2 сентября 2014

Новая педагогика: три петербургские школы, где учат по-другому

«Бумага» побывала в частных школах и узнала, как можно обойтись без оценок и учителя, что такое преподавание эпохами, зачем дети в шестом декламируют цитаты Ницше и почему не обязательно называть преподавателя по отчеству, чтобы его уважать.


Фото: Лена Пальм / «Бумага»

 

Вальдорфская школа

Основные идеи вальдорфской педагогики были выдвинуты философом Рудольфом Штайнером, который считал, что главное условие обновления общества заключается в создании школы нового типа. Первая вальдорфская школа открылась в Штутгарте в 1919 году, это произошло благодаря тому, что директор фабрики «Вальдорф Астория» пригласил Штайнера помочь в организации школы для детей его рабочих.

Сейчас в мире существует более 1000 вальдорфских школ и еще больше вальдорфских детских садов. Главный принцип такого образования — развить природные способности каждого ребенка, учитывая его физические и психологические особенности. Все основные предметы преподаются эпохами (то есть блоками), каждая из которых продолжается в среднем три-четыре недели — это может быть, например, «Эпоха геометрии», «Эпоха физики», «Эпоха истории». Главный урок длится 1 час 45 минут в начальной и средней школе, полтора часа – в старшей.

 

 

Петербургская вальдорфская школа «Центр искусства воспитания» открылась 18 лет назад. Тогда в первый класс пошли всего 15 учеников, сейчас здесь учатся более 200 детей. Первое сентября начинается без традиционной линейки, но с цветами и уроками. После общего концерта все дети расходятся по классам: для первоклассников и их родителей устраивают чаепитие, у седьмого класса по расписанию химия и они идут разводить костер на площадку, а шестиклассники сидят на своем первом уроке физики. Учительница просит их провести прямые и кривые линии: все выходят по очереди и, повторяя друг за другом, чертят 17 одинаковых вертикальных прямых. На этапе кривых ребята начинают настороженно посматривать на учительницу и спрашивать: «А можно я в другую сторону заверну?». Та одобрительно кивает и после того, как на доске появляются почти одинаковые прямые и кривые, подходит и чертит большую букву «Я», объясняя, что именно это нужно найти в жизни каждому из сидящих в классе.

 

 

Потом идет чтение цитат: к доске вызывают по очереди и дают бумажки с изречениями философов. Для ребят задание новое, и они с неуверенностью вчитываются в то, что написано на листочках:

— Не могу прочитать слово, — говорит один из вышедших к доске, готовясь читать вслух.
— Ни-ц-ше, — читает девочка, заглядывая через плечо одноклассника.
— Нуцше? — переспрашивает парень и принимается читать про то, что «человек должен носить внутри себя хаос и неистовство».

 

 

Учебный день в вальдорфской школе начинается с главного урока, или урока эпохи. Перед ним обязательно должны быть ритмическое упражнение: чтение стихов, пение, игра на флейте, устный счет. В старшей школе это могут быть речевые упражнения, декламация, театрализированное представление фрагментов из литературы, воспроизведение исторических событий или фактов из биографии ученого, а иногда даже дискуссия по проблемным вопросам. Как объясняют учителя, задача ритмической части заключается в том, чтобы подготовить ребят к проверке домашнего задания и восприятию нового материала.

 

 

Затем следует основная часть урока с привычными с ответами у доски, контрольными и зачетными работами, презентациями докладов. Главный урок заканчивается «рассказыванием»: в начальной школе это сказки, басни, притчи, легенды и мифы, в средней оно связано с этапами всемирной истории (от Древней Греции до эпохи Просвещения) и историей географических открытий. После главного урока следуют традиционные предметы, такие как русский и иностранные языки, литература, математика, затем так называемые «волевые» и художественные предметы: труд, рукоделие, музыка, эвритмия, физкультура.

 

 

В отличие от традиционных школ здесь до восьмого класса оценки не ставят, вместо этого детям дают характеристики с описанием их достижений и рекомендациями. Еще одно отличие вальдорфской школы в том, что классный учитель ведет детей с первого по восьмой класс и преподает все основные предметы. Как считают сотрудники, благодаря этому педагог может учитывать особенности ребенка. Старшеклассники проходят обязательную практику: например, ребята из 11 класса в течение недели работают волонтерами в детских приютах и больницах, а после предоставляют отчет на общем собрании.

 

Ирина Ханукова

учитель русского языка и литературы

Главная цель вальдорфской педагогики — помочь становящемуся человеку вырасти здоровым, самостоятельным, волевым, сопереживающим, социально адаптированным, обладающим живым мышлением, хорошо развитыми интеллектуальными, художественными, творческими способностями

 

— У меня на уроке, например, ребята могут одеться в костюмы того времени, в котором происходит действие книги и разыграть определенную сцену. Один раз читали по ролям спор между Базаровым и Кирсановым: ребята оделись в костюмы, мы поставили две парты вместе, накрыли их скатертью и они стали пить чай, читая текст. Казалось бы, всего лишь пара деталей, а они уже так увлеклись!

Главная цель вальдорфской педагогики — помочь становящемуся человеку вырасти здоровым, самостоятельным, волевым, сопереживающим, социально адаптированным, обладающим живым мышлением, хорошо развитыми интеллектуальными, художественными, творческими способностями, умеющим использовать свои знания, умения и навыки в практической жизни. Если говорить кратко — воспитать гармоничную личность, способную ориентироваться в изменяющемся мире и способствовать развитию общества.

Музыка, живопись, рукоделие, труд, эвритмия, танцы, театральные постановки включены в учебный план 1-11 классов — это не попытка превратиться в художественную, музыкальную или ремесленную школу

Важная и привлекающая родителей особенность вальдорфских школ — это во много раз большее (по сравнению с обычными школами) количество творческих предметов. Музыка, живопись, рукоделие, труд, эвритмия, танцы, театральные постановки включены в учебный план 1-11 классов — это не попытка превратиться в художественную, музыкальную или ремесленную школу, а возможность привести в равновесие интеллектуальное образование и эмоциональное развитие учащихся.

 

Эпишкола

Михаил Эпштейн — кандидат педагогических наук, автор книг о теории альтернативного образования — в начале 90-х годов основал частную «Эпишколу» почти сразу после того, как окончил педагогический институт. В то время он был самым молодым директором и хотел создать образовательное учреждение, основываясь на прогрессивных идеях «новой школы», 30 принципов которой еще в начале XX века выдвинул швейцарский педагог и теоретик образования Адольф Ферьер.

Михаил Эпштейн окончил физико-математический лицей 239 и, создавая свою «Эпишколу», хотел сохранить наиболее важные принципы, которых придерживались учителя и ученики — это, перечисляет Эпштейн, дух свободы, уважение личности, уважение к науке, исследованию, эксперименту, возможность аргументированного спора и равноправного диалога. Но от ряда вещей, неизменно присутствующих в общеобразовательных учреждениях, в новой школе пришлось отказаться: среди них — излишняя конкуренция между учениками, которую следовало заменить на обучение сотрудничеству; специализация школы на узком профиле, когда нужно было предоставить ученикам возможность выбора различных путей образования; и психологическое давление на детей, вместо которого можно было предложить педагогическую поддержку.

 

 

Первое сентября в «Эпишколе» началось в полдень, как говорит ее директор, с небольшого семейного праздника. На несколько часов ребята разбежались по классам и стали что-то рисовать, писать, а кому-то повезло оказаться во дворе школе и научиться выдувать мыльные пузыри и делать разные фигурки из длинных шаров. Как объяснил Эпштейн, в этот день школа превращалась в Академию фантазий.

 

Всего в школе учится около 40 человек, то есть в каждом классе от трех до восьми учеников. Уроки начинаются, как в обычной школе, в девять утра, и заканчиваются в два, после окончания учебного дня ребята выходят на прогулку и затем продолжают заниматься в разных кружках и студиях. Школьникам оценки не ставят, но в пятом классе у ребят появляются зачетные тетради, в которые заносятся результаты контрольных, лабораторных и прочих работ. Большая часть обучения основывается на проектной работе, как индивидуальной, так и групповой.

 

Михаил Эпштейн

директор «Эпишколы»

Для каждого подростка очень важен образ и стиль той жизни, который он посчитает своим и к которому он дальше будет стремиться. Даже если такой жизнью в школьные годы удастся пожить недолго, год или два, то это уже может задать принципиальные для жизни ориентиры

 

— Мы стараемся делать экспериментальную школу, которая придерживается определенной педагогической линии, апробирует на практике важные для нас педагогические идеи. Некоторые из них потом оказываются массово признанными. Так мы давно уже ищем пути встраивания в учебный процесс проектного метода, идеи межпредметных погружений, индивидуального сопровождения.

Если кратко, то я считаю, что в будущем школа должна быть открытой, взаимодействующей с родителями и другими взрослыми — специалистами, партнерами, будущими работодателями; организующей обучение детей не только в стенах школы, но и в городе, в походе, на заводе, в музее; спокойной, уверенной в своей стратегии, не поддающейся на всякие массовые истерии; не отбирающей детей, а старающейся обучать всех, но по разному; уважающей детей и взрослых; современной с точки зрения и дизайна, и внимания к интересам, увлечениям детей; взаимодействующей с современными предприятиями, дающей подросткам возможность получить опыт собственного дела.

Для каждого подростка очень важен образ и стиль той жизни, который он посчитает своим и к которому он дальше будет стремиться. Даже если такой жизнью в школьные годы удастся пожить недолго, год или два, то это уже может задать принципиальные для жизни ориентиры, человек будет знать, что жизнь может быть и вот такой, и будет при желании к этому стремиться.

 

Монтессори-школа

Система Монтессори стала педагогическим открытием конца XIX века, а ее создательница, итальянка Мария Монтессори, по решению ЮНЕСКО была включена в список четырех идеологов образования, определивших способ педагогического мышления двадцатого столетия. Монтессори работала в психиатрической больнице с умственно отсталыми детьми и когда ее воспитанники прошли экзамены лучше, чем ученики обычной начальной школы, многие эксперты обратили внимание на новый подход к педагогике, и в 1907 году была открыта первая школа Монтессори — «Дом ребенка». Главный принцип Монтессори, «помоги мне сделать это самому», подразумевает минимальное участие взрослого. Задача учителя — предоставлять пространство для развития ребенка и выполнять роль помощника, чтобы указать ребенку направление, в котором он должен развиваться.

 

 

Петербургская Монтессори-школа имени Михайловой находится на четвертом этаже средней общеобразовательной школы Калининского района: такое соседство дает наглядное представление о том, чем же все-таки отличается Монтессори-педагогика от традиционных подходов к обучению. В школе Валентины Михайловой принято обращаться друг к другу без отчеств, только по именам. По коридору расставлены полки с книгами и диваны со столиками. Классы называются по цветам — «бежевый», «зеленый» и так далее, парты переставляются в зависимости от задач урока, иногда дети могут обойтись и вовсе без них, организовывав рабочее место прямо на полу со специальными ковриками.

Первое сентября началось с представления первоклассников и их родителей, знакомства с директором и учителями и выступлений выпускников школы. Все оставшееся время ребята провели не на уроках, а в так называемых кругах: сидя с учителем в кружке, они рассказывали, где провели лето и что им больше всего запомнилось, а преподаватель ставил отметки на карте. В старших классах ученики писали письма самим себе с пожеланиями и мечтами, запечатывали их в конверты, чтобы в конце года их вскрыть и понять, что удалось из задуманного, а что нет.

 

 

Школа Михайловой начиналась с клуба для беременных: некоторые родители так сдружились, что даже после рождения детей, решили проводить занятия сообща. Нынешний директор школы Валентина Михайлова тогда и предложила методику Монтессори, популярную во многих странах. Сейчас это образовательный комплекс, где есть дошкольные группы для детей от рождения до шести лет и общеобразовательная школа, которая рассчитана только до девятого класса, после него ребята переходят в другую школу, где завершают свое образование. По словам сотрудников школы, проблем с адаптацией в обычной школе у выпускников не возникает, так как ребята уже приучены к тому, чтобы воспринимать и соблюдать правила определенной среды, в которой они оказались, занимаясь при этом тем, что им по-настоящему интересно и важно.

 

Екатерина Яковлева и Екатерина Марина

сотрудники школы

С дошкольного возраста мы поддерживаем в детях их собственные желания: что ты хочешь сейчас и как ты будешь это делать? Есть определенное время свободной работы, есть несколько зон материалов, в которых можно выбрать что-то, чего ты хочешь

 

— Наши дети учатся в атмосфере выбора. Когда ребенок понимает, что есть его желания, есть его возможности и есть правила в том месте, которое он выбирает, ему проще перестроиться на другую систему. Они определяют необходимые ресурсы для решения задач, решают их, а дальше они занимаются тем, что им действительно важно и интересно, отбрасывая все ненужное. Для нас очень важно, что наши дети умеют прислушиваться к себе, знать, чего они хотят, и старшую школу они выбирают уже сами.

Когда ребенок понимает, что есть его желания, есть его возможности и есть правила в том месте, которое он выбирает, ему проще перестроиться на другую систему

С дошкольного возраста мы поддерживаем в детях их собственные желания: что ты хочешь сейчас и как ты будешь это делать? Есть определенное время свободной работы, есть несколько зон материалов, в которых можно выбрать, что ты хочешь. С возрастом способы работы с ребенком меняются, меняются технологии, но принцип свободного выбора остается. С раннего детства дети учатся прислушиваться к себе. Конечно, помимо «хочу» есть еще и «надо», но если ты очень любишь рисовать, то у тебя будет такая возможность, поскольку ты сможешь так организовать свой учебный процесс, что ты будешь углубляться именно в то, что тебе интересно. И проблема мотивации, которая возникает в подростковом возрасте, решается именно таким способом.

 

 

Мы отталкиваемся от государственных требований, поскольку дети должны выпускаться из школы, удовлетворяющей стандартам. Весь наш процесс устроен так, чтобы этот стандарт обеспечить: не только через учебник, но с использованием большого количества практических материалов, тематических проектов в форме «погружений».

У нас есть проекты-погружения. Например, в проекте «конструирование» дается историческая задача, связанная с транспортировкой тяжелых грузов: мы рассказываем, как строились пирамиды, и даем задание убрать остатки блоков подальше от сооружения. В действительности же была такая проблема, и наша задача — придумать, как этот груз эвакуировать. Вопрос открытый: есть «кладовка», в которой лежит материал и которым ты можешь пользоваться, но нет никакой инструкции, никаких правил, нет вообще ничего, что могло бы тебя ограничить. Дети охотно включаются в такую работу, а заодно получают живой опыт командной работы и распределения ролей: кто-то берет роль конструктора, кто-то становится идеологом, кто-то готов организовать пространство, кто-то рвется добыть лучшие материалы. Здесь включается как раз тот проектный механизм, когда дети начинают решать конкретную задачу, а мы, взрослые, задаем вопросы: «А докажи?», «Какое правило тут работает?», «А что тебе нужно для того, чтобы точнее рассчитать?». Таким образом повышается интерес и уровень осознанности: дети идут домой, продолжая обдумывать, и приходят со своими идеями после игры, даже когда уже ничего не надо доказывать.

  • Таша

    Я училась в Центре искусства воспитания, и это было реально лучшее время в жизни :)

Mobile Analytics