Как в Петрограде 1917-го появилась первая морская команда, где матросами были только женщины

Вслед за женским батальоном в 1917 году в Петрограде появилась первая Морская женская команда. По инициативе феминистской организации «Русские женщины, сплотитесь» 120 девушек решили служить во флоте наравне с мужчинами.

Что способствовало появлению женщины на корабле, в чем ходили матроски, сколько человек в итоге прошли обучение и как уникальная морская команда прекратила свое существование? «Бумага» публикует фрагмент лекции искусствоведа и историка моды Ольги Хорошиловой на петербургской встрече CreativeMornings.

Смелые девушки, ставшие участницами Морской женской команды, летом 1917 года умудрились побороться — хотя и не победить — с двумя табу.

Первое — это запрет женщине служить в Военно-морском флоте. Это табу существует до сих пор. Вы, наверное, не вспомните ни одну женщину-капитана: их у нас нет. Сергей Шойгу сказал, что пока капитаном женщине не быть. А в 1917-м временный правитель Керенский сказал «Почему бы и нет?».

Второе табу, которое было побеждено женской командой, — запрет носить брюки. Эти женщины первыми в мире получили официальное и подписанное Керенским разрешение на ношение мужских брюк. Я сама видела его в архиве. И женщинам так понравилось, что они не захотели потом менять форму, потому что в брюках было очень удобно.

Может показаться, что ударный Женский батальон Марии Бочкаревой нарушал табу намного раньше, еще в мае 1917 года. Но Мария Бочкарева и ее девушки переодевались в военную форму, а такие женщины появились гораздо раньше. Это, например, Екатерина II, которая, по легенде, наряжалась мужчиной, чтобы незамеченной выйти из дворца. И на Крымском полуострове потом появилась Рота амазонок Екатерины Великой, они одевались в военное и готовы были стоять грудью за Российскую империю, в состав которой вошли. Но просуществовали только месяц. «Бочкаревки» же участвовали в сражениях. И они не боролись с табу: его для них не было. И носили они не брюки, а бриджи.

Женский батальон Марии Бочкаревой. Фото из коллекции Ольги Хорошиловой

Как же появилась идея организовать Морскую женскую команду? В то время существовала феминистская организация «Русские женщины, сплотитесь» (потом она стала называться «Малина морская»). Участницы предложили: есть батальон Бочкаревой на суше, а мы сделаем команду девчонок на море. Они обратились к Керенскому (говорят, там были дружеские связи) — и он сказал: «На суше есть, пусть и на море будет женщина». И «Русские женщины, сплотитесь» отправились в Военно-морской штаб уже с распоряжением Керенского. В то время, революция же, если моряк скажет нет на распоряжение Керенского, то он, может, завтра на фонаре висеть будет.

Моряки начали формировать женскую команду. Раз «бочкаревки» носят то же, что и солдаты, значит, морская команда должна носить то же, что и матросы. Решили: пусть будет форма. Форма у женщин и мужчин была одинаковой, за исключением двух самых важных для моряков деталей: кокарды и погоны. Моряки тогда сказали: «Либо они [женщины] носить этого не будут, либо мы все уйдет, а они останутся». Зато женщинам дали бескозырки, брюки, рубахи, шинели, бушлаты и ленты — 50 штук лент.

Моряки стали опрашивать все флоты и базы: кто после формирования команды и после ее месячного обучения возьмет к себе на борт женщин? Пара флотов отказали, базы вообще не ответили, но был один мужчина с красивыми усами, который ответил: «Хочу, чтобы женщины отправились ко мне». Анатолий Александрович Рыбалтовский, начальник Кольской морской базы, был единственным, кто сказал да.

Матросы до сих пор называют Кольский полуостров «землей летающих собак». Потому что там есть только два ветра: сильный и очень сильный — и «летают» там все. А когда ветер очень сильный, команда вообще никуда не выходит, спит. И вот туда женщин и решили отправить. Скорее всего, это был заговор мужчин; в документах этого нет, но логика подсказывает. Надо было выдуть дурь из женских голов, чтобы они успокоились и поехали обратно к семьям. Наверное, так думали мужчины в Главном морском штабе.

Морская женская команда. Фото: ЦГАКФФД

Женщин оповестили об отправке на Кольский полуостров. Из 120 человек осталось сначала 40, потом 35. Двое были из военных семейств, несколько секретарш, которые записались в команду, потому что надо было вести отчетность и так далее, были хлебопеки, несколько женских портных, служительница бара, три крестьянки. Состав был очень разным, но в основном все были из Петрограда и области.

Очень интересно следить по спискам: одна ушла, вторая, десять человек ушли сразу после четвертой. И потом оставшихся отправили учиться в Ораниенбаум, в казарму Учебно-стрелковой команды. Строевые занятия, строевые приемы, отдавание чести, занятия с оружием. Показывали, чем ружье отличается от маузера, но стрелять не учили.

На занятия по распоряжению Керенского приглашали фотографа, это была часть пропаганды. Для этого, собственно, Керенский и согласился создать команду — показать мужикам, которые не хотели воевать, что бабы уже форму и брюки надели.

Женщины в команде коротко стриглись и курили — это тоже нарушение табу, но совсем маленького. Морская учебно-стрелковая команда получала среди прочего по специальной цене сигареты компании La Fern. Фотография курящих женщин в команде вышла на первой странице журнала «Нива».

Морская женская команда. Фото: ЦГАКФФД

Пресса разделилась на две части: кто-то был против, но большая часть, государственная пресса, была за. «Искра», «Нива», «Новое время», «Журнал для хозяек» — все размещали фотографии и даже статьи по поводу этого невиданного события. Женщина наконец-то стала матросом! Это был феминизм, наш русский ответ тонконосым суфражисткам, которые даже не знают, как бриджи надевать. А наши брюки с двухшпеньковыми ремнями надевают — вот наш революционный ответ капитализму.

Но дело в том, что все эти команды, включая Морскую женскую, серьезно зависели от политической атмосферы. И если летом 1917 года Керенский был сильным парнем политически, то в сентябре-октябре он уже переодевается женщиной и бежит. И мне это не странно: тогда все переодевались. Вообще, 1917 год в России — это царство травести.

И что получилось с этой командой в результате? Несмотря на такую пропаганду в СМИ, когда Керенский бежал, команда осталась без куратора. И без денег, что самое главное. В октябре, когда их уже решили отправлять на Кольскую базу, готовых поехать было ровно шесть человек. Эти героические женщины в теплой морской одежде отправились служить. Что с ними стало дальше, неизвестно. Ни в одном архиве нет никакой информации. Доехали ли они?

Команду официально расформировали, осталось только шесть героинь. Морская команда закончила свое существование. Команда Бочкаревой и некоторые другие женские части тоже прекратили существование в конце 1917 года, но дело их жило и продолжалось.

В Гражданскую войну появились «красные» и «белые» амазонки — женщины, которые продолжали традиции Бочкаревой.  Только стали сражаться кто-то с «белыми», а кто-то с «красными».

А после окончания Гражданской войны женщины не захотели снимать форму и отправились учиться в военную академию.

За помощь в подготовке материала «Бумага» благодарит CreativeMornings

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.