26 сентября 2014
«Невидимые города»: Сясьстрой, Сокол, Пикалево

Команда проекта «Невидимые города» создает документальную серию о моногородах — местах, где жизнь сосредоточена вокруг одного предприятия. Если предприятие закрывается, жизнь из города начинает уходить. Семь фотографов проекта два года ездят и снимают, как по-разному живут Тутаев, Глазов, Златоуст, Новокузнецк и другие неизвестные точки, раскиданные по всей стране.
«Бумага» публикует две фотосерии о моногородах Северо-Запада и соседних регионов: Пикалево и Сокол ночью и Сясьстрой днем.

Сясьстрой днем

Фото: Антон Акимов, Екатерина Толкачева, Александр Соло

Пикалево и Сокол ночью

Есть города, которые никак не попадают в пространство СМИ или фотографии и остаются невидимыми. Сейчас, если что-то отсутствует в медиасфере, то этого как бы и нет. В 2010 году появился первый список моногородов, который был связан с кризисом в Пикалеве. В нем было всего 27 мест. У нас возникло желание посмотреть, что там происходит на самом деле, и Пикалево стал первым городом, куда мы отправились.
Для нас важно в этом экономическом термине увидеть человеческую составляющую, в экономической реальности — человеческую реальность
Со словом «моногород» связано достаточно много стереотипов, потому что оно появляется на слуху в основном в связи с разными экономическими и социальными проблемами. Оказалось, что все моногорода очень разные: нельзя говорить, что там только кризис или только растущая экономика. Для нас важно в этом экономическом термине увидеть человеческую составляющую, в экономической реальности — человеческую реальность. Сейчас мы рассматриваем моногорода как социокультурный феномен, нам интересно, как какую модель жизни формирует эта экономическая ситуация, как сказывается на мировоззрении людей.
Сейчас, если что-то отсутствует в медиасфере, то этого как бы и нет
Нас многие спрашивали, особенно жители больших городов, не страшно ли нам туда ездить. Как будто мы едем в Африку. На деле в городах работается легко, видимо, в маленьком городе другой менталитет, к тебе проявляют интерес. В некоторых городах, например, Пикалеве, есть сложность: там привыкли к тому, что журналисты — это негатив, что они опять расскажут, как все плохо и ничего от этого не изменится. Бороться с этим отношением сложно. Во-первых, мы не журналисты в чистом виде — мы фотографы-документалисты. Во-вторых, мы не хотим рассказывать только о плохом.
Вряд ли кто-то, увидев наш проект, до конца разберется, что такое моногорода. Сначала нам тоже казалось, что мы съездим в несколько городов — и все сразу станет понятно. Но выяснилось, что нужно идти глубже

Фото: Евгений Ваничев

Все истории, которые мы собираем, дают зрителю возможность проникнуться другой реальностью. Я думаю, на каком-то уровне получается, что мы боремся со стереотипами, потому что люди, думающие, что у нас в стране полная разруха, видят истории счастливых людей, и те, кто, наоборот, считает, что проблем нет, видят изнанку.
То, что мы сейчас показываем и рассказываем, — это еще не выводы, а процесс исследования. Вряд ли кто-то, увидев наш проект, до конца разберется, что такое моногорода. Сначала нам тоже казалось, что мы съездим в несколько городов — и все сразу станет понятно. Но выяснилось, что нужно идти глубже. Сейчас мы рассчитываем, что это будет проект длиной год-два, в течение которых мы будем активно ездить, а потом достаточно долго работать над материалом.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.