«Бумага» публикует монологи петербуржцев, чьи профессии многим не нравятся. Почему они выбрали именно эту работу и чем она полезна обществу, расскажут те, кому часто приходится сталкиваться с агрессией и непониманием

Профессии, которые ненавидят: налоговик — о стереотипах, зарплате и невозможности брать взятки

Сотрудница Федеральной службы налогов, которая перенаправляет деньги индивидуальных и юридических лиц государству, рассказывает, почему налоговиков обвиняют в присваивании средств, отчего становится всё меньше взяток и как ее работа способствует саморазвитию.

Как вы начали работать?

Мне всегда казалось, что в нашем государстве в коммерцию идти немного рискованно. В отличие от госслужб там задерживают зарплаты, многое зависит от личных отношений с начальником. Поэтому я отучилась на экономиста и в итоге выбрала налоговую.

В чем суть работы?

Я обрабатываю заявления от индивидуальных предпринимателей, организаций и физических лиц. Все они платят налоги: за аренду, если мы берем физлиц, за вступление в должность, если мы говорим о судьях. Так что, грубо говоря, мы занимаемся лишь перенаправлением налогов государству.

Несмотря на это, к налоговикам часто относятся крайне негативно. Это проявляется в непонимании сути нашей профессии. На днях меня обвиняли в том, что все налоговики — воры. Или раз в год в газете Metro выходят статьи о том, что мы все зажравшиеся морды, получающие дофига денег. И у людей формируется ощущение, что мы забираем деньги из их карманов себе. Это не так.

Напрямую мы никак не работаем с деньгами налогоплательщиков. Мы их видим только на экране. Суть профессии в том, чтобы уведомить человека, сколько ему нужно заплатить, а потом провести операции для перехода денег в вышестоящие инстанции.

На самом деле, все мы — госслужащие — люди подневольные. Мы просто работаем на государство, как другие работают на дядю: такой же пятидневный девятичасовой график, зарплата даже чуть меньше, причем стабильно низкая. И если нам сказали что-то сделать, то мы это делаем. Работаем с программами, пишем отчеты, письма. Часто приходится рыть дополнительную информацию, чтобы нормально обработать запрос.

Сколько вы зарабатываете?

Мне не хотелось бы обсуждать этот вопрос, но могу сказать, что немного. Чуть выше прожиточного минимума. Все слухи о том, что на госслужбе зарабатывают много — это абсолютная неправда. По закону мы даже не имеем права получать никакой иной доход, кроме как от преподавательской деятельности, которая практически невозможна с учетом нашего графика.

Тем не менее раз в год у нас есть «тринадцатая зарплата» — премия, равная сумме оклада. За что со стороны общества тоже достается. Говорят, что это нужно убирать и мы совсем зажрались. Некоторые коллеги вообще растягивают эту премию на весь год, чтобы повысить ежемесячный доход и жить чуть лучше.

Раньше часто предлагали взятки, да. Еще лет десять назад это было возможно, так как выездные отделы приходили на проверки в организации. Сейчас такого нет. Законы ужесточили. Да и в современных условиях каждый держится за свою работу так, что не допустит ни единого риска: всё стало действительно жестко отслеживаться, все боятся.

Почему вам нравится эта работа?

Здесь есть стабильность. Мне нравится, что всё четко, есть определенные обязанности и не нужно работать сверх нормы. К тому же здесь вырабатывается определенная дисциплина: любое опоздание, например, карается финансово. За время работы у меня выработалось повышенное внимание к деталям в результате обработки тысячи тысячей запросов.

Лично мне еще нравится и то, что есть постоянный мониторинг законодательства. Я всегда в курсе изменений в налоговом и гражданском обществе. Благодаря этому ты развиваешься не только за счет повышения квалификации.

Не нравится лишь уровень зарплаты, не более. С нашей нагрузкой мы получаем совсем немного. Уровень загруженности ну никак не соответствует заработку.

Чем эта работа полезна обществу?

Сложно сказать, что моя работа помогает кому-то. Мы платим налоги на благо государства, но, к сожалению, далеко не всегда они доходят до цели. Я могу сказать, что на дороги уходит бешеное количество денег, но хороших дорог мы не видим. У меня такое чувство, что далеко не все налоги идут на благоустройство и доходят до бюджета. Что-то мне подсказывает, что, пока они идут, значительная часть растрачивается вышестоящими органами.

Если вам кажется, что вашу профессию тоже ненавидят, пишите нам на [email protected]

ГЛАВНЫЕ НОВОСТИ