«Быть предпринимателем — это всегда рискованно, но не опасно»

Советник президента фонда «Сколково» по работе со стартапами рассказал «Бумаге» о новом поколении лидеров, умении открыто говорить о своих ошибках и о том, что бюрократия — это не самая большая проблема для технологического бизнеса в России.

Фото: nofear-community.com

Пекка Вильякайнен, советник президента фонда «Сколково» по работе со стартапами, свою первую технологическую компанию основал в 1986 году. За нестандартный подход к управлению глава Microsoft Стив Баллмер дал ему прозвище «Бульдозер». На этой неделе Вильякайнен выступил перед резидентами стартап-школы Sum It и разъяснил некоторые положения своей концепции руководства «No Fear».

— В своей книге «No Fear» вы назвали новое поколение лидеров Playstation Generation. Чем это поколение отличается от предшествующего?

— Каждое новое поколение детей пытается обскакать своих родителей. В этом нет ничего нового. Новое поколение гораздо глобальнее. Если собрать в одной комнате молодых людей из Швеции, Англии, Америки и России, они будут мыслить примерно одинаково. Вы пьёте одни напитки, слушаете схожую музыку, говорите по-английски. Можно сказать, что нынешние двадцатилетние уже рождены интернациональными. Но если на месте вас окажутся ваши матери, им будет не о чем разговаривать. Новое поколение хорошо подготовлено к тому, чтобы заниматься делами в международном масштабе. Кроме того, нынешнее поколение лидеров активно использует технологии. Это прекрасная возможность для развития стартапов, но для руководителей прошлого поколения — это ночной кошмар.

— Что, на ваш взгляд, становится приоритетом для нынешнего поколения профессионалов?

— Когда вам предлагают работу, вас, конечно, интересует, какая у вас будет зарплата, как в компании отмечают Новый год и с кем вам придётся работать. Но ещё больше вас заинтересует, кем будет ваш босс и каким образом он сможет помочь вашему развитию и личному росту. Деньги — это не то, что может объединить людей, людей объединяют возможности.

 «Делать ошибки — это нормально. Если руководитель не признаётся, что ошибся, не будут признаваться и подчиненные: так формируется бюрократия»

— Разве деньги не важны для мотивации молодых людей?

— Все молодые сотрудники в любой точке мира похожи. Возможно, в силу исторического развития России, для вашей молодёжи деньги чуть более важны, но не думаю, что это становится приоритетом. Пять лет назад, когда мне пришлось нанимать первых сотрудников в Москве, люди говорили только о деньгах. Но сейчас уровень жизни стал лучше и всех интересуют несколько другие аспекты работы. Я провожу с коллегами гораздо больше времени, чем с женой, поэтому важно, кто те люди, с которыми ты работаешь, как они на тебя влияют.

— То есть всё-таки национальные различия ещё не стёрты окончательно?

— Для талантливых людей мир открыт. Если молодой предприниматель не найдёт поддержки в России, он может сесть в поезд «Аллегро» и через три часа оказаться в Хельсинки. Если и Хельсинки не подойдёт, он может сесть на паром и оказаться в Таллине и так далее.

— А как же развитие потенциала собственной страны?

— Я верю, что для русских лучше жить и работать в России. Это одна из причин, почему я начал работать со Сколково и консультировать стартапы. Но есть распространённый синдром «самой красивой девочки в городе». Здесь ты королева, но ты попробуй убедить в этом кого-нибудь в любом другом месте. Попробуй протестировать себя, свой продукт в другой стране, при других обстоятельствах. Ты должен быть активным, действовать бесстрашно и таким образом делать страну более открытой.

— В чём основные проблемы российского предпринимательства? В закрытости? 

— Отчасти. В России никто не доверяет друг другу: все боятся, что их обманут, что идею украдут. Но это заблуждение. Мой бумажник всегда валяется кое-как на столе или в открытой сумке, хотя помощники вечно говорят, что это неправильно и его могут украсть. Деньги в данном случае не так существенны, главное — доверие к людям, с которыми тебе приходится работать. Кроме того, надо рассказывать о своих ошибках. Многие российские бизнесмены мне говорили, что признаваться в неудачах — это, как минимум, странно. Я объясняю, что делать ошибки — это нормально. Но их ни в коем случае нельзя повторять. Если руководитель не признаётся, что ошибся, не будут признаваться и подчиненные: так формируется бюрократия.

— Опираясь на свой опыт работы в Сколково, какие проблемы вы можете назвать в сфере развития стартапов?

— Молодёжь ждёт, что они смогут все спрогнозировать: сейчас я запущу компанию, в следующем году стану миллионером. Но большинство стартапов развивались по несколько лет. Angry Birds делались семь лет!

— А как же тогда планировать свою работу? Получается, что ты действуешь в условиях постоянного риска…

— Надо всё время тестировать продукт и доверять своей интуиции. Да, это риск, но лучше как можно раньше начать проверять свою идею. В Финляндии, например, дизайн кружки могут придумывать два года и только потом попросить кого-нибудь её испробовать. Возможно в этом есть смысл, но лучше через две недели раздать кружки десяти своим друзьям и попросить протестировать их. Важно не перемудрить: невозможно предотвратить все ошибки. Лучше быть максимально открытым и быстро реагировать на требования рынка. Это распространенная ошибка российских стартапов. Люди скрывают всё до последнего, боятся пробовать, боятся оказаться не «самой красивой девочкой города».

 «Нынешнее двадцатилетние уже рождены интернациональными. Новое поколение хорошо подготовлено к тому, чтобы заниматься делами в международном масштабе»

— Этот страх возможно побороть или он пройдёт сам со временем?

— Нужно воздействовать не на молодых людей — надо влиять на матерей, как это ни странно. Родители должны объяснить своим детям, что быть предпринимателем в широком смысле слова — это всегда рискованно, но не опасно.

— То есть запустить собственную технологическую компанию не так сложно, как об этом принято думать?

— Я не говорю, что открыть компанию просто. Я только настаиваю на том, что часто люди начинают жаловаться и причитать, что всё в России сложно. Когда я пытаюсь выяснить, что же на самом деле вызывает сложности, оказывается, что речь идёт о простых вещах: о поиске офиса и оформлении документов. Надо перестать жаловаться и начать адски работать.

— А как же бюрократия? Многие говорят, что именно это препятствует нормальному равзитию бизнеса в России, в том числе и технологического. Это справедливо, на ваш взгляд?

— Возможно, со мной многие не согласятся, но я не вижу большой проблемы с бюрократией в технологическом бизнесе. В любой стране тебе придётся регистрировать свою фирму, искать финансирование и набирать команду. В других областях бюрократии больше. Если меня спросят, сможет ли в Петербурге появиться второй Google, я скажу: «Конечно, почему нет». Вряд ли государство или другие структуры будут этому препятствовать. Поэтому подобных рисков нет. Риск возникает, если ты слишком медленный, слишком традиционный, не доверяешь людям и не в состоянии привлечь самых талантливых. В технологическом бизнесе все твои ресурсы в голове. Если что-то пойдёт не так, ты всегда можешь сесть на поезд «Аллегро».

Читайте также:

ТЕГИ: 

ГЛАВНЫЕ НОВОСТИ

Mobile Analytics