Британец Уильям Хаккет-Джонс — о русской спонтанности, тостах и «Левиафане»

Впервые в Россию Уильям приехал по случайному стечению обстоятельств еще школьником, потом вернулся студентом на практику, так и остался. Шесть лет он выпускал журнал для изучающих английский, а потом начал новое дело — открыл бюро переводов. Он живет в городе уже 12 лет и разговаривает по-русски почти без акцента.
Британец рассказал «Бумаге» о том, как работается со Звягинцевым, что такое помощь по-русски и благодаря чему застолье в России становится церемонией.
ВОЗРАСТ 36 лет
РОД ЗАНЯТИЙ глава бюро переводов
В ПЕТЕРБУРГЕ 12 лет

Чему вас научила Россия?

Главное, чему я научился в России, — помогать и быть щедрым. В России люди понимают, что жизнь все-таки тяжелая штука и нужно друг друга поддерживать. Два года назад врачи обнаружили у меня рак. Английские друзья писали очень красивые письма и спрашивали, чем могут помочь. Русские друзья сразу предложили конкретную помощь и деньги. Тогда я почувствовал фундаментальную разницу в понимании, что такое помощь. Когда спрашивают, чем помочь, воспитанный англичанин стесняется сказать про деньги, а русские люди не спрашивают, а сразу предлагают. Тут люди все-таки ближе к истине человеческой.
То, что в Англии есть все блага, вроде бесплатной медицины, — это прекрасно. Но в то же время там меньше ответственности заботиться друг о друге, потому что есть государство, и мы все за него платим.

Кто сыграл для вас важную роль?

Был такой замечательный ученый — князь Андрей Петрович Гагарин. Как-то раз он оказался в Кембридже. Там же в это время находилась моя мать с сестрой. Они ходили по рынку и — не знаю как — заговорили с ним. У моей мамы есть такое свойство — пообщаться со всеми, узнать, что где происходит. Они с князем разговорились, и оказалось, что он живет в Петербурге. Мама упомянула, что я только что начал учиться в школе, где преподают русский. Андрей Петрович недолго думая пригласил меня в гости.
В России люди понимают, что жизнь все-таки тяжелая штука и нужно друг друга поддерживать
Мне было тогда 13–14 лет, а у нас в семье существовала такая традиция — отправлять детей за границу пожить в иностранной семье. Мама восприняла предложение князя всерьез. Но в тот месяц, когда я приехал в Петербург, Андрея Петровича не было в городе, и я поселился у его друзей. Это было в 1994 году. Я вырос в деревне, в старинном английском фермерском доме, а здесь я жил на «Парке Победы» в многоэтажном ужасном советском здании, которое воняло кошачьей мочой и капустой. Это был интересный опыт.
Я тогда ничего не понял, даже алфавит русский не знал. Это было погружение по полной. Но, видимо, что-то меня зацепило, потому что после той поездки я начал учить русский язык и каждый год на пару недель приезжал в Петербург.
Фото: Юлия Семенихина

Что бы вы хотели перенести из своей страны в Петербург?

Одна из тех вещей, которых здесь очень не хватает, — это независимые институции. Университеты, например, есть частные и государственные, а такого, чтобы университет существовал сам по себе, нет. Всегда есть владелец, а если есть владелец, то нет независимости. В Англии, например, есть Оксфордский университет, и у него нет владельца — он сам собой владеет.
С музеями то же самое: главные музеи в России государственные. А почему музей сам не может существовать? И это не значит, что нужно делать дорогой вход. Большинство музеев в Англии бесплатные, но они не принадлежат ни государству, ни частным лицам. Это очень важно. При двуполярности нет стабильности, а когда есть такие независимые институты, — и воровство уменьшается. Это бы России очень помогло!

Пять находок в Петербурге

  1. Тосты
    У меня все спрашивают, как сказать «Сheers!» по-русски. Ну нет эквивалента! Есть самое простое «За здоровье!». Но по-хорошему надо произнести какой-то тост, даже не тост, а речь — и часто спонтанно. Мне это нравится, превращает пьянство в какую-то церемонию.
  2. Фильм «Левиафан»
    «Левиафан» я смотрел раз семь или восемь. И всю эту дискуссию, раздутую вокруг него, не понимаю. Этот фильм не повод осуждать Россию, а страшная история, которая может случиться в любой стране. Наше переводческое бюро делало английские субтитры к этому фильму. Со Звягинцевым работать грустно, но очень интересно. Он отличный кинематографист, очень требовательный заказчик и английский у него хороший — не дает задремать! Я сам редко уже работаю над переводами фильмов, но для Звягинцева всё сам лично проверяю.
  3. Елагин остров
    Летом я часто бегаю на острове. Там очень красиво: вода, зелень.
  4. Ресторан «Чехов»
    Я очень люблю традиционную русскую кухню, но часто блюда готовят абсолютно равнодушно и невкусно. А вот если сделано с душой, то это просто шедевр! Есть такой ресторан — «Чехов» на Петроградской стороне, там ох как хорошо! У них я всегда заказываю картошку со сметаной, грибы соленые и водку.
  5. Русская спонтанность
    Русские очень спонтанны в своих планах и предложениях. В Англии всё наоборот и иногда доходит до идиотизма: пытаешься встретиться с друзьями в Лондоне, а у них на четыре месяца вперед все выходные расписаны, что за жизнь! Правда, сейчас я уже немного устал от этой спонтанности, старею, наверное.
Фото: Юлия Семенихина

Зачем вы здесь?

Я бы не сказал, что сразу знал зачем, но со временем почувствовал какую-то обязанность помочь Англии и России понять друг друга. Видимо, именно это я делал сначала с журналом (пытался русских познакомить с нами), потом с переводами (делаю русские компании понятнее Западу). Есть идеи в будущем писать для людей там о том, что происходит здесь, потому что всё, что они получают, — это либо XIX век, либо ужасные новости. Хотя новости всегда ужасные.
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Вся лента

все новости
Читайте еще
Китаец Вэй Сянюй — о курящих русских девушках, солянке и группе «Любэ»
Британец Джейми Браун — о спальных районах, общении с полицией и русском языке
Немка Катрин Вердерманн — о счастье дипломата, русских комплиментах и грузинской кухне
Вакцинация от коронавируса
В Петербурге цикл вакцинации от коронавируса закончило 4,5 % реального населения
«ЭпиВакКорона» доступна в 41 пункте вакцинации в Петербурге. Смольный опубликовал список
В Петербург поступила вторая российская вакцина от COVID-19. Где можно будет привиться «ЭпиВакКороной», в чем ее отличие от «Спутника V» и почему эффективность препарата вызывает вопросы
В Петербург пришла первая партия вакцины от коронавируса «ЭпиВакКорона». До этого в городе прививали только «Спутником V»
Портал госуслуг привяжет к сертификатам о вакцинации от коронавируса данные загранпаспорта. Так с ними можно будет уехать за рубеж
Коллеги «Бумаги»
В Петербурге начинается посмертный суд над погибшим в СИЗО бизнесменом Валерием Пшеничным
Как «Спутник V» помогает российской власти выигрывать у Запада мировоззренческий спор
Чьи агенты? Документальный фильм «7х7»
Протесты в Петербурге 2021
Глава СК Бастрыкин потребовал пересмотреть приговор петербургскому протестующему, который получил условный срок за стычку с силовиками
В Петербурге трем участникам январских протестов дали условные сроки, один получил год колонии. Что известно об этих делах и сколько человек остаются в СИЗО
В Петербурге вынесли приговор еще одному участнику январских протестов. Мужчина получил 18 месяцев условно
В Петербурге участнику январских протестов впервые дали реальный срок. Он ударил силовика. Обновлено
С бывшего главы штаба Навального в Петербурге взыскали 500 тысяч — за неуплату штрафа в 7 млн рублей, назначенного после митинга
Подкасты «Бумаги»
«Я не просто хочу жить в стране, уважающей права человека. Я могу что-то для этого сделать». Молодые политики — о выборах, карьере и давлении властей
«Люди важны сами по себе, а красота — по ситуации». Бодипозитивные активистки, модель с ожогами и художник — о внешности и принятии своего тела
«Партнерство — это свобода выбора». Чайлдфри, синглы и многодетные родители рассуждают о семье, отношениях и стереотипах о браке
«Разучиться летать в космос — это реально». Говорим про будущее лунных миссий, ракеты и космический мусор
«Моя семья пережила одну из самых страшных катастроф XX века». Сотрудники «Бумаги» рассказывают истории родственников, прошедших блокаду
Утрата памятников архитектуры
Заброшенную усадьбу Елисеевых под Гатчиной выставили на продажу. Ранее здание хотели изъять у собственника из-за ненадлежащего содержания
Житель дома на Петроградской — о том, как изменить проект капремонта фасада и отговорить чиновников заменять исторические окна с витражами
В доме-памятнике на канале Грибоедова поменяли деревянные окна на пластиковые. Активисты обратились в КГИОП
В Токсове прошла акция в защиту местного вокзала. Жители опасаются, что уникальный объект снесут
Фонд «Внимание» провел первую волонтерскую акцию в Петербурге. Добровольцы начали очищать печь в доходном доме Шведерского

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.

К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.