«Бумага» публикует монологи петербуржцев, чьи профессии многим не нравятся. Почему они выбрали именно эту работу и чем она полезна обществу, расскажут те, кому часто приходится сталкиваться с агрессией и непониманием

Профессии, которые ненавидят: полицейский — о маленькой зарплате, черных риелторах и поиске пропавших детей

Сотрудник уголовного розыска, который предпочел работу в полиции офисной карьере, анонимно рассказал «Бумаге», почему иногда чувствует себя героем боевика, как надеется изменить имидж современной полиции и почему работа в правоохранительных органах сама толкает людей к коррупции.

Фото: журнал «Полиция России»

Как вы начали работать?

Я окончил экономический вуз: наверное, в 16 лет не очень понимал, кем хочу быть, поэтому пошел туда, куда посоветовали родители, — в ФИНЭК. Отучившись, понял, что получил не свое образование. Пробовал работать в офисе — в маркетинге, логистике, но мне там не нравилось. Работа в правоохранительных органах всегда казалась мне интересной, и год назад я устроился в полицию.

Чтобы попасть в правоохранительные органы, пришлось собрать огромное количество документов и пройти комиссии. Сначала я был стажером, теперь у меня есть должность оперуполномоченного и звание — младший лейтенант. Поскольку у меня нет профильного образования, мне нужно будет отучиться в академии — от 4 до 6 месяцев, после чего я смогу носить оружие. От армии у меня отсрочка: числюсь в аспирантуре.

Увидев меня, люди обычно удивляются: говорят, что я не похож на среднестатистического сотрудника полиции. Вы, мол, слишком вежливый, и лицо у вас не полицейское. Коллеги тоже поначалу удивлялись, что я, такой культурный, забыл в полиции. Один интересовался, с какого я района и почему работаю не в своем.

В чем суть работы?

Я работаю в отделе уголовного розыска и занимаюсь поиском людей, так называемых «потеряшек». Это пропавшие без вести, несовершеннолетние, психбольные. Допустим, бабушка ушла в магазин и не вернулась — первым делом начинаешь обзванивать морги, больницы.

Если пропадает ребенок, то поднимают на уши весь отдел: сразу есть вероятность, что дело серьезное. На днях около двенадцати ночи мне звонит начальник и говорит: «Приезжай, пропал 11-летний мальчик». Мы искали его всю ночь, чуть ли не с фонариками бродили по району, обошли всех его знакомых. Наутро нам прямым текстом говорят: «Пока ребенка не найдем, никто домой не уходит».

Увидев меня, люди обычно удивляются: говорят, что я не похож на среднестатистического сотрудника полиции

Оказалось, этот ребенок всю ночь где-то тусовался с друзьями, а потом пришел домой к матери, а та забыла отзвониться. Было, конечно, желание ему жопу надрать. Но потом увидел его виноватое лицо, и стало жалко. Недавно встретил его случайно, спрашиваю: «Больше не убегаешь»?. Он говорит: «Нет».

Бывают и печальные истории. Как-то пропал мужчина — выходец из Киргизии. Встретился с друзьями, позвонил жене, сказал, что будет через 20 минут, но так и не пришел. Мы всё обошли, просмотрели записи с камер, облазили люки. В итоге через месяц он нашелся в Неве. Это был тяжелый момент, я уже успел сблизиться с его родственниками, бывал у них дома. 

Сколько вы зарабатываете?

Один из основных негативных моментов моей работы: уровень заработной платы. Я получаю 34 тысячи рублей. Первое время, когда был стажером, платили 20 тысяч. Потом, пока у меня не было звания, вообще 14 тысяч.

Получается, что за телефон заплатил, за спорт заплатил, осталось 25 тысяч. И на них я должен месяц жить и ездить на работу. При этом транспортные расходы не компенсируют, половину формы не дают. Выходит, что система сама провоцирует тебя на поиск дополнительных доходов. 

Один из основных негативных моментов моей работы: уровень заработной платы

Что касается коррупции, уголовный розыск — не самое привлекательное место с точки зрения обогащения. Моя линия — самая некоррумпированная. Максимум дарят конфеты, пишут эсэмэски с благодарностью. Даже если бы что-то такое было, я стараюсь обходить это стороной.

Помимо денег, еще одна проблема — бюрократия. Каждое движение должно сопровождаться бумагой. Если ты что-то сделал, но нет документального подтверждения, значит, ты этого не сделал.

Почему вам нравится эта работа?

Мне нравится, что я много общаюсь с людьми и порой бывает действительно интересно. Когда начинается какая-то движуха — например, задержания, то чувствуешь себя как в фильме. Недавно пропал мужчина; родственники приезжают к нему домой, а замки поменяны. Оказалось, что его вывезли куда-то в Новгород, а квартиру выставили на продажу. Мы созвонились с риелтором, назначили ему встречу. Я представился потенциальным покупателем, меня даже посадили в «Тойоту Лэнд Крузер» — для представительности. Когда началось задержание, преступники стали сопротивляться, угрожать. Было даже немного не по себе.

Чем эта работа полезна обществу?

Какими бы ни были полицейские, всё-таки лучше, чтобы вечером по дороге домой тебя шмонали они на наличие наркотиков, чем гопники — на наличие мобильного телефона.

Если ты что-то сделал, но нет документального подтверждения, значит, ты этого не сделал

Не бывает плохих профессий, бывают плохие представители этих профессий. Люди разные. Я вижу, как приходят молодые ребята, многие с «гражданки». Один мой знакомый окончил юрфак МГУ чуть ли не с красным дипломом и пошел работать в Следственный комитет. Я надеюсь, что наличие меня и таких людей, как я, в этой структуре поможет изменить имидж современной полиции.

ГЛАВНЫЕ НОВОСТИ