10 марта 2021

«Абсолютно новая страница в истории Рунета». Юрист «РосКомСвободы» — о том, насколько законно замедление работы Twitter и чем оно грозит другим соцсетям

Роскомнадзор заявил, что замедляет работу Twitter, так как соцсеть с 2017 года не удаляет контент, склоняющий детей к самоубийствам, содержащий детскую порнографию и информацию о наркотиках. Такую меру применили впервые. Ведомство пригрозило ужесточить наказание, если Twitter проигнорирует требования.

«Бумага» поговорила с главой юридической практики общественного проекта «РосКомСвобода» Саркисом Дарбиняном о том, что эти меры значат для российского интернета.

Саркис Дарбинян
Главой юридической практики общественного проекта «РосКомСвобода»

— То, что делает Роскомнадзор, — с юридической точки зрения абсолютно незаконно, так как замедление трафика не предусмотрено действующей нормой федерального закона, по которой Twitter получил требование. Так называемые частичные ограничения возможны по недавно принятому «закону о запрете цензуры со стороны интернет-порталов». Однако по нему Роскомнадзор никаких требований не предъявил.

Что касается технической возможности, мы понимаем, что в рамках закона о «суверенном интернете» на узлы всех мобильных операторов поставили оборудование, позволяющее контролировать скорость трафика и управлять им.

Довольно странно, что крупнейший сбой в работе сайтов государственных структур совпал с днем первого применения закона о «суверенном интернете» и новаторской методике блокировки, которую мы раньше еще не видели. Напомню, что по закону о «суверенном интернете» всё блокируется из единого центра, а не как раньше — руками операторов связи. Настройка этих сетей со стороны Роскомнадзора и попытка заблокировать твиттер — звенья одной цепи.

Это абсолютно новая страница в истории Рунета. Думаю, твиттер был выбран в качестве первой цели, потому что он менее популярен, чем другие сервисы. Судя по всему, в ближайшее время к твиттеру может присоединиться фейсбук, после чего российские власти будут тестировать технологию блокировки по новому закону и рано или поздно перейдут и к другим гигантам. А возможно, это акт силы, который, по сути, является сигналом для зарубежных сервисов: или подчиниться российскому закону или ожидать тотальной блокировки.

С технической точки зрения твиттер гораздо легче заблокировать — там достаточно легкий по весу контент. Пользователи твиттера меньше ощутят какие-то замедления, чем пользователи, например, тиктока. Для этой платформы любое замедление смерти подобно, по сути это означает полное уничтожение сервиса в России.

Думаю, что власти не ожидают оттока пользователей из твиттера. Это эксперимент в рамках нового закона, новой системы, которая была построена. И это отработка сценариев, которые могут применяться в дальнейшем.

Уже давно стало понятно, куда идет Рунет: выбран курс на суверенизацию интернета, на создание своих правил игры и подчинение иностранных компаний этим правилам для того, чтобы контролировать информационное пространство. Усиление этого произошло 10 лет назад, как раз после ряда гражданских протестов. Желание взять под контроль информационное пространство вполне ложится в тренды действующей российской власти.

Есть и хорошие новости: пока существуют инструменты для противодействия — прежде всего это VPN-сервисы, которые позволяют обходить блокировки и замедление скорости. Следующий шаг — попытка блокировать их. Я напомню, что закон о блокировке подобных сервисов приняли, но он считался мертвым, потому что не было технической возможности блокировки. Но мне кажется, что сейчас начнется новая погоня за подобными сервисами.

Вторая хорошая новость заключается в том, что есть протокол ESNI. Он пока не так широко внедрен, но если крупнейшие браузеры и интернет-сервисы установят протокол по умолчанию, то это сделает абсолютно бесполезными все действия Роскомнадзора. Интернет-сообщество потихоньку к этому идет и, вероятнее всего, в ближайшем будущем он будет внедрен везде.


Госдума готовится к третьему чтению законопроекта о просветительской деятельности — в первом его приняли в декабре, а во втором — в марте. Если поправки одобрят, приглашать иностранных специалистов и проводить международные конференции можно будет только по согласованию с властями. Читайте, что известно про закон о просветительской деятельности, борьбу с ним и последствия его принятия.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Свободу Саше Скочиленко
Саше Скочиленко, арестованной по делу о «фейках» про российскую армию, срочно нужно обследование сердца
«На прошлой неделе Саше принесли чай с тараканом». Адвокат Саши Скочиленко — об ухудшении ее здоровья и об условиях в СИЗО
«Боль в животе, тошнота, рвота, диарея — каждый день». Последнее слово Саши Скочиленко из суда, где отклонили жалобу на ее заключение в СИЗО
«Я сяду и, скорее всего, умру в колонии за свободу слова». Главное из интервью Саши Скочиленко «Север.Реалиям»
«Нас вроде и меньшинство, но адекватные мы». Курьер, психолог и бариста с антивоенной позицией — о своем будущем в России
Военные действия России в Украине
«Не можете найти стабильную и надежную работу? Тогда вам к нам». Как и зачем Петербург и Ленобласть создают именные подразделения для войны в Украине
Восстанавливать Мариуполь будут компании, связанные с Петербургом. Владельцы одной из них арестованы по делу о растрате
Сотрудников «Силовых машин» в Петербурге отправляют на сборы. Они будут ремонтировать военную технику
В Крыму произошло несколько взрывов. Один человек погиб, среди пострадавших — ребенок
Компания-застройщик в Петербурге отказалась от названия «Миръ». Это слово «приобрело дополнительные значения»
Экономический кризис — 2022
«Ночлежка» рассказала, что потеряла 12 % частных пожертвований в начале войны. Но ситуацию удалось стабилизировать 🙌
«Пока сможем работать, мы будем работать». «Ночлежка» — о том, как помогает бездомным во время войны и что будет дальше
На Петроградской стороне снова заработали магазины COS и &Other Stories. Показываем фото
Как в Петербурге показывают голливудские новинки, если студии ушли из России? Откуда у кинотеатров копии «Тора» и «Миньонов»? Разбор «Бумаги»
Психотерапевт, образование, рестораны — на чем еще экономят читатели «Бумаги»? Результаты исследования
Давление на свободу слова
В Петербурге отменили лекцию популяризатора науки Аси Казанцевой, которая выступает против войны в Украине. Обновлено
В Петербурге заблокировали группы о яой-манге — из-за отсутствия пометки «18+» и проверки на возраст
«Медуза» рассказала, какие методички по освещению войны получили пропагандистские СМИ от Кремля
Как наказывают за протест в России-2022? Объясняем, что вам грозит за пост, общение в чате, пикет или стрит-арт
«Мы», обесценивание и высмеивание — как пропаганда влияет на язык и эмоции? Отвечает социолингвист
Хорошие новости
«Скучно стало, и поехал спонтанно». Житель Мурина второй месяц едет на самокате из Петербурга во Владивосток
Памятник конке на Васильевском острове превратили в арт-кафе. Показываем фото
В Петербурге запустили портал с информацией обо всех водных маршрутах 🚢
На Васильевском острове откроется кафе «Добродомик». Там будет работать «кабинет решения проблем»
В DiDi Gallery откроют выставку Саши Браулова «Архитектура уходящего». Зрителям покажут его вышивки с авангардной архитектурой
Подкасты «Бумаги»
Откуда берутся страхи и как перестать бояться неопределенности? Психотерапевтический выпуск
Как работают дата-центры: придумываем надежный и экологичный механизм обработки данных
Идеальная система рекомендаций: придумываем алгоритмы, которые помогут нам жить без конфликтов и ненужной рекламы
Придумываем профессии будущего: от облачного блогера до экскурсовода по космосу
Цифровое равенство: придумываем международный язык, развиваем медиаграмотность и делаем интернет бесплатным
Деятели искусства рекомендуют
«В Петербурге нет ни одного спектакля, где столько крутых мальчиков-артистов». Актриса МДТ Анна Завтур — о «Бесах» в Городском театре
«Верните мне мой 2007-й». Актер театра Fulcro Никита Гольдман-Кох — о любимых спектаклях в БДТ
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.