Как живут дикие совы, еноты и лисы, с которыми фотографируются на улицах Петербурга

Петербуржцам и туристам города часто предлагают сфотографироваться с орлами, енотами, совами и голубями. Большинство животных, как утверждают зоозащитники, содержатся ненадлежащим образом, из-за чего истощены и болеют.

«Бумага» поговорила с зоозащитниками и нелегальными предпринимателями и выяснила, как дикие звери и птицы оказываются у своих владельцев, что не так с их содержанием и чем оно оборачивается для питомцев.

Что происходит с животными, с которыми фотографируются на улицах

В начале декабря прошлого года у нелегальных предпринимателей, предлагавших  у Исаакиевского собора фотосессии с дикими птицами, изъяли пять совят.

О ситуации сообщили работники музея, и 1 декабря сотрудники эконадзора «Сирин» и комитета по природопользованию провели рейд. Птиц конфисковали, а коммерсантов задержали.

Как рассказали потом в «Сирине», у доставленных в центр сов были обломаны перья и выбиты хвосты. Дальнейшее обследование выявило у птиц рахит, хронический артрозо-артрит, дряблую мускулатуру; одна из сов находилась в критическом состоянии. Всё это, по словам основательницы центра реабилитации диких животных Ксении Михайловой, было вызвано несоответствующим содержанием и уходом.

Коммерсанты признались, что кормили своих питомцев куриными сердцами, в то время как совам, по утверждению зоологов, для полноценного функционирования нужны тушки мышей. Кроме того, горожане сообщили, что съемка производилась со вспышкой, что в комплексе с работой днем могло привести к слепоте ночных птиц.

Если животное не включено в Красную книгу и если оно родилось в неволе, то его эксплуатацию и продажу невозможно контролировать

В «Сирине» говорят, что при подобном непрофессиональном обращении, в целом свойственном большинству владельцев, совы не доживают и до двух лет. Многие не понимают тонкостей жизни с дикими животными и убеждены, что «ничего сложного не будет».

— С любыми искусственно популяризированными животными, к сожалению, происходят такие проблемы. Их воруют из мест обитания, продают незнающим людям, — рассказывает Ксения Михайлова. — У нас в центре много отказных нелицензированных лис и песцов, которых принесли сами владельцы. Например, мне недавно звонила прекрасная воспитанная женщина, содержащая лису. У животного понос, плохое усвоение пищи. Я спрашиваю: «Чем вы ее кормите?». Говорит, отварной курочкой, «в сырой же глисты». «Я хотела, чтобы лиса была как кошка или собачка», — сказала женщина.

Кроме птиц — чаще всего сов и голубей — для уличных съемок регулярно используют енотов и лис. По словам одного из фотографов, у которого в квартире живут две одомашненные лисы, наличие животного в студии или на улице увеличивает стоимость съемки сразу на 2–4 тысячи рублей.

Незадолго до сов, конфискованных у Исаакиевского, в «Сирин» поступила енотовидная собака Страшила. У покрытого колтунами животного обнаружили подкожного клеща, истощение и гнойные раны по всему телу.

— В год к нам поступает пять-шесть диких сов, лис и песцов, — говорит Ксения. — Все они пострадали от рук человека: эксплуатировались на «работе», были выброшены из дома.

Фото: группа «Сирин» ВКонтакте

Как дикие животные попадают к незаконным предпринимателям

В «Сирине» говорят, что изъятым птицам примерно по полгода, то есть они родились как раз в то время, когда браконьеры забирают совят из гнезд. Проводившие фотосъемки утверждают, что купили питомцев в сети. Однако известно, что они сами торговали совами на «Авито», причем как до конфискации, так и после. В реабилитационном центре говорят, что недавно фотографы выложили новое предложение о продаже.

Продажей воронов, декоративных голубей, соколов и других диких птиц занимаются и некоторые интернет-зоомагазины. Средняя цена на том же «Авито» на 10–20 % ниже, чем в питомнике. Сотрудники приютов для диких животных объясняют это в первую очередь отсутствием контроля интернет-рынка: браконьерам там легче продать нелицензированных животных.

Предприниматели на вопрос о происхождении птиц отвечают, что питомцы выведены в домашних условиях или закуплены в специализированных магазинах. Фотограф, работающий с голубями на Невском проспекте, рассказал «Бумаге», что птицы «с детства приучены к работе, дома живут в вольере». Тем не менее практически каждый из опрошенных отказался предъявить лицензию на использование животных в коммерческих целях «людям, не связанным с правоохранительными органами».

При подобном непрофессиональном обращении, в целом свойственном большинству владельцев, совы не доживают и до двух лет

Проблема вылавливания диких животных из среды обитания, по словам зоозащитников, практически не регулируется законодательством.

— Если животное не включено в Красную книгу и если оно родилось в неволе, то его эксплуатацию и продажу невозможно контролировать. Если в центре Петербурга появиться с собакой без намордника — это административное наказание, а вот если с волком или рысью без него — это и не административное, и не уголовное, — приводит пример Анна Разинова, директор «Правовой зоозащиты».

Зоозащитники советуют приобретать диких зверей исключительно в питомниках. «Во-первых, покупателю в питомнике подробно и профессионально объясняют, как кормить животное, — объясняет Ксения Михайлова. — Во-вторых, зверь будет точно проверен и здоров».

Основательница «Сирина» также подчеркивает, что при покупке животного в питомнике владелец получает разрешение только на содержание — без возможности использовать питомца в коммерческих целях. Определить, например, сову, выращенную в питомнике, можно по кольцу на лапке, номер которого соответствует номеру свидетельства птицы. Ни подобного кольца, ни свидетельства у предлагавших фотосессии у Исаакиевского коммерсантов при задержании не оказалось.

За грубое обращение с животными предпринимателям грозит штраф в размере от 500 до 1000 рублей. Но они собираются обжаловать такое решение. Кроме того, спустя время они продолжили деятельность с двумя новыми совами. Этих птиц также конфисковали.

— У одной практически нет хвоста, нарушено оперение. У другой — гематома на клюве, — говорит представитель комитета по природопользованию Николай Ахматович.

Что об эксплуатации диких животных говорит российское законодательство

— Однажды перед предстоящей Олимпиадой в Сочи мы проводили рейд, — вспоминает Михайлова. — Там тоже был ужас: у сов грязные короткие перья, чересчур измученный вид. А люди с ними фотографируются. У питомцев фотографов вообще зачастую все болезни проявляются внешне. Те фотографы тоже отделались лишь штрафом.

Статья УК РФ 245 «Жестокое обращение с животными» грозит штрафами до 80 тысяч рублей или исправительными работами до года, а максимальный срок заключения под стражу равняется шести месяцам. Но арест производится только в редких случаях, когда к 245-й статье добавляются и другие.

Регулирующий отношения владельца и его питомца законопроект «Об ответственном обращении с животными» принят в первом чтении еще в 2011 году. До сих пор он остается на стадии доработки комитетом по природным ресурсам, природопользованию и экологии.

Изъятым птицам примерно по полгода, то есть они родились как раз в то время, когда браконьеры забирают совят из гнезд

По данным «Правовой зоозащиты», в 2016 году по 245-й статье заведено около 20 дел.

— Статью «О жестоком обращении с животными» не особо умеют применять, — комментирует директор проекта Анна Разинова. — Она достаточно сложна, не всегда можно оценить, есть ли состав преступления. Например, убита собака. Возбуждают дело по этой статье. А состава преступления в суде по ней не будет усматриваться, потому что не было садизма, собака перед смертью не мучилась. На наш взгляд, в отношении смерти и ненадлежащего обращения с животными правильнее использовать статью «Хулиганство» или «Умышленное нанесение вреда имуществу». Это хотя бы будет действенно.

Что о положении животных думают клиенты фотографов

— За один день фотограф с декоративным зверем или птицей получает около 2–7 тысяч рублей в зависимости от дислокации, — анонимно рассказал «Бумаге» один из коммерсантов. -— Например, я делаю около 30 фотографий за день, народ за это платит. А людей, желающих погладить или просто посмотреть, приходит еще больше.

Люди, фотографирующиеся с животными в районе Невского проспекта, на вопросы «Бумаги» отвечали, что никогда не задумывались о состоянии самих животных:

— Если этим занимаются в центре Петербурга, то, скорее всего, это законно, — уверен мужчина, заплативший за фотографию своей дочери с голубями.

— Я никогда не задумывалась о том, что с животными может быть что-то не так. Мне кажется, то, что мой ребенок гладит или фотографируется с животным, не может причинить зверьку какой-то вред. А если бы могло, то животное бы здесь не стояло, — считает другая прохожая.

— Я об их здоровье не думаю. Мне до птиц не особо есть дело. Они же живые? Живые. Но даже если и умирают… А мы и мясо их едим, и на фермах держим. Так чем ситуация здесь отличается от того, что происходит там? Это какие-то двойные стандарты, — рассуждает еще один клиент.


Фото: правительство Петербурга

Прохожие, с которыми удалось поговорить «Бумаге», заявили, что к самим предпринимателям относятся доброжелательно: «Они же просто делом занимаются, туристам приятно делают. К тому же всегда улыбчивые и приветливые. Мне не кажется, что они вредят своим питомцам. Просто животные у них интересные, вот и завели свое дело».

При этом большая часть горожан, узнав о рисках для животных, меняли свое мнение.

— Я же об этом правда не знала. Конечно, могла додуматься. Но сейчас этот человек у меня в глазах встал на уровень браконьера, — поделилась одна из клиенток фотографа после того, как услышала историю конфискованных у Исаакиевского собора сов.

Как можно снизить уровень жестокого обращения с дикими животными

Однозначных методик снижения уровня жестокого обращения с животными не существует. Во многих странах, подписавших Европейскую конвенцию по защите домашних животных, по законодательству владелец не имеет права не оказать своему питомцу медицинскую помощь. Это, согласно статистике, помогает снизить уровень смертности одомашненных питомцев.

— Чтобы снизить уровень жестокого обращения с животными, необходимо повысить их ценность в глазах общества. — объясняет Анна Разинова из «Правовой зоозащиты». — Нужно, чтобы владельцы чувствовали свою ответственность. На наш взгляд, это возможно, если уменьшить количество домашних и бездомных животных и ужесточить законы о диких зверях. Должны быть лишь животные, владелец которых мог бы выступить в их защиту.

Многие не понимают тонкостей жизни с дикими животными и убеждены, что «ничего сложного не будет»

Эксплуатацию диких животных для получения выгоды, по словам зоозащитников, не удалось искоренить ни в одной из стран мира. Есть лишь тенденция к снижению при одновременном ужесточении законодательства и повышении социальной активности.

— Случай с совами у Исаакия — это же один из многих, — рассказывает Александр Федоров, директор реабилитационного центра для диких животных «Велес». — Все говорят о нем, но никто — о тех же многочисленных девочках-фотографах, которые закупили лис на «Авито» и мучают их постоянными фотосетами. А они ведь понятия не имеют, что такое дикое животное, и тем самым причиняют лисам вред. А люди это поддерживают, ходят на фотосессии, платят.

Такую позицию поддерживает и Ксения Михайлова из «Сирина»:

— Этот бизнес распространен повсеместно из-за отношения наших сограждан. Вот, например, вызывают комитет природопользования — они изымают животных. Но денег на содержание гипотетического медведя у приюта немного. Государство не должно такое финансировать. А большинство людей готово только подписать петицию в интернете, они даже не позвонят в полицию, если увидят подобное на улице. И пока у нас такое население, эти предприниматели будут выходить на улицы.

Совята, изъятые у Исаакиевского собора, за те полтора месяца, что они провели в реабилитационном центре «Сирин», в целом восстановились: «спокойно питаются, достаточно свободолюбивы, не идут в руки и не зависят от человека». После весенней линьки, когда птицы сбросят больное оперение, их вернут в дикую природу.

ГЛАВНЫЕ НОВОСТИ

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.