11 октября 2012

«Если много людей захочет красный шар в углу здания — мы его построим»

Норвежский дизайнер, художник и музыкант Бьорн-Ковальски Хансен будет участвовать в преобразовании одной из петербургских школ. Хансен рассказал «Бумаге», с чего нужно начинать любой городской проект и почему нельзя игнорировать мнение местных жителей, даже если им семь лет.
Фото: Виктория Взятышева/ «Бумага»
Бьорн-Ковальски Хансен — художник и диджей из Осло. Один из его проектов — Hakki: в шведском городке, который практически опустел из-за закрытия единственного завода, Бьорн вместе с жителями создает модели одежды, позволяя горожанам подзаработать. Также художник занимается обустройством среды: например, он создал детскую площадку в виде разноцветных фигур из тетриса. В Петербург Бьорн приехал, чтобы совместно с Творческим объединением кураторов ТОК и другими специалистами усовершенствовать одну из городских школ. — В чём особенность социального дизайна, каким он должен быть? — Я знаю, что слова «социальный» и «дизайн» очень странно звучат вместе. Здесь большую часть работы составляет то, что ты идёшь к местным жителям, осматриваешь окрестности, изучаешь историю и только тогда начинаешь по-настоящему развивать что-то для школ и для общества. Это как исследовательский проект. — Когда вы были в одной из петербургских школ, вы попросили детей нарисовать то, что они хотели бы в ней видеть. Какова вероятность того, что их задумки будут реализованы? — Конечно, лучше знать, чего хотят люди. Возможно, кто-то скажет: «Будет здорово, если в этот угол поставить большой красный шар». Если много людей захочет красный шар — мы его построим.

В Норвегии есть новые школы, немного более «зелёные», но делать такими все — очень дорого

— Можно сказать: «Я вижу по-другому» — и никого не слушать. — Это должен быть диалог. Прекрасно, когда дети находят способ выразить себя. Если тебе семь, ты не можешь заниматься серьёзной работой и тебе сложнее отстаивать то, что ты хочешь. Школа— это хорошее начало. В итоге может выйти нечто правильное, здоровое. — Чего в первую очередь не хватает петербургским зданиям такого типа? — Я был очень удивлён, что у вас нельзя выходить из школы в перерыве между занятиями. Когда я учился, это был самый долгожданный момент — выйти на перемене на улицу. Я считаю, необходимо сделать открытое пространство на крыше, чтобы дети могли подышать свежим воздухом, потому что внутри он ужасный, нет циркуляции. А на крыше можно установить решётки, чтобы дети не выпали и ученики смогли побыть на улице между уроками.
Фото с сайта Бьорна-Ковальски Хансена
— Обязательно ли технологии становятся частью дизайна или это всё-таки разные вещи? — В зданиях должны применяться технологии, я уверен. Например, беспроводная техника или солнечные батареи. Можно построить здание, которое реагирует на восход и заход солнца. Можно построить те же «умные», «зелёные» школы с панелями, которые поворачиваются вместе с солнцем и таким образом весь день генерируют энергию. Вместе с тем дети будут лучше понимать, что значит для нас климат и природа. Но мы пока от этого далеко. В Норвегии, конечно, есть новые школы, немного более «зелёные», но мало кто хочет тратить деньги на зелёный бизнес, потому что он считается очень дорогим. — Школы, больницы находятся в ведении государства. А оно неохотно финансирует экоинновации. — Если посмотреть на школы с точки зрения бизнеса, вряд ли в первую очередь государство внесёт в бизнес-план такие экопроекты. Но предполагается, что чиновники должны давать деньги на решение экологических проблем. Всё упирается в финансирование. В Норвегии сейчас, например, убирают бассейны из школ, потому что их дорого содержать, но ведь это важно — научиться плавать. В этом смысле намного лучше частные школы.

Необходимо сделать открытое пространство на крышах школ, чтобы дети могли подышать свежим воздухом, потому что внутри он ужасный

— Вы говорили, что никогда не хотели заниматься бизнесом. Это реально — не связываясь с деловой стороной, организовывать дизайнерские проекты? — С бизнесом приходится связываться. Но можно взять за манеру поведения что-то вроде: «Извините, пришлось начать бизнес. Вот деньги, можете взять» (многие проекты Бьорна благотворительные — прим. «Бумаги»). В конце концов, в 20 лет я был социалистом, это был мой образ жизни. Взрослея, становишься менее идеалистичным.

Читайте также:

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Новости

все новости

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.