Секс-блогер Татьяна Никонова — о том, зачем нужен учебник по секспросвету для подростков, и о враждебности депутатов

В начале августа журналистка и автор блога о сексе Татьяна Никонова объявила, что собирается написать учебник «Наука секса для подростков». Она запустила кампанию по сбору средств и за полторы недели собрала нужную сумму в 1,2 миллиона рублей. Книгу планируют выпустить к 1 сентября 2018 года. Но краудфандинговая кампания продолжается: сейчас Никонова собирает деньги на проведение лекций о сексуальном просвещении и запуске видеоблога для подростков.

Татьяна Никонова рассказала «Бумаге», почему, по ее мнению, депутаты резко выступают против сексуального воспитания, как должны обучать секспросвету в школах и почему в книге будет подробно рассказано о мастурбации.

— Как появилась идея написать учебник по секспросвету и когда вы решили запустить краудфандинг?

— Я давно хотела это сделать: уже пять лет веду блог о сексе, пишу в разные издания о теории и практике секса и взрослые люди задают очень странные вопросы в моем блоге. Людям, которые читают мои статьи, всё равно есть что спросить.

В какой-то момент я поняла, что существуют вещи, которым нужно учить еще до того, как человек начнет заниматься сексом, чтобы он просто не наделал каких-то ошибок. Они бывают и глупые, и трагические, очень бы не хотелось, чтобы с ними сталкивались. Я об этом думала, пыталась что-то писать, совмещать с работой. А потом случился флешмоб «Я не боюсь сказать» (флешмоб, участники которого рассказывали о домогательствах и насилии, которым они подвергались — прим. «Бумага») и скандал в школах (вероятно, Никонова имеет в виду скандал с московской 57-й школой и «Лигой школ» — прим. «Бумаги»), когда стало понятно, что очень многие люди в России сталкиваются с серьезными проблемами и домогательствами в юном возрасте.

Тогда я решила, что хватит откладывать и надо писать книгу конкретно для подростков, то есть детей, которые уже вошли в пубертатный период, но еще не достигли возраста согласия.

— Но флешмоб был год назад. Вы готовились всё это время?

— Да, я постепенно зрела. Кроме того, у меня была очень хорошая работа, которую было жалко бросать, я пыталась совмещать какое-то время, но не вышло.

— Вам уже удалось проанализировать фидбек: кто перечислял деньги, какие отзывы были на кампанию?

— Я еще не смотрела, кто конкретно перечислял деньги. Кроме того, люди часто указывают имейл или почтовый адрес, я не много знаю об этих людях. Но я смотрела на то, как пишут об этом в соцсетях и кто расшаривал мой видеоролик. И обнаружила там огромное количество незнакомых имен. Одни читают мои статьи и поэтому верят мне и поддерживают. А другие впервые узнали о моем существовании, но согласны с тем, что сексуальное образование необходимо, и поэтому поддержали проект.

Я думаю, что большое количество людей было бы совершенно не против какого-то грамотного, разумного сексуального просвещения, возможно, даже в школах. Месяц назад я была в радиоэфире у Виталия Милонова, с которым мы в том числе обсуждали и секспросвет. Можете представить себе его реакцию. Но один из слушателей, который дозвонился на эту передачу, сказал: «Да, я был бы не против [секспросвета]». То есть даже среди его [Милонова] слушателей есть те, кто понимает, что образование необходимо.

— Но против секспросвета выступает не только Милонов. Вы общались с депутатами на тему секспросвета, пытались понять, почему они так враждебно настроены?

— Я пока к ним не обращалась, потому что моя задача все-таки написать учебник и собрать деньги на его создание, а не общаться с депутатами. Но совершенно понятно, почему они против. Они сами не получили нормального сексуального образования и не понимают, что это такое. Есть довольно известный миф о том, что если детям и подросткам рассказать про секс, то они тут же ринутся им заниматься. Как будто детям вообще ничто вокруг не рассказывает про секс: ни телевидение, ни фильмы, ни реклама. Они там вообще ничего не видят и поэтому сексом не занимаются.

Но на самом деле исследования показывают, что дети, у которых есть нормальное сексуальное просвещение, наоборот, чаще откладывают сексуальный дебют. А когда начинают заниматься сексом, чаще предохраняются. В Нидерландах, например, где секспросвет обязателен с раннего возраста, уровень подростковой беременности гораздо ниже, чем в России. И если депутаты думают, что у нас еще больше снизится рождаемость, они не правы, у нас рождаемость может снижаться из-за большого количества абортов, а секспросвет учит беречь свое здоровье и налаживать отношения с партнером.

— Что это за исследования?

— Их проводят в странах, где секспросвет есть. Особенно это интересно в случае США, потому что в разных штатах разные ситуации. Есть, например, исследование, которое сравнивает детей, получающих секспросвет, и детей, получающих пропаганду воздержания. И пропаганда воздержания немножко откладывает сексуальный дебют, но в несколько раз реже, чем пропаганда секспросвета. И кроме того, дети, которым пропагандируют воздержание, не умеют предохраняться. В таком случае среди них выше уровень подростковой беременности и они более уязвимы перед инфекциями.

Сексуальное просвещение уже несколько десятков лет вводится в разных странах и в разных формах, где-то оно обязательно, где-то нет. В Великобритании в 2019 году будут вводить обязательное секспросвещение, потому что у них тоже довольно тяжелая ситуация: уровень подростковой беременности примерно на том же уровне, что и в России.

Речь о том, что накоплен большой международный опыт, который говорит, что секспросвет можно отнести к заботе о здоровье и обучению здоровому образу жизни, чем к какой-то пропаганде разврата.

— Были ли отрицательные отзывы на кампанию?

— Да, довольно большое количество. Люди пишут об этом у себя [в профилях], приходят ко мне [в комментарии] и говорят, что лучше бы я изучила телегонию, а не занималась такой богопротивной ерундой. Говорят, что надо учить любви, а не этим ужасным физическим проявлениям, что если бы люди любили друг друга и хранили бы верность, не существовало бы ВИЧ-инфекций. И всё это совершенно не относится к реальности, поэтому я просто проматываю эти комментарии и не вступаю в обсуждения.

— На основе каких источников вы собираетесь писать учебник?

— Существуют стандарты сексуального образования Всемирной организации здравоохранения, с которыми я совершенно согласна и которым собираюсь следовать. Кроме того, у меня есть рецензенты, которые будут всё проверять. Это акушер-гинеколог Татьяна Румянцева, которая придерживается правил доказательной медицины. Психотерапевт Екатерина Сигитова, которая работает с детьми. У нее в следующем году выходит две книги о работе с детьми, она также писала материалы для «Медузы» и других российских изданий. Есть юрист Анна Ривина, она исполнительный директор фонда «Спид.Центр» и основательница фонда «Насилию.нет».

Так что у меня есть специалисты, которые мне помогут, если я буду испытывать затруднения. Кроме того, я понимаю, что информацию нужно упаковывать по возрасту, поэтому привлекла специалистов, которые умеют работать с детьми.

— Почему вы выбрали именно этих рецензентов?

— Потому что давно слежу за их работой. Анна Ривина работает над тем, чтобы снизить количество домашнего насилия, она ведет активную публичную деятельность. Екатерина Сигитова пишет довольно большие материалы, публикует их бесплатно в своем блоге. Мне очень нравится, как работает гинеколог Татьяна Румянцева, у нее довольно популярный инстаграм и блог о женском здоровье. Например, когда она рассказывает, как лечить какие-то заболевания, выясняется, что половину этих гинекологических заболеваний нигде, кроме как в России, не лечат, и лечить их нет необходимости, женщине не надо себя мучить. Поскольку Татьяна придерживается именно доказательной медицины, она в состоянии проверить медицинские факты, которые касаются не только женского здоровья.

— Был какой-то фидбек от представителей школ или колледжей?

— Я не иду с этим учебником в школы, поэтому нет. Но я делала несколько материалов о школьном секспросвете в других странах и цитировала российских специалистов, которые говорили, что секспросвет должен быть в школах. И ко мне приходили в комментарии разные учителя, которые очень расстраивались. Они это восприняли как то, что на них хотят навесить дополнительные обязанности. И я их понимаю. Это чувствительная сфера, о которой очень трудно разговаривать людям неподготовленным. А если бы случилось чудо и в России начался бы осмысленный школьный секспросвет, то для этого нужны были бы отдельные специалисты, а не учителя, которые и так сильно перегружены.

— Есть ли у вас видение того, каким должен быть учебник секспросвета для школ?

— Думаю, он должен быть таким, как во многих западных странах. Простая методичка с очень простыми утверждениями, конкретными, ясными, запоминающимися. Ребенок должен получить от преподавателя и во время живого обсуждениями с одноклассниками очень много объяснений того, почему нужно делать именно так, а не эдак, потому что это касается нашей жизни. Это примерно как правила дорожного движения: посмотрите направо, посмотрите налево. И в детсаду, школе и дома нам объясняют, как правильно переходить, где тормозить. Это вещи, которые надо объяснять лично.

— Разные издательства выпускают книги о сексе для подростков и детей. В чем их недостаток? Почему они не подходят в качестве учебника?

— В России очень мало подобной литературы. Я сейчас сняла ролик, в котором рекомендую несколько книг на русском языке, которые можно купить прямо сейчас. Но основные книги такого рода — для маленьких детей до 12 лет, в которых объясняют самые простые вещи. Но вопросы вроде «Что такое мастурбация и надо ли ей заниматься?», «Что делать, если твой приятель просит прислать обнаженную фотографию через мессенджер?» поднимаются очень редко. И эти редкие книги для подростков не очень объемные, картинок в них больше, чем текста, они продаются с грифом «18+», то есть подросток даже не может их купить самостоятельно.

— Почему вы решили посвятить мастурбации отдельную главу?

— Я не уверена, что буду посвящать ей отдельную главу, но напишу о ней объемно. О мастурбации много совершенно неоправданных мифов — и культурных, и физиологических. Я хотела бы рассказать об этом подробнее, чтобы снизить ужас перед разговорами о мастурбации.

Есть еще такая проблема: о многих вещах очень трудно говорить вслух, потому что у нас нет соответствующего языка. Он либо очень грубый, либо сюсюкающий, либо матерный. Даже слово «мастурбация» тяжеловесное. Это одна из моих больших задач — выработать такой язык, чтобы люди могли спокойно говорить о тех вещах, которые с ними случаются каждый день.

— Почему даже взрослые люди так малообразованы в сексуальном плане?

— Во-первых, информации нет, она нигде не транслируется. Мы используем слова, которые обозначают совершенно другие вещи. Сексуальностью называют сексуальную привлекательность. И когда у нас нет даже языка, чтобы это обсуждать, негде прорасти знаниям. Есть откровенная государственная пропаганда незнания. У нас, как в оруэлловском «1984», незнание — сила. Нам говорят: «Если ты будешь верным, то ты не заболеешь». А это неправда.

У нас половина женщин, которые заражаются ВИЧ от гетеросексуальных контактов, заражаются от своих мужей и бойфрендов. И чаще узнают об этом во время беременности, потому что сдают анализы. Доверие и верность не помогают, помогают коммуникация и выбор партнера, которого можно проверить, чтобы решить, можно ему доверять или нет, взаимная работа, умение предохраняться. От инфекций и прочих бед нас защищают только знания и только информированность.

— Что кроме секспросвета необходимо, чтобы изменилась ситуация с заболеванием ВИЧ в России?

— Нам нужна культура сдачи анализов. Люди должны знать свой ВИЧ-статус, каким бы он ни был. Существует такая программа «90-90-90»: чтобы 90 % населения знали свой ВИЧ-статус, 90 % ВИЧ-положительных получали терапию и у 90 % пациентов, проходящих лечение, была подавленная вирусная нагрузка.

Эпидемия ВИЧ реально нас окружает, но многие люди не в состоянии об этом думать, предпочитают говорить, что болеют только «наркоманы и проститутки». При этом почти половина случаев передачи ВИЧ в России — это гетеросексуальные контакты. Нужно, чтобы люди понимали, откуда берутся инфекции, и не думали «О, это приличный человек, наверное, у него всё нормально». Вирусу всё равно, приличный ты или неприличный, хороший ты или плохой, он просто распространяется.

— Вы уже ведете переговоры с издательствами о публикации книги?

— Да, мне сделали предложения уже несколько издательств. Они согласны издавать книгу при условии, что электронная версия будет распространяться бесплатно. Это мое условие, потому что я собираю деньги именно на это. Но разговаривать с издательствами я смогу, когда уже соберу деньги и распланирую работу.

— Почему вы продолжили краудфандинговую кампанию?

— Я посмотрела на интерес к теме и решила продолжить сбор, чтобы сделать еще несколько активностей. Очень часто я провожу лекции, выступаю на всяких мероприятиях и объясняю противникам секспросвета в публичных дискуссиях, почему они неправы. Но я часто вынуждена отказываться от мероприятий, потому что подготовка к лекции занимает несколько часов, я просто не успеваю это сделать.

Видео о продолжении кампании по сбору средств

Деньги буду собирать в несколько этапов. Я бы хотела в ближайшие годы активно выступать с лекциями, общаться с людьми. И сделать родительский раздел в своем блоге, где можно будет публиковать видеоинтервью с экспертами, с которыми я встречаюсь по поводу книги. И родители могли бы уже сейчас найти там ответы на свои вопросы и начать разговаривать со своими детьми.

После выхода книги я бы хотела запустить видеоблог для подростков, потому что многие из них книг не читают. И хотя я надеюсь, что какие-то опинион-лидеры прочтут книгу и начнут распространять информацию, хочу сделать что-то, что поймут широкие массы подростков. Но книга выйдет в любом случае, даже если со вторым сбором ничего не получится.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

НОВОСТИ

все новости

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.