Музей стрит-арта: от разрисованных стен завода до программ в Риме и Роттердаме
Первый в мире музей стрит-арта работает в Петербурге третий сезон. Частная площадка на территории действующего завода проводит выставки и фестивали, параллельно разрабатывая программы для Рима, Милана и Роттердама.
«Бумага» поговорила с главами проекта и узнала, как несколько расписанных уличными художниками стен стали музеем, поддерживают ли власти города проект и не противоречит ли это философии стрит-арта.
Фото: Юрий Гольденштейн / «Бумага»

От первой расписанной стены до «Манифесты 10»

То, что сейчас принято называть Музеем уличного искусства, появилось еще до того, как в апреле 2014-го для публики открылась выставочная площадка. Идея будущего пространства возникла в отделе инноваций Завода слоистых пластиков: сотрудники, в том числе и директор площадки Андрей Зайцев, пригласили несколько стрит-артистов, которые расписали стены действующей фабрики. «Бумага» как раз побывала в музее на первом этапе работы по его созданию в декабре 2012 года.
Уличный художник Паша Вейс расписал стену одного из цехов — в промышленной зоне появились пальмы на стенах и шезлонги для рабочих рядом. К коллекции добавились работы известных российских стрит-артистов Кирилла Кто и Паши 183. Последний погиб в апреле 2013-го, вскоре после начала сотрудничества с будущим музеем, и это привлекло зрителей на новую площадку: многим хотелось увидеть одну из последних работ художника.
— Мы никак не влияли на контент, только просили, чтобы они оставались в рамках закона: не призывали к насилию и прочему, — объясняет Андрей Зайцев, выпускник юрфака.
Образовавшейся коллекцией заинтересовались сначала отечественные и потому немногочисленные специалисты по стрит-арту. Так возникла идея проводить редкие экскурсии по территории действующего завода: вход на территорию осуществлялся через заводскую проходную, по паспортам и только по предварительной записи.
За экскурсиями появились лекции и встречи с художниками, которые расписывали заводские стены. Но переломным моментом стало участие в параллельной программе биеннале современного искусства «Манифеста 10»: территорию выставочной площадки отгородили от завода контейнерами и открыли первую выставку «Casus Pacis / Повод к миру», посвященную рефлексии по поводу событий в Украине.
Андрей Зайцев, директор музея:
— Нет примера, которому мы могли бы или хотели подражать. Всё, что у нас происходит, мы изобретаем самостоятельно, и проблемы, с которыми сталкиваемся, решаем по мере поступления и вместе.
Одним из первых масштабных вопросов после открытия публичного пространства стали сами работы: что с ними делать после закрытия выставки? как их дальше использовать? В итоге организаторы решили закрашивать всё после закрытия сезона. Как говорит Зайцев, многие художники даже обиделись, несмотря на то, что для уличного искусства вообще неестественно быть вечным.

Можно ли из уличного искусства сделать музей

С момента образования Музея уличного искусства к организаторам обращаются с вопросом о том, как можно сочетать музей как хранилище и стрит-арт, исчезающий так же стихийно, как и возникающий.
Фото: Егор Цветков / «Бумага»
Михаил Астахов, один из кураторов первой выставки, рассказывал «Бумаге» в апреле 2014 года, что «музей» в их случае — это не «мумификация», а возможность сконцентрировать «творческое начало уличной культуры» и связать его с творческой средой. «Это не развалины стрит-арта, мол, полюбуйтесь, как это делали 200 лет назад», — объяснял тогда Михаил.
По словам Андрея, сейчас «претензий» такого рода всё меньше:
— Мы экспериментируем и пробуем. Мы не знаем, может уличное искусство или нет существовать в формате музея.
Татьяна Пинчук, директор по развитию музея:
— Музей — это легальное пространство, где могут работать уличные художники. Хотя в наших выставках участвуют уже не только стрит-артисты. Условия здесь диаметрально противоположные уличным: тут никто не выгоняет художников, а, наоборот, им дают краску и даже платят гонорары.
Рафаэль Шактер, британский исследователь стрит-арта и куратор третьей выставки музея, предположил даже, что размещенные на шоссе Революции работы — новая форма, объединяющая уличное и современное галерейное искусство.
Чтобы разобраться в этом вопросе, в Музее стрит-арта появился исследовательский отдел, который занимается изучением и архивацией уличного искусства как из коллекции самого музея, так и за его пределами.
В сентябре для общего доступа откроется онлайн-архив с информацией по всем осуществленным проектам, который будет пополняться.
Помимо профессиональных художников в музее рисуют и начинающие, да и все желающие: в специально отведенном цехе существует «свободная стена», на которой, после отбора куратором, рисуют молодые авторы. Они в том числе получают от музея краски и другое оборудование.
— Одна из наших глобальных целей — сделать так, чтобы весь Красногвардейский район, в котором мы находимся, стал территорией уличного искусства, чтобы были инсталляции, работы на фасадах, — рассказывает Татьяна. — У нас здесь есть единомышленники: «Упсала-цирк», «Охта Молл» — мы пытаемся работать вместе со всеми.
По словам ребят, администрация города пока активного участия в жизни музея не принимает. В рекламе проекту отказали (что, скорее всего, связано с очень высоким процентом иностранных участников), правда, в этом году музей получил субсидию от комитета по культуре.
— Здорово, что не мешают. Если еще помогут, будет вообще здорово, — размышляет Андрей.

От западных стрит-артистов в Петербурге до собственных проектов в Европе

На второй выставке музея российские художники, которых не так много, начали повторяться. К третьей организаторы проекта поняли, что ограничиваться только участниками российской стрит-арт-сцены не получится.
— Мы не можем возить на все выставки одних и тех же художников и кураторов, поэтому пригласили иностранных. Из россиян в этой выставке только Кирилл Кто и Курил Что.
Вообще же, как отмечают Андрей и Татьяна, с самого открытия музея интерес со стороны Запада был ощутимее, даже иностранная пресса интересовалась проектом больше российской. Это, как считают организаторы, напрямую связано с более высоким уровнем развития стрит-арта там.
Фото из архивов музея
Третья выставка «Через границы / Сквозь ограничения» уже больше обращена к современному искусству. Да и сама площадка, по мнению организаторов, стала дружелюбнее: здесь работает филиал бургерной «Бюро», рампа, появились асфальтированные дорожки для тех, кому приходит в голову ехать на завод на каблуках. Крупные мероприятия проходят в музее примерно раз в месяц: как объясняют организаторы, превращаться «в концертную площадку» им не хочется.
— Надо понимать, что у нас не так много денег, как хотелось бы. Если бы у нас был меценат, то мы бы быстро и библиотеку оборудовали, и архив, и образовательную программу развернули, — объясняет Андрей. — А так существуем преимущественно за счет завода, мы не коммерческая организация.
В октябре команда музея отправится в Рим. Там на ежегодном фестивале уличного искусства они будут курировать русский павильон, который откроет программу.
В Роттердаме, в зоне порта, где планируется организовать креативный кластер, петербургский музей сделает большую выставку в следующем году. В июне этого года петербургские художники — Курил Что и «Осколки» — уже расписали порядка 4 тысяч квадратных метров в роттердамском газгольдере.
Третий масштабный международный проект музея — в Италии. Один из неблагополучных городков под Миланом хотят возродить с помощью уличного искусства. Курировать проект итальянцы пригласили команду из Петербурга.

ГЛАВНЫЕ НОВОСТИ