«Сейчас мне 28 лет, у меня жена и ребенок. Я до сих пор хожу на кладбища». 30-летние гот, панк и эмо — о возрасте и субкультуре

Как готу с женой и ребенком удается найти время на прогулки по кладбищу, почему панк считает свой образ жизни полезным примером и как 29-летний эмо продолжает носить длинную челку и экспериментирует с бодибилдингом? Представители субкультур нулевых, которым сейчас около 30 лет, рассказывают, почему до сих пор остаются теми, кем были, и как возраст влияет на восприятие культуры.

Константин Попов-Костецкий

возраст

28 лет

субкультура

Гот

В субкультуре

14 лет

Однажды в 2003 году, это был мой 10-й класс, я пришел к однокласснику за тетрадкой, что-то по учебе нужно было сделать. Он сказал, что тетрадь в комнате его старшего брата: «Если не боишься, зайди». Ну я и зашел: на стенах какие-то страшные постеры, повсюду кассеты и диски. Я впечатлился, забрал тетрадку и взял какой-то диск послушать. Не помню, что это было, но мне дико понравилось.

В итоге я начал интересоваться тяжелой музыкой — через год начал соответствующе одеваться. В то время у нас в городе (в Ростове-на-Дону — прим. «Бумаги») было сложно что-то найти, поэтому мы мастерили всё сами, лазили по рынкам. Все магазины тогда были «общенеформальные»: для металлистов и панков. Купить что-то исключительно готское было невозможно.

По поводу моего внешнего вида мне никто ничего не говорил. Родители тогда подумали, что это мое временное увлечение, поэтому не стали ругать: знали, что голова на плечах у меня имеется. Учителя тоже не обращали особого внимания, потому что я хорошо учился. Только одноклассники начали побаиваться. Но я этого и хотел.

Мои родители тогда подумали, что это мое временное увлечение, поэтому не стали ругать: знали, что голова на плечах у меня имеется

Поначалу для меня готика была способом произвести впечатление: хотелось, чтобы меня заметили. Правда, сейчас я понимаю, что все ее составляющие — философия и мировоззрение — были также способом подготовиться к уходу родителей, которые к тому времени уже были очень в возрасте. Когда это случилось, я действительно не впал в депрессию и никуда не сорвался, как это обычно бывает.

Готика — это же вовсе не некротика. Главная особенность субкультуры — это восприятие мира через призму черного юмора. Большинство наших ребят — это люди с острым оппозиционным умом, которые умеют анализировать мир и расставлять приоритеты. Стереотипы о проведении всяких обрядов, поедании мышей и сатанизме — это чушь собачья.

Сейчас мне 28 лет, у меня жена и ребенок. Я до сих пор хожу на кладбища. Мне не кажется, что я из-за всего этого забросил субкультуру. Недавно, когда у всех освободилось время, мы отпросились у жен и с компанией всё же выбрались на ухоженное кладбище. Оно было похоже на парк, мы там, как в старые времена, сидели и слушали музыку. Тусовка — это все мои друзья, со многими из которых я знаком по десять лет и которым готов помогать.

В настоящее время движение живо: создаются новые сходки, приходят новые люди. В 2010–2014-х был, конечно, период стагнации, когда многие ушли и у многих появились семьи и работа. Были и золотые годы, с 2006-го по 2008-й, когда к нам приходили всё новые и новые люди. При этом в 2007-м (когда все наши места молниеносно заполонили эмо, которые, что хорошо, также быстро пропали, переродившись в неопостпанкеров, хипстеров и вейперов) мы не распались, а только крепче стали держаться за компанию. Но сейчас всё хорошо.

Недавно мы отпросились у жен и с компанией всё же выбрались на ухоженное кладбище

Моим друзьям от 20 до 35, все они готы. Мы до сих пор собираемся в кафе два раза в неделю, обсуждаем всё: работу, политику, музыкальные готские новинки, фильмы хоррор-тематики, иногда игры. Из-за плохого финансирования кафе часто переезжало. Но наш друг помог им: люди дорожат этой компанией.

Я до сих пор остаюсь в движении, потому что верю в его идеалы и отношение к жизни, люблю эту музыку и общаюсь со своими друзьями. На это не повлияло даже рождение ребенка и женитьба на девушке, которая не была и до сих пор не находится в субкультуре. Она всё поддерживает, но не так яро, как я.

Конечно, есть и проблемы. Раньше, в школьные годы, это были какие-то антикультуры, которые не любили за внешний вид. Теперь с тещей может возникнуть спор из-за моих предпочтений. Но я пытаюсь вести диалог, потихоньку налаживать общение. Моя позиция по этому поводу такая: если кому-то что-то не нужно, то и не нужно им это навязывать.

Я до сих пор остаюсь в движении, потому что верю в его идеалы и отношение к жизни

В современном мире уже никто не обращает внимания на внешний вид. Я сейчас работаю в сфере продаж строительных материалов. Там все абсолютно нормально относятся к тому, что я работаю, например, одетый в какую-либо атрибутику. Мы же все там взрослые люди, это для большинства не имеет значения.

Мне нравится заниматься тем, чем я занимаюсь. Я до сих пор увлекаюсь поиском новой музыки и общением на различных форумах и в чатах. Мне это не кажется чем-то плохим. Это научило меня тому, что важно уметь относиться ко всему в жизни с улыбкой на лице, зло шутить и даже негативные моменты воспринимать с толикой иронии. Это часть моей жизни, я полностью в этом.

Я никогда не был среднестатистическим, обычным парнем. Готика поменяла меня — в лучшую сторону, наверное. Если бы не увлечение готикой, то я, может, и не выучил бы английский и немецкий, языки, на которых сейчас выкладывается вся информация о жизни субкультуры. У меня бы не появилось трех терабайтов музыки дома. Я бы никогда не стал тем, кто я есть сейчас.

Алексей Митин

возраст

30 лет

субкультура

Панк

В субкультуре

18 лет

Как обычно это и происходит, у меня было некое неприятие обывательской среды и проблемы с социализацией. Я искал людей со схожими интересами и взглядами. Впервые побывал на концерте в 1999 году — на пятилетии «Короля и Шута» в Лужниках. Мне тогда было лет 14.

Потом увлекся, регулярно стал посещать локальные концерты. В конце 90-х все атрибуты субкультуры были, естественно, не так широко распространены. Сам панк меня привлекал огромным музыкальным многообразием: смежные жанры, лирика групп, проблемы, волнующие обычного подростка.

Вокруг панка существует много стереотипов: алкоголь, наркотики и деградация. Далеко не все они верны. Культура претерпела серьезные изменения. Панк, который начинался как протест и бунт молодых и злых против серых будней, действительно существовал. Но позднее появился панк с позитивными инициативами: своя голова, ЗОЖ, антифашизм. Лично для меня панк всегда был способом изменить себя и окружающий мир к лучшему: неважно, созидая через творчество или разрушая вселенское зло.

Лично для меня панк всегда был способом изменить себя и окружающий мир к лучшему

В начале всё равно был подростковый бунт, алкоголь, тусовки вне дома сутками. . Я вырос в интеллигентной семье. Мои родители хотели для меня лучшего. Закончив школу экстерном в 14 лет, я поступил в институт на специальность, за которую они ратовали. Через несколько лет пришло осознание того что это не моё. Начались поиски какого-то своего собственного пути.

Я до сих пор в панке, потому что не нашел ничего лучше, он ближе всего мне по духу. Для меня это философия, которая подразумевает абсолютную свободу от шаблонов, открытый разум, осознанность. Это вариант не жить рядовым бездумным роботом и делать нечто самому. И я от этого не откажусь.

Вся моя деятельность сейчас связана с музыкой. Играю в группе, занимаюсь дубляжом фильмов о панке и организацией мероприятий. Всё это панк. И это уже мой образ жизни. В будущем я не планирую заниматься чем-то еще. 

Многие люди моего возраста относятся с пренебрежением к моему образу жизни и жизненным приоритетам. Когда я встречаюсь с бывшими сокурсниками, они с удивлением смотрят даже на татуировки. Считают, что я зэк или сумасшедший. Я не вижу смысла их переубеждать. Мне кажется более полезным показательный пример. На мой взгляд, они плохо относятся к своей жизни: у них на уме лишь деньги, учеба, работа, семья, дети, гроб. Есть другие важные вещи.

Это вариант не жить рядовым бездумным роботом и делать нечто самому. И я от этого не откажусь

Сейчас общество стало свободнее. В свое время я сменил массу профессий, сталкивался с кучей проблем при устройстве на работу. Всё это, конечно, было связано с внешностью, татуировками, цветом волос. Сейчас с этим лучше, общество развивается, интернет у каждого в телефоне.

Панк жив. В том числе и за счет нового общества. Конечно, он не так популярен, как в начале нулевых, но существует множество клубов, групп, изданий, фестивалей и людей, которым эта культура не безразлична.

Не весь мой круг общения — это панки. У меня очень много знакомых, которые были панками, но больше не ходят на концерты, много тех, кто никогда себя так и не называл. Да и не нравится мне это нарицательное «субкультура». Для меня главное, чтобы человек был хороший.

Дмитрий «Дэвис»

возраст

29 лет

субкультура

Эмо

В субкультуре

11 лет

Я впервые познакомился с субкультурой эмо на зарубежных форумах в конце 2005 года. Тогда я не втянулся, даже больше скажу: мне субкультура совсем не понравилась. В то время все считали эмо геями и нытиками. Но к 2006-му послушал некоторые эмокор-группы, посмотрел фото и некоторые ролики — мне стало очень нравиться.

У меня был протест против грязи этого мира. Тогда мир был немного другим. По телевидению крутили только скандальные шоу, типа «Окон», и глупые реалити-шоу, которые соревновались в том, чтобы придумать более грязный и шокирующий сюжет. Потому у людей, которые еще не совсем отчаялись и приняли все как должное, появлялся протест против этого. А данная субкультура в СНГ была чем-то новым, что позволяло привлечь к себе внимание.

Просуществовало всё это недолго. Наверное, с конца 2007-го популярность культуры начала падать. Стало модным бить эмо. Бывали случаи, когда человек еще неделю назад планировал попасть на концерт «Оригами», а сегодня становился правым хулиганом и ненавидел всех нас. Правда, благодаря этому ушло много откровенных показушников, из-за которых эмо и заклеймили стереотипами.

Данная субкультура в СНГ была чем-то новым, что позволяло привлечь к себе внимание

Единственный реальный стереотип — это общая эмоциональность. Я до сих пор стараюсь жить эмоциями. Музыка, внешний вид — это для меня менее важно. Важнее мировосприятие. И я до сих пор его сохранил.

Эмо — это часть моего характера. Я все еще в субкультуре, но уже не ради того, чтобы меня заметили. Из нее у меня остались друзья, в ней я нашел свою любовь.

Не всё, что принесло мне эмо, было хорошим: так, из-за неправильного образа жизни и вредных привычек я получил диабет. Теперь я понял, что в детстве учат правильным вещам. Жаль, что не слушал. Я понял, что «веселая жизнь» имеет серьезные последствия. Правда, поздновато: теперь меня может убить сахар, крепкий кофе, алкоголь — даже в малых количествах. В жизни есть куда более интересные варианты времяпровождения, которые при этом несут пользу: чтение или занятия спортом. Это мне нравится, это стало частью моей жизни.

Моя жизнь не особо отличается от жизни обычного человека: уже женат, есть отдельное жилье, домашние животные, постоянная работа, спортзал. В будни — полный рабочий день в сфере привлечения платного трафика, занимаюсь разными домашними делами, спортом. В выходные стараюсь придумать что-нибудь интересное, что может оставить приятные воспоминания в памяти: хожу в планетарии, на концерты, выбираюсь в лес.

Во многом я поменялся. До сих пор поддерживаю внешний стиль, потому что это уже часть меня. Я не считаю, что эмо как-то негативно влияет на мою жизнь, на семью или работу. Я все это сочитаю.

Я до сих пор поддерживаю внешний стиль, потому что это уже часть меня

Мои близкие ничего не имеют против, потому что уже понимают, что в этом нет ничего негативного, а жена тоже представитель субкультуры. Одногодки, конечно, считают, что все эти вещи для детей. Часто на улице мне вслед пялятся прохожие. Кто-то даже угрожает во «ВКонтакте». Но это скорее их проблемы, так же они смотрят и тогда, когда я иду без челки и в «нормальной» одежде.

Сейчас я стараюсь развиваться: занимаюсь английским, изучаю информацию по своей профессии и спорту, экспериментирую в сферах бодибилдинга и фитнеса. Еще я администратор группы во «ВКонтакте», в которой мы пытаемся подавать позитивный пример и научить юных представителей субкультуры думать самим, а не делать так или иначе, потому что так «круто».

Настоящих эмо мало, но их и не было никогда много. Число представителей субкультуры давно уменьшилось, хотя количество знаний о культуре увеличилось. Сейчас сама субкультура разделилась на подтипы: любителей русской альтернативы, тех, кто слушает только тру-постхардкор 90-х, и тех, кто любит современную западную сцену, скримо или вовсе кранк-кор. Даже появилось такое направление, как «челкастые», которые копируют только внешний вид из субкультуры. Тру-эмо же, на самом деле, очень мало.

Фото: Goth Community

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

НОВОСТИ

все новости

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.