«Бомжей в городе не сосчитать. А ко мне всенародная любовь»: как живет петербургский бездомный, который водит экскурсии по Невскому

Семь лет назад бывший учитель географии Вячеслав Раснер стал бездомным. Оказавшись на улице, пенсионер начал водить экскурсии по Невскому. Теперь у него тысячи поклонников, которые предлагают пополнить проездной и прописать к себе, а в кафе его бесплатно угощают горячим завтраком.

Вячеслав Романович рассказал «Бумаге», почему ему пришлось расстаться со своими двенадцатью собаками, как он отвечает на грубость и хамство, почему встает в 4 утра и зачем решил дарить экскурсантам подарки.

Фото: Александра Шаргородская / «Бумага»

«Ю ар велком! Что в переводе означает „поперли“»

Утром у «Адмиралтейской» людно. В переулке толпятся туристы, из метро выбегают горожане, торопливо спускаясь по ступеням вестибюля. Все спешат по своим делам.

В утренней суматохе легко не заметить невысокого бородатого старичка. На груди у него висит помятая табличка «Невский проспект. Дом за домом». Это Вячеслав Раснер — знаменитый петербургский бездомный, который водит экскурсии по центру города.

— Еще десять минут ждем, — сообщает Вячеслав Романович, глядя на часы в стареньком мобильном.

С 9 утра он ждет экскурсантов, но в этот день погода в Петербурге не очень хорошая — обещают дождь — и желающих отправиться на пешеходную экскурсию по Невскому не находится. Некоторые с любопытством рассматривают необычного старичка, узнают его, но все-таки проходят мимо.

Ровно в 9:15 Вячеслав Романович разводит руками и приглашает проследовать в свой «офис».

— Ю ар велком! Что в переводе означает «поперли»…

До «офиса» — минут пять пешком. Если нет экскурсии, Вячеслав Романович отправляется в один из ресторанов быстрого питания, где можно зарядить телефон и почитать газеты. Тут его все знают.

— Пришел с невестой, хочу жениться! — сообщает он на входе знакомой работнице заведения. — Сейчас узнаем, удастся ли добраться до ее сердца через желудок.

Женщина, которая несколько месяцев назад приехала из Таджикистана, провожает Вячеслава Романовича за стол в глубине зала и угощает его наггетсами и горячим чаем. Она не очень хорошо говорит по-русски, но они друг друга понимают и перекидываются парой фраз.

Уходя, женщина, с сочувствием кивая на Вячеслава Романовича, говорит: «Нет дома». И идет дальше работать.

«Я ушел на улицу и стал гаврошем»

Вячеслав Раснер родился в 1951 году в Ленинграде. Его семья жила в коммунальной квартире на углу Лермонтовского проспекта и улицы Союза Печатников.

— В доме брата деда Михаила Юрьевича Лермонтова — Никиты Арсеньева, — подсказывает экскурсовод историю дома.

После школы Вячеслав Романович поступил в педагогический институт, а потом работал учителем географии и биологии в школе № 243, на месте которой впоследствии построили Вторую сцену Мариинского театра. Петербуржец увлекался краеведением, состоял в клубе знатоков Петербурга и какое-то время водил экскурсии по Петропавловской крепости.

В середине 70-х годов Вячеслав Романович переехал на 8-ю Красноармейскую улицу. Вместе с ним в коммунальной квартире жили 12 собак и 6 кошек, которых он подобрал на улице. Из соседей, говорит Вячеслав Романович, была только одна пожилая женщина, и та тоже подкармливала животных. Но кто-то пожаловался на старика властям, и его обязали убрать собак из квартиры.

На помощь пришла знакомая: свела с каким-то «коммерсантом», который пообещал в обмен на две комнаты в коммуналке купить пенсионеру отдельную квартиру, где он мог бы держать кошек и собак. Мужчина предложил Вячеславу Романовичу стать совладельцем жилья, и тот согласился на обмен. Однако через некоторое время после переезда в квартиру на Рижском проспекте квитанции на кварплату стали приходить на чужую фамилию.

— В результате, — говорит пенсионер, — 13 июня 2010 года я ушел на улицу и стал гаврошем.

«Пошел к черту, ублюдок!» —  «Очень приятно, а я Вячеслав»

— За семь лет ни одного ОРЗ, значит, бог меня поддерживает, — говорит Вячеслав Романович. — Здоров как бык!

Уже несколько лет Вячеслава Романовича можно увидеть по утрам у станции «Горьковская». Пенсионера узнают даже полицейские.

— Копы Петроградского района говорят мне: «Здорово, отец». В отличие от тех, кто работает в Адмиралтейском районе. Спускаюсь я как-то по лестнице, слышу голос участкового: «Послушай, ты!». Я ему говорю: «А где же здрасьте, почему на ты?». Он мне: «Да пошел ты к черту, умник. Ублюдок!». А я ему говорю: «Очень приятно, а я Вячеслав, будем знакомы». Или другой случай. Один как-то перегородил мне дорогу на своей машине, въехал на тротуар и говорит: «Дерьмо ты». Я начал хохотать и говорю ему: «Свояк свояка видит издалека. Дерьмо может видеть только дерьмо!».

В первую ночь, став бездомным, пенсионер отправился к метро «Горьковская».

— Вам было не страшно?

— А чего бояться? Помолившись, лег спать, и всё.

Впоследствии Вячеславу Романовичу приходилось спать и на чердаке, и на стройке у «Технологического института», и на улице в кустах. Только собак пришлось отдать в приют.

— Сам мерзнешь, так почему должны животные страдать, — рассказывает он. — Я до сих пор помню, как они смотрели на меня, когда я уходил из приюта.

Зимой 2016 года на бездомного, просящего милостыню у метро, обратила внимание волонтерка благотворительной организации «Ночлежка» Светлана. Узнав, что Вячеслав Романович хочет водить экскурсии, она создала во «ВКонтакте» группу «Прогулки с Раснером». За полтора года у паблика набралось больше 11 000 подписчиков, а о петербургском бездомном узнали в многих городах страны.

«Не Ален Делон, не Филипп Киркоров, не Максим Галкин»

Год назад Вячеслава Романовича приютила знакомая — Светлана Павловна, которая живет на Якорной улице. У пенсионерки однокомнатная квартира, поэтому Вячеслав Романович спит на кухне.

Каждое утро он встает в 4:00. Минуя станцию метро «Новочеркасская», доходит пешком до площади Александра Невского и садится в первую электричку, которая подходит около 6 утра. К 9:00 он едет к «Адмиралтейской» и там до 9:15 ждет экскурсантов. Затем еще две экскурсии — в 12:00 и в 15:00. Так каждый день, кроме воскресенья: в этот день экскурсия всего одна, так как Вячеслав Романович утром ходит в церковь.

За последнее время петербургский бездомный дал интервью десяткам СМИ, сыграл в документальном спектакле Михаила Патласова «Неприкасаемые», ему посвятила песню певица Анита Цой.

Вячеслав Романович признается, что популярность его утомляет.

— Тетенька подходит ко мне в метро, говорит: «Дайте я продлю ваш проездной». Я говорю: «Да господь с вами!». Она отвечает: «Если женщина просит, отказывать нельзя». 500 рублей положила. Экскурсанты покупают мне еду, я им говорю: «Вы что, зарезать меня хотите? Кормите как на убой!». Я обалдеваю! Бомжей в городе не сосчитать. А ко мне всенародная любовь, перещеголял по любви дедушку Ленина. Я ведь не Ален Делон, не Филипп Киркоров, не Максим Галкин!

«Папа, извини, у меня был нервяк»

Несколько минут Вячеслав Романович разговаривает по телефону. Потом рассказывает: звонил сын, просил перечислить ему денег.

«Сыновей» у Вячеслава Романовича двое, хотя родных детей у него нет. Сначала появился Женя — сосед по коммуналке, потом Паша.

— Женя сообщил мне, что не знает своих родителей, — рассказывает пенсионер — Когда ему исполнилось 23 года, я говорю: «Поздравляю». А он: «А подарок?». Я говорю: «Хочешь, буду я твоим отцом». С тех пор мы папа и сын. Потом еще один появился.

Вячеслав Романович рассказывает, что один из названных сыновей как-то выбил ему зубы: «Папа, извини, у меня был нервяк».

Несмотря на всё это, Вячеслав Романович сохраняет оптимизм: «Надо думать, что будет всё хорошо, тогда и хорошее прилипнет».

«Цель — дойти по Невскому до набережной реки Мойки»

— Это вам, сходите на выставку, — Вячеслав Романович протягивает мне флаер. — Если еще не замужем, пригласите какого-нибудь холостяка, например, Владимира Владимировича Путина!

Вячеслав Романович получает пенсию, но на себя практически ничего не тратит. Из вещей у него только одежда, рюкзак, сапоги и книги. «Веду аскетический образ жизни», — говорит он. Заработанное на экскурсиях пенсионер решил тратить на подарки экскурсантам.

— Меня кормят, обувают, одевают, жертвуют деньги. Так отдача какая-то должна быть. Что ж быть потребителем. Пришли две экскурсантки из города Электросталь, одной вручил интенсивную разглаживающую сыворотку, другой — массажер. Сейчас ношу с собой другой массажер — нового образца. Веду список экскурсантов, и когда наберется 24 человека, то последний получит приз. Дарю призы за их же деньги, свои не вкладываю.

На вопрос, чего бы ему хотелось в жизни, Вячеслав Романович отвечает коротко: «Цель — дойти по Невскому до набережной реки Мойки, рассказывая обо всех домах по правой нечетной стороне, а потом по четной».

Вячеслав Романович также признается, что хотел бы вернуться в свой дом, откуда его выселили, и иметь крышу над головой.

— Я люблю Петербург. В свое время много путешествовал по стране. Успел побывать в двенадцати столицах союзных республик.

Уехать из родного города Вячеслав Романович никогда не хотел. Пенсионер рассказывает, что однажды у «Горьковской» какой-то мужчина из Псковской области предлагал ему пожить у него в доме и там прописать. Он ответил: «Спасибо, не надо. Я привык быть здесь».

— А хотели бы сейчас отправиться в путешествие?

Вячеслав Романович удивляется:

— Ну что вы. Если я уеду, что будет с экскурсантами?

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.