Как в Петербурге поменять документы и найти работу с «чужим» паспортом — в трех монологах трансгендеров
Люди, чье осознание себя не совпадает с их биологическим полом, в России имеют право поменять имя и паспорт. «Переход», включающий в себя медицинскую комиссию, а также многочисленные бюрократические процедуры, в том числе суд, может отнять несколько лет, в течение которых многие вынуждены сидеть без работы.
Как ходить по собеседованиям и расплачиваться банковской картой с документами на другое имя, обязательно ли делать хирургическую операцию ради нового паспорта и сколько стоит сменить пол в Петербурге — в монологах трансгендерных мужчин и женщин.

Роман, 27 лет: об онкофобии и о последствиях мастэктомии

— Я осуществил «переход» около двух лет назад. В зависимости от ситуации процесс может включать в себя несколько стадий. Кому-то достаточно полугода гормональной терапии, после чего он меняет документы и счастливо живет. Мне потребовались еще две операции — мастэктомия (удаление молочных желез) и гистерэктомия (удаление матки).
Перед операцией и гормонами необходимо пройти медицинскую комиссию, которая должна поставить диагноз «транссексуализм». Я проходил комиссию под руководством Исаева (психиатр Дмитрий Исаев возглавлял медицинскую комиссию Педиатрического университета Петербурга, расформированную летом 2015 года после жалоб православных активистов, — прим. «Бумаги»).
Получив разрешение, обычно начинают принимать гормоны, но у меня страшная онкофобия, к этому есть предпосылки, поэтому я проводил все операции до гормонотерапии. Рекомендуется делать наоборот, чтобы мягче проходило лишение организма естественных гормонов. Иначе может наступить климакс, а это очень мощный удар для здоровья. Например, иногда седеют волосы. Я поймал первые симптомы: меня кидало то в жар, то в холод, трясло. Но после первого же укола гормонов почувствовал себя лучше.
После операции могут быть и другие проблемы со здоровьем. Никогда не знаешь, что у тебя внезапно стрельнет. У меня, например, артрит усилился. Я хромал, ходил с тростью.
Вообще, врачи рекомендуют делать операцию — из-за опасности онкологии. Особенно удаление молочных желез. Но, скорее всего, после мастэктомии будут шрамы, скорее всего, они будут некрасивые. Я в любом случае хотел сделать операцию, потому что у меня был совершенно эпический четвертый размер груди. Перед операцией мне также пришлось сбросить вес — это было требование врачей. Я тогда весил около 100 кг — набрал от стресса очень много. К началу «перехода» похудел на 20 кг.
Надо сказать, что на протяжении всего «перехода» я посещал психотерапевта и даже сейчас продолжаю. Сначала я пришел в «Выход», к психологам. Там сказали, что мне нужен именно психотерапевт, и я очень им за это благодарен: они поняли, что «просто поговорить» мне недостаточно. Без психотерапевта процесс был бы гораздо более мучительный. Или я бы растерял последних друзей, потому что все проблемы нес к ним.
После операции могут быть проблемы со здоровьем. Никогда не знаешь, что у тебя внезапно стрельнет
Перед «переходом» стоит настроиться на то, что всё это будет платно и еще раз платно. Я в итоге потратил около 150 тысяч рублей. Из бесплатного — анализы в поликлинике.
Я пытался сократить этот период, насколько было возможно. Приходилось очень тяжело. Например, в магазине не расплатиться банковской карточкой, не купить алкоголь. Говорят, что «это не твой паспорт, мальчик, иди отсюда».
Полгода просидел без работы: был в таком взвинченном состоянии, что просто не справлялся. Знаю людей, которых выгоняли. Я ушел сам. Начал сильно косячить и понял, что проще уйти, иначе бы меня уволили.
В мае, спустя полгода после подачи документов, получил новый паспорт. Мне повезло, что документы дали без суда, тогда такое еще было возможно.
С агрессией чиновников практически не сталкивался. Был забавный случай: когда я пришел писать заявление о смене паспорта и свидетельства о рождении, выяснилось, что у меня не хватает документов, а свидетельство о рождении я вообще потерял. В загсе сидит немолодая женщина, бубнит радио, что-то про ЛГБТ: «…извращенцы… бубубу… пускай уезжают». И эта женщина параллельно совершенно спокойным голосом говорит мне: вот здесь распишитесь, сдайте то-то и то-то.
Мне также пришлось идти в военкомат, потому что я собрался в Финляндию и мне нужен был загранпаспорт. Однако и там не было ни одного агрессивного комментария в мой адрес.
На моей нынешней работе никто не знает, что я трансчеловек. Сейчас планирую поехать в Финляндию учиться и хочу там остаться жить.

Виталий, 34 года: о походе в военкомат и работе в LifeNews

— Первый раз я пришел в комиссию больше пяти лет назад. Я действительно собирался получить разрешение, прошел практически все обследования, но в какой-то момент «труханул» и не дошел до конца.
«Переход» и всё, что с ним связано, всегда меня очень пугал. Необходимо было создать некий запас, в первую очередь финансовый, чтобы пережить это время. Были проблемы с родителями и всё прочее. Потом, у любого трансгендерного человека есть страх, что разрешение по какой-то причине не дадут.
Восемь лет я прожил в Москве, где работал на федеральных каналах, потом переехал в Петербург и купил хостел. Здесь у меня наконец-то появилось время заняться «переходом» и прошли все страхи. Это был 2015 год, буквально перед закрытием комиссии Исаева.
Справку я получил в марте, в мае начал принимать гормоны. На тот момент у меня уже была сделана мастэктомия. Тут мне повезло, потому что на телевидении я работал на медицинской программе и вокруг меня были одни врачи.
В сентябре с заключением комиссии я пошел в загс. Там мне объяснили, что пришла какая-то непонятная директива о том, что решение о перемене пола теперь должен принять суд. Раньше в Питере выдавали документы без суда. Даже был некий туристический тренд — поехать в Питер поменять паспорт. Сейчас это вряд ли удастся сделать.
Могу сказать, что в загсе мне всячески помогали. Не затягивали с выдачей отказа, который могли бы держать месяц. Скорее, я чувствовал неловкость. Мне даже казалось, что со мной носятся как с писаной торбой. Слишком улыбались, слишком были благожелательны.
«Переход» и всё, что с ним связано, всегда меня очень пугал. Необходимо было создать некий запас, в первую очередь, финансовый, чтобы пережить это время
С отказом от загса я пошел в суд. Тогда еще не было судебной практики по Петербургу, но тут мне повезло с Ксенией Кириченко (координатор программы «Стратегическое судопроизводство» ЛГБТ-инициативной группы «Выход» — прим. «Бумаги»), которая вела мое дело. Может быть, суд перегружен, конечно, но судебное решение я получил только в феврале.
Ходил я и в военкомат. Несмотря на то, что мне уже больше 27 лет, по закону у меня должен быть военный билет. Прихожу сначала к девушке. Показываю ей сразу свой паспорт (на тот момент еще старый), чтобы не объяснять. Она, конечно, сильно удивилась и отправила меня к начальнику военкомата. Он отреагировал достаточно лояльно, особенно для человека военного. Говорит: у меня уже был такой случай в Калининском районе. Может, пронесло. Может, если ты в себе уверен, так и люди тебя спокойно воспринимают.
Пока я ходил со старыми документами, конечно, возникали проблемы. Пару раз я не мог расплатиться банковской карточкой, потому что она якобы не моя. Были большие трудности с фитнес-клубом. Договор оформлен на женское имя, соответственно, я должен ходить в женскую раздевалку. Благо, клуб находился рядом с домом, поэтому я там особо никогда не переодевался. Но достаточно часто были ситуации, когда женщины в возрасте указывали мне на то, что я ошибся раздевалкой.
Может, пронесло. Может, если ты в себе уверен, так и люди тебя спокойно воспринимают
С работой тоже были проблемы. Какое-то время я работал в такси, потому что нужно было как-то выживать. В развозку пиццы меня не взяли. Я приехал со старыми документами туда, назвал свою старую фамилию на ресепшене. Мне сразу сказали, что не возьмут.
С журналистской работой у меня тоже не срослось. В Петербурге вообще мало работы для телевизионщиков. Была странная ситуация с каналом LifeNews в прошлом году. Я пришел туда работать продюсером. Проработал неделю, всех всё устраивало. До тех пор, пока я не пришел в отдел кадров оформляться на работу и не принес старые документы. Почему меня в итоге не взяли, я не очень понимаю, но был допрос в течение часа в закрытой комнате от службы безопасности телеканала, где меня спрашивали всё о моей личной жизни, в том числе почему я приехал сюда из Москвы. После этого разговора отдел кадров вынес решение о том, что на работу меня взять не могут.
Пока мне нужно постоянно находиться в Петербурге, чтобы поменять остальные документы, потому что у меня здесь прописка. Дальше посмотрим.

Анна, 27 лет: о неудачных собеседованиях и угрозах

— Время «перехода» было для меня очень нервным. Были проблемы с родителями, друзьями. В то время я работала в гипермаркете «Лента», в отделе обучения. Как только я написала первые тесты трансгендерной комиссии, то сразу оттуда уволилась. Можно сказать, сбежала, потому что мне не хотелось никому ничего объяснять.
Комиссия заняла у меня полтора года. Мы долго общались с психологом, потому что я была очень нервной. Врач настаивал на том, чтобы я устроилась на нормальную работу, мотивируя это тем, что мне нужно чем-то оплачивать операцию. Я не говорила ему, что не собираюсь ее делать.
Гормональную терапию я начала еще до комиссии. Для этого документы не нужны. Трансгендерным мужчинам в этом плане сложнее, потому что тестостерон просто так не купить без рецепта. А я могу просто прийти в аптеку и купить всё, что мне нужно. Специальных препаратов для трансгендерных людей, по сути, нет, девушкам, например, вполне подходят обычные противозачаточные таблетки.
Операцию я не делала. Кстати, есть небольшая несправедливость. Мастэктомия у трансгендерных мужчин считается операцией по смене пола. У женщин же операцией по смене пола считается исключительно стерилизация.
Во время «перехода» я в основном сидела дома. Первые полгода без необходимости не выходила на улицу. Многие не воспринимали мое решение всерьез, в том числе родители. Долгое время считали, что я придуриваюсь. Приходилось сталкиваться с насмешками, угрозами со стороны окружающих. Как-то раз в гостях мне пообещали проломить череп. Один бывший одногруппник хватал меня за грудь, чтобы проверить, настоящая ли она.
С поиском работы тоже были проблемы. В целом всё выглядело так: я записывалась как Аня, приходила на собеседование, мы нормально разговаривали, а потом я показывала свой паспорт и спрашивала, будет ли это проблемой. В одной компании мне сказали: «Конечно, не будет, вы что, у нас люди даже с татуировками работают!». Но потом позвонили и сказали, что я им не подхожу. Компания «Яркий фотомаркет» — единственное место, где мне открыто сказали, что не возьмут меня из-за документов. Они были очень добрые и корректные, но сказали, что не могут меня взять, потому что у них будут проблемы при проверках.
Многие не воспринимали мое решение всерьез, в том числе родители. Долгое время считали, что я придуриваюсь
По образованию я менеджер. До «перехода» у меня толком не получалось найти себя. Сейчас я работаю в Проекте правовой помощи, который как раз помогает трансгендерным людям сменить документы, устроилась туда сразу после комиссии.
Получив разрешение, я отправилась в загс со справками от врачей, в том числе эндокринолога. Спустя три месяца мне выдали отказ. Я подала заявление в районный суд, он прислал отказ в рассмотрении — по формальным причинам. Мы написали новое заявление в районный суд и параллельно — в городской. В итоге было много волокиты, процесс занял около полугода. В апреле 2016 года наконец состоялся суд. Было неожиданно, но судья оказался довольно корректным и доброжелательным. Единственное, что он меня спросил: не передумаю ли я и не приду ли к нему через полгода, чтобы поменять всё обратно. Как мне кажется, в России всё зависит от того, как тебе повезет: с заксом, судом, как специалисты напишут справки и как другие люди их прочитают.
Решение суда вступило в силу через месяц, в мае 2016 года, и я пошла с ним в загс. Там несколько раз перечитали решение и, видимо, не нашли, до чего можно докопаться. За это спасибо юристу Ксении Кириченко. Без нее всё могло бы затянуться. В тот же день мне выдали новое свидетельство о рождении.
Теперь мне нужно сменить паспорт, а после этого уже ИНН, пенсионное, диплом. Говорят, могут возникнуть проблемы со сменой диплома, но я надеюсь, что в моем вузе работают люди поадекватнее. Собираюсь получить загранпаспорт и съездить в путешествие.
Имена всех героев изменены
Фото на обложке: Lucky Team Studio / Shutterstock.com

ГЛАВНЫЕ НОВОСТИ