Бизнес на ЛГБТ: как Стокгольм зарабатывает на толерантности и «розовом туризме»
Стокгольм, прославленный своими монархами, социальной политикой и булочками с корицей город, научился неплохо зарабатывать и на толерантности. В шведской столице проходит крупнейший в Скандинавии гей-парад, город также известен не только как самый дорогой, но и как самый комфортный для путешествий ЛГБТ.
Сколько стоит летний ЛГБТ-фестиваль, почему городские власти активно поддерживают «розовый туризм», что владельцам отелей приходится узнавать об однополых парах и зачем волонтеры со всего мира бесплатно работают в Стокгольме? «Бумага» рассказывает, как шведская столица превратила свою толерантность в дополнительный источник доходов.
Гей-прайд в Стокгольме — мероприятие, как позиционируют его организаторы, для ЛГБТ и их друзей. Парад ежегодно проходит с 1998 года и является самым крупным в Скандинавии: в нем участвует более 40 000 человек, а число зрителей достигает 400 000. Праздник, а в Стокгольме прайд это действительно городской праздник, посещает больше горожан и туристов, чем, например, собралось на свадьбу кронпринцессы Виктории и ее фитнес-тренера Даниэля Вестлинга в 2010 году.

«Розовый туризм» и политика города

С учетом многолетней истории борьбы за права человека и изменения в отношении ЛГБТ Стокгольм сегодня — один из самых комфортных городов для «розового туризма» (pink tourism, одно из названий ЛГБТ-туризма — прим. «Бумаги»). В городе не только множество гей-клубов и мероприятий с ЛГБТ-тематикой городского уровня, здесь даже персонал в гостинице обучен работе с однополыми парами. И вся индустрия развивается при горячей поддержке правительства.
Кристина Гуггенберген, проектный менеджер Stockholm Gay & Lesbian Network, маркетинговой компании по привлечению большего числа туристов, честно признается, что Стокгольмский прайд для города — отличный бизнес. Она ссылается на многочисленные исследования, которые демонстрируют, что ЛГБТ тратят больше, чем другие сегменты путешественников. Это и спровоцировало появление организаций вроде той, где она работает.
— Моя единственная задача — привести в город как можно больше туристов. Через культуру и спорт, вечеринки, еду — все что угодно.
Кристина увлеченно рассказывает, что сейчас ее партнеры — многочисленные гостиницы Стокгольма, в том числе и такого уровня, как четырехзвездочный отель Berns в центре города — с дизайнерскими простынями, позолоченным потолком и антикварными люстрами в зале для завтраков. В развитии «розового туризма» активно участвуют различные транспортные компании, например, ведущий авиаперевозчик Scandinavian Airlines.
Моя единственная задача — привести в город как можно больше туристов
Одна из главных задач в работе Кристины — улучшение уровня сервиса. На очередном тренинге для гостиничных служащих, где она вновь рассказывала, как регистрировать ЛГБТ-постояльцев, слушатели удивлялись, что им все это объясняют. С появлением прайда город сильно переменился, а число туристов — выросло, и стокгольмцы искренне считают, что достигли того уровня открытости, когда промоушен толерантности уже ни к чему. «Борьба еще не окончена», — запальчиво утверждает Кристина, уверенная, что всей сфере услуг города нужно «быть на шаг впереди».

Как провести фестиваль силами только волонтеров

В последние годы кроме непосредственно парада в Стокгольме проходит еще и недельный фестиваль. На территории городского стадиона разбивают Прайд-парк. Там можно перекусить бургером или традиционной шведской парой: булочкой с корицей и черным кофе, закупиться килограммами сувенирной продукции от флажка до радужного боа, посмотреть шоу и послушать живую музыку.
В штабе парка утверждают, что грандиозный фестиваль, в отличие от парада, который приносит городу ощутимую прибыль, создается руками волонтеров. Они приезжают не только из разных регионов Швеции, но и со всего мира. Почти все члены команды имеют постоянную работу, на которой и зарабатывают деньги для жизни, а на время фестиваля уходят в отпуск. Благо, говорят организаторы, август обычно месяц отпусков у шведов.
Почти все члены команды имеют постоянную работу, на которой и зарабатывают деньги для жизни, а на время фестиваля уходят в отпуск
Йоанна Льюннген, пиар-менеджер мероприятия, говорит, что главное в работе с волонтерами — сделать так, чтобы им было весело. В этом году в организации самого крупного фестиваля Скандинавии (из тех, что не имеют постоянного оплачиваемого штата и офиса), приняло участие больше 500 волонтеров.
— Самое сложное в организации — найти спонсора. В этом году фестивалю помогает компания 7Eleven и у нас даже появились деньги на корпоративные обеды.
Каждый фестиваль обходится примерно в 20–30 миллионов крон (около 147–220 миллионов рублей). Большую часть средств в Прайд-парке получают с продажи билетов: входной на неделю для людей до 26 лет стоит 500 крон (примерно 3690 рублей), старше — 800 крон (5887 рублей). Некоторое количество средств приходит и от государства, но практически ту же сумму фестиваль платит властям в качестве арендной платы.

Другие городские ЛГБТ-праздники

Хотя Стокгольмский прайд — топовое мероприятие ЛГБТ-программы и одно из главных для Стокгольма летом, шведская столица работает с гей-туристами круглогодично. Например, в канун Рождества в декабре и местных, и приезжих привлекает Pink Christmas («Розовое Рождество»). Кульминацией его служит процессия Pink Lucia в день католического праздника в честь святой Люсии. Покровительницу праздника, наряженную в розовое, изображает, как можно догадаться, не женщина. Еще одно популярное зимнее событие в Стокгольме — Gays on Ice: в одном из центральных парков для горожан заливают каток и проводят акции за равноправие.
Другое крупное мероприятие, которое проходит следом за Стокгольмским прайдом и пользуется большой поддержкой властей, — EuroGames. Это масштабное спортивное, культурное и политическое событие, которое стремится предоставить безопасную и лояльную среду для ЛГБТ-участников. Соревнования открыты для всех, независимо от пола и расы, физических способностей и политических убеждений.

Гей-полиция в городе и на параде

Ни о каких разгонах или давлении со стороны полиции во время парада нет и речи. Полицейские практически незаметны в шествии, за исключением тех, кто идет в колонне прайда: идущие в ней служители закона одни из самых задорных участников парада, которых публика чуть ли не энергичнее всех остальных поддерживает аплодисментами.
Мало того, в Стокгольме уже 15 лет работает специализированное отделение гей-полиции. Один из ее основателей, Йоран Стантон, в рабочее время собранный и в соответствии со статусом следователя сдержанный, в колонне полицейских танцует так зажигательно, что затмевает всех коллег.
Полиция, она одна для всех
Когда в 2000 году создавалось специализированное отделение, почти 99 % сотрудников полиции были против, но тогда сотрудников поддержало начальство. Сейчас в ассоциацию гей-полицейских в Стокгольме входит около пятисот человек. При этом, как утверждает Йоран, все они совсем не обязательно геи: многие просто заинтересованы в том, чтобы развивать толерантность.
— Полиция, она одна для всех, — безапелляционно заявляет следователь.
Работники отделения занимаются развитием толерантности, ведь, по собственному признанию шведов, юг страны до сих пор остается консервативным во всех смыслах. Они проводят семинары, на которых разбирают, например, язык тела: ведь даже если ты вербально не высказываешь негативного отношения к ЛГБТ, это могут продемонстрировать твои действия.

Стокгольмский прайд и дети

Практически все публичные мероприятия, как и августовский прайд, не маргинальные. Напротив, не одна команда профессиональных менеджеров работает, чтобы в такие дни гулял весь город. На праздники приходят семьями, теми самыми знаменитыми шведскими: с бабушками и дедушками, маленькими и даже грудными детьми. Повсюду горожане едят мороженое, жуют купленные здесь же бургеры или предусмотрительно прихваченные из дома сэндвичи.
Все его одноклассники решили, что он страшно крутой, ему действительно завидовали
Все возрастные группы представлены не только в рядах зрителей, но и в составе самих участников гей-парада. Своя колонна есть, к примеру, у ЛГБТ-родителей: сначала мамы, а потом папы проходят с колясками, в которых спокойно посапывают дети. Журналистка Анника Хэмруд, специализирующаяся на ЛГБТ-теме, рассказывает, что ее сын в школьные годы ехал на параде во главе одной из колонн, из-за чего стал на некоторое время самым уважаемым мальчиком в классе.
— Все его одноклассники решили, что он страшно крутой, ему действительно завидовали. Проехаться во главе парада — еще бы!
Сын Анники ходил на прайд с шести лет. Сейчас ему уже 17, за это время Анника развелась со своей первой женой и снова женилась. «У него целых четыре мамы, еще один повод для зависти», — шутит она.
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

НОВОСТИ

все новости

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.