеки Театрального музея.

А вот нередко встречающееся упоминание о том, что в 1917 году на Литейном, 49 снимал комнату Сергей Есенин, стоит отнести к области легенд. На самом деле он жил в соседнем здании на Литейном, 47.

Последним предреволюционным владельцем дома был известный в Петербурге адвокат Павел Антипович Потехин. Он выступал защитником на многих политических процессах второй половины XIX столетия, работал в том числе вместе с Александром Черкесовым.

Если верить адресным книгам, наследники умершего в 1916-м Потехина не успели вступить в права владения, и после национализации дом продолжили сдавать под конторы. В 1930-е он успел побыть райсоветом Центрального района Ленинграда, а после очередной административной реформы 1936 года здание сделалось обыкновенным жилым многоквартирным домом с флигелем-общежитием.

В первые послевоенные десятилетия двухэтажное на протяжении всей своей истории здание было надстроено еще двумя этажами. Их заняли библиотечные фонды Публички и офисы ее сотрудников. Когда строение было передано Маяковке, оно находилось не в лучшем состоянии. Но за несколько месяцев здание подлатали, сейчас оно открыто для публики.

Фото: Николай Никитин

В библиотеку в модернистском здании на набережной Невы ходили композиторы. Теперь читают комиксы и нон-фикшен

Большеохтинский проспект, 8

В начале ХХ века район Большой Охты, несмотря на географическую близость к центру, оставался сонной полудеревенской слободой. Долгое время дорога вдоль реки на разных участках имела разную ширину и не была достаточно укреплена — всего столетие назад движение периодически перекрывали из-за осыпей и размывов.

Полноценная реконструкция Большой Охты началась только в конце 1940-х — частично разрушенный во время войны район решили заново застроить кирпичными домами в стиле «пролетарской классики». Но и тогда руки до набережной не дошли.

Создавать новый прибрежный ансамбль пришлось уже в эпоху советского модернизма. Спроектировать сразу целый квартал поручили авторскому коллективу под руководством Александра Викторовича Васильева, одного из самых известных архитекторов Ленинграда 50–60-х годов. Ансамбль был особенно важен как антитеза и одновременно фон для восприятия комплекса Смольного монастыря на противоположном берегу, который и советские искусствоведы относили к ценнейшим памятникам Ленинграда.

Уже по завершении проектирования архитектору пришлось защищать свою работу в Смольном — руководство города сочло кубатуру новых зданий недостаточной и потребовало добавить к ним дополнительный этаж. После жаркой дискуссии Васильеву и его коллегам удалось отстоять свой замысел.

В 1969–1971 годах на излучине Невы построили две линии протяженных — до 180 метров в длину — девятиэтажных домов, перемежающихся парой двенадцатиэтажных башен с просторными дворами-террасами. Одна часть по Свердловской набережной, другая — по четной стороне Большеохтинского проспекта. Финальным штрихом к ансамблю стала гранитная набережная со спусками к Неве через каждые 200–300 метров.

По замыслу мастерской, на Свердловской набережной должны были появиться также две гостиницы и ДК Металлического завода имени Свердлова. Но в итоге возвели только гостиницу «Охтинская». Да и ту сдали в эксплуатацию на 20 лет позже — лишь в 1991-м. Впрочем, в каждом из жилых домов ансамбля проектировались и общественные зоны: выставочные залы, заведения бытового обслуживания, магазины. На Большеохтинском проспекте, 8 было решено открыть библиотеку, причем общегородского значения.

В 1969 году было принято решение разместить в здании общедоступную специализированную музыкальную библиотеку. Книги и ноты собирали по библиотекам ленинградских и московских музыкальных учреждений и принимали в качестве пожертвований — горожане подарили будущему собранию 4000 экземпляров нот.

Для желающих тут же опробовать партитуры в залах поставили рояль, два пианино и другие инструменты. За нотами сюда заглядывали известные ленинградские композиторы — Сергей Слонимский и Андрей Петров. В 1980-х годах музыкальную библиотеку на Большеохтинском присоединили к городской библиотеке имени Маяковского.

Не обходилось и без происшествий. Музыкальная библиотека делила адрес с хранилищем нот Публичной библиотеки имени Салтыкова-Щедрина. 18 мая 1988 года во время очередных испытаний теплосетей в помещениях Публички прорвало трубу с горячей водой. Помещения здания были повреждены и из специально выстроенного пространства на Большеохтинском в 1997 году музыкальное собрание уехало на Невский, 20.

Прежний зал на Охте на два с лишним десятилетия сделался складом. Только в сентябре 2019-го он снова открылся для посетителей. Теперь здесь разместился «Образовательный интеллект-центр Охта-8» — одна из самых современных библиотек города.

Фото: Алексей Шишкин
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.