Молочные реки: как построить локальный сельскохозяйственный бизнес
Молочные продукты «Лосево» — известный петербургский бренд. Перезапустив старое советское сельхозпредприятие, новые руководители создали продукт, популярный и у пенсионеров, и у молодежи. За последний год продажи натуральных йогуртов увеличились в два с половиной раза, теперь в фирме «Лосево» планируют заняться мясом. Руководители компании Александр Маурер и Эльдар Беглов рассказали «Бумаге», как создавался локальный бренд и чего стоит поднять ферму своими силами.

История

Александр Маурер

Фото: Анна Рассадина / «Бумага»
Это предприятие существует еще с советских времен. В 1991 году оно попало под приватизацию. Как и все предприятия в бывшем Советском Союзе, приватизировал его тогда коллектив. До этого единственным собственником было государство, поэтому эффективно управлять хозяйством никто не умел. В результате неграмотного ведения дел и того, что государство практически не обращало внимания на сельское хозяйство 20 лет, все быстро пришло в упадок. Слава богу, удалось сохранить стадо, хоть и не в самом лучшем состоянии.
В конце 2004 года предприятие находилось в состоянии банкротства: они были должны более 40 миллионов рублей всем, в том числе и налоговой, — а тогда это была очень серьезная цифра. На производстве стояла старая техника, корма были низкого качества, поля не возделывались более 20 лет. Работники просто собирали все, что росло, но этого, естественно, не хватало. Например, в первый год, когда мы вышли из зимы, два месяца у нас вообще не было своего корма.
В конце 2004 года предприятие находилось в состоянии банкротства: они были должны более 40 миллионов рублей всем, в том числе и налоговой
Мы начали с того, что выкупили коммерческие долги предприятия. Государственные долги мы не могли купить по законодательству, и предприятие три года находилось в процедуре банкротства. Через три года мы подписали мировое соглашение с оставшимися государственными кредиторами в суде. И в феврале 2008 года вышли из процедуры банкротства, рассчитавшись со всеми долгами. Ну а дальше начали инвестировать в само предприятие и обновлять завод. Модернизацию мы начинали постепенно, как могли, поскольку деньги были труднодоступны. Сначала кое-что купили на ферму: миксеры, которые смешивают корма, — чтобы поедаемость была лучше, танки, охлаждающие молоко, — чтобы молоко сохраняло нужное качество. Потом начали закупать оборудование для завода.

Создание бренда

Александр Маурер

Несмотря на все сложности, преимущество предприятия было в том, что оно выпускало только натуральный продукт. Никаких цехов по смешиванию с сухим молоком или с какими-то загустителями там в принципе не было предусмотрено. В начале производили только молоко, сметану, творог и кефир. Вся продукция приходила в магазины нерасфасованная, во флягах по десять литров. Так что следующим вопросом после модернизации производства стал брендинг.
Мы понимали, что расфасованный продукт — это дополнительная прибыль, все-таки он становится более доступным и узнаваемым для потребителя. На разработку бренда и концепции ушло около полутора лет: мы остановились на минимализме — белые бутылки с яркими цветными этикетками. Кстати, эти бутылки выдуваются там же, на производстве. Вместе с созданием бренда «Лосево» увеличили и ассортимент: вместо четырех продуктов, которые завод выпускал пять лет назад, сейчас выходит более 25 наименований. Если бы занимались только сырым молоком, бизнес точно был бы убыточным.

Запуск сети фирменных магазинов и развитие продукта


Эльдар Беглов

Модернизацию завода мы продолжаем и сейчас: наращиваем мощности, в этом году закупили новую сельскохозяйственную технику для полей на несколько миллионов рублей. Пока компания сконцентрирована на молоке, но вместе с реконструкцией завода в планах привести в порядок всю ферму. Для этого ждем большой кредит, таким образом, мы закончим цикл по реконструкции всего комплекса — фермы, завода, полей. Кроме молока, есть идея заняться мясным производством, подход останется таким же: контролировать продукт будем, начиная с кормов, которые выращиваются на наших полях, до точек продаж. Параллельно мы развиваем собственную сеть фирменных магазинов натуральной сельскохозяйственной продукции «Лосево». Они есть и сейчас, но пока там продаются только молочные продукты, с перезапуском формат изменится. Это магазины шаговой доступности, в которых будут продаваться самые необходимые продукты — не только молоко, но и мясо, яйца, овощи.

Александр Маурер

Пока мы работаем с мелкими торговыми сетями. Во-первых, потому что мы все еще развиваемся: до недавнего времени объем переработки был 15 тонн в день. Сейчас он увеличился до 60 тонн, но этого все равно недостаточно. Ведь гипермаркеты просят поставлять продукцию сразу во все магазины сети.
«Мы все еще развиваемся: до недавнего времени объем переработки был 15 тонн в день»
Во-вторых, там существуют бонусы, ретро-бонусы, какие-то штрафы, жесткие условия возврата, а с небольшими сетями можно найти разумный компромисс.

Проблемы с государством


Эльдар Беглов

Если воспринимать сельское хозяйство как независимый бизнес, то это одни деньги. Но, к сожалению, инфраструктура в этой сфере не развита — в нее должно вкладываться государство. Дороги в плохом состоянии, проблемы с электроэнергией и водоснабжением — это реалии сегодняшнего дня. И получается, что у предпринимателя возникают совершенно иные траты, не те, что он предполагал.
Инфраструктура в этой сфере не развита — в нее должно вкладываться государство
К тому же проблемы инфраструктуры невозможно прогнозировать: каждый раз ты сталкиваешься с новыми трудностями. В итоге все это ложится на плечи производителя и, соответственно, на готовый продукт, а это, в свою очередь, ведет к поднятию цен. Мы приблизительно ориентировались на 20 % рентабельности, но по факту их нет: мы вкладываем все обратно в производство. Сейчас «Лосево» работает либо в ноль, либо в минус именно из-за того, что есть непрогнозируемые, непрофильные проблемы.

Александр Маурер

Простой пример: для реконструкции фермы нам нужно 700 киловатт. У нас есть 300, мы сдали все документы, чтобы добавить еще 350. А теперь ждем, когда сотрудник Ленэнерго найдет время и подпишет наши документы, и все это за наши же деньги. Дорога, которая идет к полям и ферме, разрушена. Вместо того чтобы ехать 30 минут, машины везут корма час сорок — и это ведь тоже издержки, которые ложатся на нас и на покупателя. Одним словом, проблем куча и вопросов очень много. Мы не знаем, как делают другие, зато мы знаем, как делаем мы. Контроль качества начинается еще на этапе заготовки корма. Например, если в нашем стаде заболела корова и ее лечат антибиотиками, она не доится вместе с остальными. Такое молоко мы утилизируем. Что делают другие производители в подобной ситуации, мы не знаем. Но если мы привезем молоко с антибиотиком на завод, продукт у нас не получится, он просто не сквасится. Люди быстро поймут, что их обманывают. Но если давать стабильное качество, то аудитория будет тебе благодарна и с каждым днем будет только расти.
ТЕГИ: 
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.