18 мая 2018

«Наше поколение боялось за детей и не рисковало — теперь их могут арестовать по любому поводу». Интервью с отцом Юлия Бояршинова, обвиненного по «делу антифашистов»

В апреле 26-летнему промышленному альпинисту из Петербурга Юлию Бояршинову предъявили обвинение об участии в террористическом сообществе «Сеть». По этому же делу (известному также как «дело антифашистов» и «пензенское дело») задержали пятерых жителей Пензы, а также петербургских антифашистов Виктора Филинкова, Игоря Шишкина и Илью Капустина. Последнего затем отпустили как свидетеля. Адвокат Бояршинова Ольга Кривонос заявляла, что ее подзащитного избивали полицейские после задержания, а также заключенные в СИЗО № 6.

11 мая отец Юлия Николай Бояршинов вышел на Невский проспект с пикетом против задержания сына. Николай рассказал «Бумаге», что думает о «деле антифашистов», как они с женой живут без содержавшего их сына и поддерживают ли Юлия друзья.

— Юлиана задержали еще 21 января (мы называем Юлия Юлианом, потому что ему так больше нравится). Я о задержании узнал, наверное, только через сутки, когда пришли проводить обыск. При этом у них не было ордера. Юлик мне подсказал, что я имею право не давать показания против себя и него.

Юлий Бояршинов. Фото: «ОВД-Инфо», из архива друзей Бояршинова

Они ничего толком не нашли. Изоленту синюю, провода, батарейки. Мы батарейки не выбрасываем — Юлик время от времени их относит туда, где можно сдавать [на утилизацию]. Изъяли книгу про консенсус, где описывалось, как сделать так, чтобы учитывалось мнение каждого, а не большинства.

На предпоследнем судебном заседании по продлению срока Юлий был совершенно серый. На голове гематома. Его сначала в милиции побили, а когда перевели в СИЗО № 6, его там [заключенные] тоже очень «хорошо» встретили. Его избивали, он спал на полу — думаю, что по указанию руководства СИЗО или кого-то еще. Думаю, пожаловаться он [в суде] не мог, потому что предупредили, что будет еще хуже (факты изложены в интепретации героя — прим. «Бумаги»).

Мне уже четвертый месяц не дают свидание, никакой возможности с ним поговорить. Меня всё еще не допросили, тянут.

Николай Бояршинов на пикете

От Юлиана требовали назвать имена своих друзей, но он отказался. Мне сначала показалось, что это странно, но потом я понял, что стоит ему назвать имя друга — и тут же за этим другом поедут. Но на последнем судебном заседании 19 апреля друзья взяли и сами пришли. Это очень классно, очень хорошие друзья. Потребовалось бы много автозаков, чтобы их всех забрать. Юлик тогда был в большом воодушевлении: впервые почувствовал поддержку.

В конце суда его друзья устроили самба-бэнд: взяли инструменты и сыграли ему мелодию. Он же сам участник самба-бэнда. Они всегда уличными концертами пытались поднять настроение людям.

У Юлиана есть девушка, она сейчас беременна. Но здесь стало очень неспокойно, так что она уехала к маме в другой город.

Юлий Бояршинов в суде. Фото: «ОВД-Инфо», предоставлено адвокатом Ольгой Кривонос

Он учился в оптико-механическом вузе (ИТМО — прим. «Бумаги»); но положение у нас было сложное, и ему приходилось одновременно учиться и подрабатывать. Сам он этого не говорил, но из вуза ушел, чтобы помочь нам. Выбрал востребованную специальность — промышленного альпиниста. Работа для него всегда находилась.

Параллельно они с друзьями помогали бездомным, ездили в приюты для животных. Любил путешествовать. Алкоголь никогда не употреблял, не курит. Он антифашист стопроцентный. Расизм и фашизм — это, наверное, единственное, к чему он нетерпим.

Юлик очень контактный и доброжелательный человек, внимательный. Всегда интересовался, есть ли у меня какие-то проблемы, чем можно помочь. Если мне что-то было нужно из одежды, он не просто ее находил, но подбирал такую, чтобы мне понравилась. Он категорически против обуви из кожи животных — я соглашался, но говорил, что ничего такого же качества еще не придумали. Он нашел мне обувь из фибры на распродаже — убедил, что этот вариант лучше.

Мы с женой художники; я в основном занимался витражами. Был период, когда поступало очень много заказов. Но народ беднеет, и сейчас заказов почти нет. Поэтому Юлик и стал нас содержать: оплачивал коммунальные платежи, приносил продукты, купил новый холодильник. Сейчас это особенно ценишь. Недавно у меня появилась пенсия, но этого хватает только на квартплату. Еще занимаюсь с детьми, но и там символическая плата.

Николай Бояршинов на пикете

Когда только услышал [о других арестованных антифашистах], подумал, что что-то, наверное, за ними есть — разве что не такое страшное, как приписывали. Но когда стал больше узнавать об остальных, понял, что и Юлик, и они, в общем-то, все очень похожи. Становится жутковато, когда понимаешь, что [службы] отбирают людей неравнодушных и активных. Неужели нашей стране не нужны такие ребята?

Заочно познакомился почти со всеми родителями [других арестованных антифашистов]. Это стало сильной поддержкой, потому что до этого я долго не мог выйти из состояния полного бессилия. Остальные родственники же столкнулись с этим еще раньше, и я увидел, что они пытаются активно повлиять на ситуацию: дошли до Москальковой, например (уполномоченной по правам человека в РФ Татьяны Москальковой — прим. «Бумаги»).

Думаю, мы — взрослое поколение — могли что-то сделать, [чтобы избежать этой ситуации]. Мы были недостаточно активны лет 10–20 назад. Переживали за своих детей, как я, и не хотели рисковать. И сами поспособствовали тому, что в нашей стране молодым людям могут предъявлять какие угодно обвинения и арестовывать.

Я решил каждую неделю выходить на пикеты и участвовать в акциях. Мне очень сложно ничего не делать. К тому же многие люди ничего не знают об этом деле. Даже немножко удивился, что реакция в основном позитивная. Думал, что у всех мозги выжжены телевизором, но когда общаешься с людьми, понимаешь, что это не совсем так. Еще остались люди, которые думают сами, и они, наверное, в большой опасности: сейчас, по-моему, если не смотришь телевизор, то ты угроза для страны.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Мобилизация
Главу оппозиционного муниципалитета «Владимирский» призвали в армию. Ему вручили повестку во время публичных слушаний
В России зарегистрировали новый иск об оспаривании мобилизации. Его подал 48-летний петербуржец
Более 200 тысяч человек мобилизовали в России, заявил Шойгу. Что еще рассказал министр обороны
На границах с Латвией и Эстонией развернули мобильные призывные пункты, рассказал губернатор Псковской области
«Я пересмотрела свой взгляд на государство». Жены мобилизованных — о том, как провожали мужей на войну
Визовые ограничения
На финской границе развернули более 500 россиян после введения запрета на въезд для туристов. До этого отказы были единичными
Helsingin sanomat: финскую границу закроют для российских туристов сегодня ночью
Финляндия скоро запретит въезд всем российским туристам. Что об этом известно
«Они должны выступить против войны». Что говорят о бегущих от мобилизации россиянах в других странах. Обновлено
Сейм Латвии запретил продлевать ВНЖ россиянам, не владеющим латышским языком, а также выдавать рабочие визы
Давление на свободу слова
Обвиняемый по делу о «фейках» Борис Романов в четвертый раз не явился на заседание горсуда
Петербургскому депутату, просившему обвинить Путина в госизмене, пытались вручить повестку о мобилизации
Роскомнадзор заблокировал Soundcloud
Петербургская прокуратура потребовала признать движение «Весна» экстремистской организацией и запретить ее деятельность
В Ленобласти возбудили уголовное дело против жены активиста Правдина. Ранее его задержали из-за плаката «Русские, вы нелюди»
Свободу Саше Скочиленко
Обвинение Скочиленко опирается на экспертизу, где говорится, что Саша лжет, а военные РФ «гуманны». «Бумага» разобрала документ
«Имея предубеждение — неприязненное чувство…». Саше Скочиленко предъявили обвинение
«Вы совершили тяжкое преступление против государства». Как прошла встреча Саши Скочиленко и омбудсмена Агапитовой — две версии
Саша Скочиленко рассказала про типичный день в СИЗО — с обысками, прогулками в крошечном дворе и ответами на письма
Саше Скочиленко, арестованной по делу о «фейках» про российскую армию, срочно нужно обследование сердца
Экономический кризис — 2022
Сеть H&M закрыла треть своих магазинов в Петербурге
Россияне все чаще покупают криптодоллары, чтобы вывезти деньги из страны. Вот что нужно знать об этом финансовом инструменте
Курс евро на Мосбирже опустился ниже 52 рублей впервые за шесть лет. Что происходит?
Акции «Яндекса» и Ozon с начала войны подешевели на 73 %. Почему российский фондовый рынок уже неделю падает, а рубль нет?
Российский фондовый рынок продолжает падение на фоне новостей о мобилизации. Доллар также растет к рублю
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.