Как чиновники обходят правила госзакупок и покупают австралийскую баранину для закрытой столовой?

В начале февраля Минобороны разместило на сайте госзакупок объявление о покупке российских планшетов стоимостью 356,4 тысячи рублей за штуку. Единственным возможным поставщиком определили петербургскую научно-производственную компанию.

Каким образом чиновники заключают контракты без конкурса, приобретают «билеты» в студию танцев по завышенной цене и отсеивают нежелательных поставщиков с помощью опечаток — в материале «Бумаги».

Какие госзакупки можно не публиковать на сайте?

Все закупки, которые касаются бюджетных учреждений, комитетов, школ, детских садов и так далее, должны быть опубликованы на официальном сайте госзакупок. За несоблюдение этого правила чиновников штрафуют.

Исключения прописаны в ФЗ № 223, который регулирует закупки госкорпораций, субъектов естественных монополий, а также организаций с долей участия государства более 50 процентов (полный список перечислен в законе). Эти заказчики могут не размещать на сайте закупки, содержащие гостайну, а также те, стоимость которых не превышает 100 тысяч рублей. Если годовая выручка заказчика превышает 5 миллиардов рублей, то эта сумма повышается до 500 тысяч рублей.

Для каких контрактов чиновникам не нужен конкурс?

Законом предусмотрено множество случаев, когда заказчики могут закупать товары, не проводя конкурс. В ФЗ № 44 их более 40. К примеру, чиновники могут обойтись без торгов, если сумма контракта не превышает 100 тысяч рублей, если товары и услуги экстренно необходимы из-за чрезвычайных ситуаций, а также если они покупают билеты в театры или на концерты.

Как госзаказчики злоупотребляют этими возможностями?

В конце января 2017 года ФАС нашла нарушения при заключении контракта стоимостью 952 миллиона рублей на благоустройство территории у стадиона «Крестовский». Договор был заключен с «Метростроем» как с единственным поставщиком. Основанием для этого была указана «чрезвычайная ситуация природного или техногенного характера». ФАС установила, что Смольный не имел право заключать контракт без торгов, но не стала возбуждать дело, отметив, что такое решение уже было вынесено комитетом государственного финансового контроля.

По словам руководителя регионального центра «Трансперенси Интернешнл — Россия» и экс-главы местного отделения Фонда борьбы с коррупцией Дмитрия Сухарева, в Петербурге довольно распространенная схема обхода конкурсных процедур — это закупка «билетов».

Дмитрий Сухарев, экс-глава ФБК в Петербурге:

— По закону закупка билетов в театры, в зоопарки идет без конкурса. Поэтому наши хитрые муниципалы начинают проводить практически всё как билеты. Например, покупают билеты «на спортивные мероприятия в студию танцев». Понятно, что студия танцев никаких билетов не продает. Смысл в том, чтобы заключить контракт с какой-нибудь дружественной фирмой, которая, естественно, завышает цену на «билеты».

Еще один пример: летом 2015 года в столовую Смольного закупили австралийскую баранину, которая, по данным «Фонтанки», предназначалась для «особого зала» — столовой, где питаются члены городского правительства. Чтобы не проводить конкурс, комбинат питания «Смольнинский» заключил несколько небольших контрактов, сумма многих из них составляла 99 980 рублей. Так как это меньше 100 тысяч, продукты смогли закупить без торгов.

Любая компания может поучаствовать в конкурсе на госконтракт?

По закону в конкурсе может участвовать любая компания, но часто к поставщикам предъявляются дополнительные требования: опыт работы, наличие определенной лицензии и так далее.

Несмотря на то, что в законе прописан принцип обеспечения конкуренции, по данным Минэкономразвития, только 5 % госзакупок в России проходят на конкурентных условиях.

Дмитрий Сухарев, экс-глава ФБК в Петербурге:

— Государственные заказчики идут на прямое нарушение закона, а прокуратура иногда действует заодно с этими жуликами, которые не хотят никаких конкурентных процедур, а хотят заключить контракт со своим другом Васей и благополучно «распилить» деньги.

Какие схемы используют, чтобы дать выиграть «своим»?

Одна из распространенных схем выглядит так: в аукционе участвуют две родственные компании — с одним учредителем, с одним телефоном, — которые якобы конкурируют между собой. Во время аукциона одна компания заявляет максимальную цену, а вторая тут же снижает ставку на 50 %. После этого остальные поставщики выбывают из конкурса. Затем вторая компания, которая заявила низкую цену, отказывается заключать контракт, и в итоге он по максимальной цене заключается с первой компанией.

Дмитрий Сухарев, экс-глава ФБК в Петербурге:

— За такие вещи предусмотрены штрафы, но ФАС довольно хило с этим работает. С одной стороны, контрактов много и сложно это поймать, с другой стороны, это же их работа.

Еще один способ: специально вносить «опечатки» в документацию. Например, писать не «щебень», а «цебень». Дело в том, что на аукцион заявки приходят анонимно. Те, кто его проводит, не знают, кто и какую заявку подал. По этим «опечаткам» они определяют, кто из поставщиков «нужный» и отсеивают остальных.

Кроме того, раньше на сайте госзакупок была возможность «скрыть» закупку, заменив одну букву латиницей. Таким образом поставщики, которые искали закупку по названию, не могли ее найти. По словам Дмитрия Сухарева, это нарушение исправили несколько лет назад.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

НОВОСТИ

все новости

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.