Страна советов: местный житель, турист и экспат в Петербурге рассказывают про Казахстан
В серии материалов «Бумага» изучает новый тренд: путешествие по странам ближнего зарубежья, когда-то входивших в СССР. Местные жители, туристы и переехавшие в постсоветские страны петербуржцы рассказывают о способах сэкономить, самых удобных маршрутах и блюдах, которые больше нигде не попробовать.
Что смотреть в Казахстане помимо степей (и стоит ли смотреть степи), какие стереотипы о людях и городах точно не оправдаются, что нужно знать о местной кухне и транспорте, на чем получится сэкономить и какой сувенир привезти домой? Три точки зрения на путешествие по Казахстану — в развернутом гиде «Бумаги».

Взгляд местного: что нужно знать перед поездкой

Виктория Дё

Живет в Алма-Ате
Казахстан — страна контрастов, конеедов, нефтедобытчиков и понтов, а также резко континентального климата во всей его красоте.
Некоторым иностранцам до сих пор кажется, что мы тут на конях скачем, баранов гоняем и живем в юртах, но они, конечно же, очень сильно заблуждаются. Будучи одной из самых богатых стран СНГ, наш народ привык к Louis Vuitton, джипам (оправдываются якобы наличием гор) и коврам на парковочных местах (не знаю, чем оправдываются). И как сказал один наш аким (глава местного исполнительного органа власти в Казахстане — прим. «Бумаги»): «Алматы — очень спортивный город. Практически каждый горожанин занимается спортом. Иногда они берут вертолет, поднимаются в горы, затем спускаются на лыжах. Потом идут играть в гольф».
Всю зиму мы катаемся на Медеу (коньки) и «Чимбулаке» (лыжи/сноуборды), а летом ходим на Кок-Жайляу, ездим на пикники в горы, остужаться на Капчагай подальше от шумного мегаполиса.
Любой алмаатинец всегда знает, где верх и низ города, ибо город лежит у подножия гор. Большинство улиц — параллельные. Но даже если вы заблудитесь, вам всегда всё покажут, расскажут и проводят до нужного места, народ более чем дружелюбный и отзывчивый.
Недалеко от Алматы располагается Чарынский каньон, достаточно длинный и глубокий. Там есть рафтинг по реке, Проход любви, пикниковая зона и, конечно же, куча связанных с каньоном легенд. Еще из мест, до которых можно добраться на машине или экскурсионном автобусе, — поющие барханы и наскальные рисунки; высокогорные озера Большое Алматинское и Иссыкское; ледник, на который можно взбираться круглогодично, но со спецоборудованием. Есть у нас и экодеревни, где желающие могут пожить в юртах и попить экологически чистого молока.
Оплачивать всё нужно в казахстанских тенге, валюту можно обменять в любом банке или обменнике, которых в городе предостаточно, никаких дополнительных документов или паспорта обычно не требуют. Однако паспорт или другое удостоверение личности все-таки с собой всегда нужно иметь, так как редко, но останавливают для проверки, особенно ночью около клубов. Да и в клубах часто работает dress и age control (зато вход практически везде бесплатный).
С алкоголем нельзя появляться в общественных местах. Продают его в магазинах только до 23 часов и при наличии документов. Курить можно в специально отведенных местах: для этого на улицах есть курилки, есть также и кальянные.
Проездные билеты на общественный транспорт совсем недавно унифицировали и ввели единую систему «Онай». Карты «Онай» можно купить в любом газетном киоске или на остановках (не везде), а пополнить баланс — через терминалы оплаты. Эти карты используются в автобусах, троллейбусах и метро, которое запустили совсем недавно после 23 лет строительства. Работает оно с шести утра и до полуночи, охватывает полгорода, состоит пока только из одной ветки.
А вообще, такси по городу достаточно дешевое, его можно поймать, просто подняв руку, или воспользоваться приложениями InDriver, ЭкоTaxi или ВызовTaxi. Предупреждаю, хоть в некоторых сервисах написано, что можно расплатиться за такси банковской картой, лучше всегда иметь при себе немного наличных.
Ввиду того, что у нас проживает более 130 этносов, — кухня у нас на любой вкус и цвет. Узбекский плов и утка по-пекински, дунганский лагман и корейский пулькоги, украинский борщ и русские пельмени, немецкие колбаски-сосиски и итальянская пицца, грузинские хачапури и кавказские шашлыки — душе есть где разгуляться.
Традиционно казахским блюдом считается бешпармак — тонкое отваренное тесто, которое подается с целыми клубнями вареной картошки, мясом и казы (колбаса из конины); куырдак — жаркое из потрохов и картошки и баурсаки — пресные жареные пончики из дрожжевого теста.
Подарки из Казахстана везут самые разные: всё зависит от бюджета. Премиум-подарком будет (если вы не гринписовец) отличная шапка-малахай из лисы, волка или песца. Если же все-таки отношение к Партии зеленых имеете, можно прикупить казахский национальный халат шапан, расшитый красивым орнаментом. Функциональность у него низкая, но эффект он произведет! Или украшения под старину из черненого серебра, например, «бес білезік» — браслет, соединенный цепочками с пятью кольцами на каждый палец. Отсюда и название, «бес» означает «пять» (хотя сейчас чаще уже делают и с тремя кольцами).
Подарками попроще могут стать войлочные изделия: сумки, тапки, игрушки; кило яблок алмаатинского апорта; кольцо конской колбасы — казы (обязательно в вакуумной упаковке).

Как комфортнее перемещаться по стране

Туристы должны учитывать, что тут территории огромные и не будет, как в Европе, через каждый километр приятная деревушка. Нет, у нас чуть выехал за город — и степь бескрайняя. Дешево, но долго ездить на поезде; дорого, но быстро — на самолете. Для сравнения: билет из Алматы в Атырау может стоить примерно столько же, сколько в Петербург. Автостопа как такового нет, но арестовывать вас за попытки никто не будет и наверняка кто-нибудь да остановится.
Арендованный автомобиль
Около 2400 рублей в день
Автобус
Из Астаны в Алма-Ату —
около 1000 рублей
Поезд
Из Астаны в Алма-Ату —
от 1300 рублей
Самолет
Из Астаны в Алма-Ату —
от 2500 рублей

Взгляд экспата в Петербурге: что удивляет в стране и людях

Александр Ким

Переехал в Петербург из Капчагая
Вообще, среди стран Средней Азии у Казахстана более приличный имидж, потому что там живет много русских людей. До развала Союза в 1991 году, согласно переписи населения, 40–50 % населения Казахстана составляли казахи, остальные 50–60 % — русские, украинцы, немцы, то есть европеоиды. Все города в основном были русскоязычными, не считая самого юга. Поэтому Казахстан воспринимался как Татарстан — намного ближе Узбекистана или Таджикистана, например.
Обычно говорят, что в Казахстане — и вообще в Средней Азии — в целом хорошие, добрые, открытые люди. Это правда. Я кореец, но родился и вырос в Казахстане. По сравнению с Алматы люди здесь, в Петербурге, более закрытые, и это очень сильно чувствуется. В Казахстане общество более традиционное, даже у русских, которые там живут, местная ментальность. Традиционность проявляется в отношении к институту семьи, к детям, свадьбе и прочему. Там всё гораздо консервативнее. Вопросы решаются на уровне отношений гораздо чаще, чем здесь, например. Хотя, я думаю, если поехать на юг России, там будет более-менее схожая ситуация. Юг России и Казахстан ближе друг к другу, чем юг России и Петербург.
Для меня главная фишка Казахстана — это то, что благодаря советской истории, 37-му году и Сталину в Казахстане можно найти людей любой национальности. Даже Москва не настолько разнообразна в плане местного населения, как Казахстан. Это сильнее всего проявляется в многообразии еды, особенно на юге страны, в Алматы, например. Понятно, что есть казахская еда, русская, но помимо них представлены узбекская, корейская, грузинская, армянская, чеченская, турецкая, греческая — кухни всех тех наций, которых депортировали в Казахстан и которые там остались. Еще есть уйгуры, дунгане, китайцы…
Когда я только переехал в Петербург, сразу понял, что здесь с едой всё очень плохо. Фрукты здесь я вообще не ем: хрустящие персики — это нонсенс, их невозможно есть. Я ем овощи и фрукты только там, где они вкусные.
Еще здесь почти нет солнца. Как пишет «Википедия», в Питере солнечных часов в два раза меньше, чем в Средней Азии. Здесь почти не бывает такого, чтобы при температуре +1 было солнце, а там солнце вообще всегда. Понятно, что есть север Казахстана, а есть юг Казахстана. Север — это как бы Сибирь, только со степью вместо леса, а на юге уже более классическая Средняя Азия.
Туристы приезжают в Казахстан в основном за природой: горы, пустыни, озера и прочее. На государственном уровне в стране пытаются продвигать казахские достопримечательности, которых, да простят меня казахи, очень мало. То есть она очень слабо развита, потому что это кочевая культура. У казахов никогда не было городов: они кочевали и жили в юртах. Сейчас же культуру пытаются высосать из пальца. Есть, правда, несколько действительно значимых исторических памятников. Например, подземные мечети, святилища, но они очень труднодоступны, так как находятся на западе Казахстана, где-то в полупустыни. Добраться туда очень сложно. Исторические города в Казахстане в давние времена были основаны узбеками.
На мой взгляд, самое интересное в Казахстане — это мультикультурализм. Нужно продвигать не то, что здесь живут казахи и они самые главные, а то, что здесь живут разные народы, то, как они смешиваются, как перемешиваются культуры, ведь здесь можно найти всё. Официальная казахская культура, как мне кажется, не такая интересная для туристов.
Приезжая из Питера в Алма-Ату, например, ты понимаешь, что находишься в Азии. Пусть и в советской, но Азии. Казахстан сильно отличается от Петербурга и Москвы. В целом там более базарная культура, рынки, много людей.
На мой взгляд, самое интересное в путешествии по Казахстану — базары и еда. Хотя в Петербурге можно сходить на Апрашку — будет очень похоже на базар. Вообще, я считаю, что еда — это очень интересная часть путешествия в целом, а в Казахстане тем более.
Самое интересное, чего в Петербурге нет, это уйгурская и дунганская кухни. Уйгуры — это восточный Туркестан и западный Китай. Синьцзян — Уйгурский автономный округ. Это часть Великого Шелкового пути. С точки зрения истории, языка и культуры уйгуры — практически узбеки, но они почти всегда находились под властью Китая, поэтому их можно назвать «китаезированными узбеками». Их кухня интересна тем, что в ней очень много китайских заимствований. Если узбекская кухня — это более типичная среднеазиатская кухня, то уйгурская — это среднеазиатская кухня, намешанная с китайской.
Дунгане — это этнические китайцы-мусульмане. У них китайская кухня, но у них там халяль: свинину они не едят, поэтому это интересная китайская кухня с исламским оттенком. Сколько бы ни искал, не находил в Питере ни уйгурской, ни дунганской кухни. Возможно, в Москве такие места есть, но всё равно здесь (видимо, и в России в целом) найти их гораздо тяжелее.
Еще, например, в Питере я не смог найти рестораны северокавказской кухни. Не грузинской, армянской, азербайджанской, а мелких народов Северного Кавказа. В Алматы всё это есть. Опять же, туда были депортированы чеченцы, кабардино-балкарцы, ингуши. Там есть маленькие домашние рестораны, в которых можно найти их кухню. С культурой там менее интересно, но можно искать местную этническую: бывает народное творчество, бывает что-то, переделанное под местные мотивы.
Вообще же, самое непривычное, с чем я столкнулся после переезда, было то, что в Казахстане можно найти всё, что есть здесь, но здесь нельзя найти всё, что есть там. Не считая новых модных веяний. Глобальной культуры там, конечно, намного меньше. Когда я приезжаю в Алматы, понимаю, что Петербург — глобальный город, который живет как часть этого мира. А Алматы — город локальный, региональный, замкнутый, который живет сам в себе: он находится в центре континента, и люди мало туда путешествуют, потому что это дорого. Сейчас, конечно, он стал более глобализированным, но всё равно сильно чувствуется, что туда всё доходит намного позднее. Хотя понятно, что и в Петербург и Москву всё приходит, но модные тренды доходят до Казахстана с разницей в три-четыре года.

Взгляд туриста: где ночевать, что есть, на чем экономить

Елена Бабкина

Была в Алма-Ате в 2014 году
Первое, что бросится в глаза петербуржцу, да и вообще любому европейскому человеку, впервые прибывшему в Алматы, – это то, что правила дорожного движения здесь существуют лишь условно. Средняя скорость автомобиля там значительно выше, чем в Петербурге и, наверное, даже чем в Москве. У местных водителей достаточно агрессивная манера езды: они резко трогаются, резко останавливаются, стараются проскочить на красный свет. К этому нужно быть готовым.
Пешеходы тоже не отличаются осторожностью. Для алмаатинцев переходить дорогу на красный свет там, где нет никаких пешеходных переходов, — привычная практика. Впрочем, это можно объяснить тем, что много где просто-напросто нет «зебры».
Мои представления об Алматы до поездки оказались примитивным стереотипом о среднеазиатском городе бывшего СНГ. На месте предполагаемой казахстанской деревни оказался самостоятельный, сильный и очень динамичный бизнес-центр. Возможно, в чем-то Алматы даже динамичнее Петербурга. Хотя, может, такое впечатление у меня сложилось, потому что я жила в «деловой» части города. Тем не менее в бывшей столице Казахстана я увидела много современных высоченных зданий в сочетании с монолитными сталинскими постройками, похожими на те, что стоят у нас на Московском проспекте.
Туристов из крупных городов, которые привыкли передвигаться по городу на метро, удивит местный подземный транспорт. В питерском метрополитене в час-пик не продохнуть, а в алмаатинском в это же время практически нет людей. На перроне буквально человек пять и в вагоне человек десять. При этом метрополитен в Алматы оформлен шикарно, уже хотя бы поэтому стоит проехаться по его немногочисленным станциям.
Местное население в основном передвигается по городу на наземном транспорте. Наверное, потому что метро маленькое и станции охватывают далеко не весь город, как у нас. Чтобы добраться до ближайшей подземки, часто нужно сначала сесть на дорожный транспорт. То есть нужно потратить в два раза больше денег, а если едешь на такси, то еще больше.
Огорчить в поездке могут пробки, а при казахстанской жаре это просто ад. Подпортить настроение могут и попрошайки, а также другие опасные товарищи, которые, как и в любом большом городе, собираются на главной торговой улице и других местах скопления туристов. К этому тоже нужно быть готовым.
В Алматы богатый выбор мест, где можно поесть: от ресторанов класса люкс до маленьких домашних кафешек со скромным, но аутентичным и уютным интерьером. Со знаменитым многообразием кухонь народов Казахстана я не смогла познакомиться, о чем до сих пор жалею. Коллеги предлагали попробовать бешбармак, но тогда мой желудок был готов воспринимать только легкую пищу.
Объем порций, в которых подаются блюда национальной кухни, дают отличную возможность сэкономить. Например, таких огромных чебуреков, как в Казахстане, я еще нигде не видела. Это касается только национальных блюд. Если заказываешь «Цезарь», то тебе принесут полупустую тарелку, большую площадь которой занимают листья салата. Каноны соблюдаются везде: заказывали европейское блюдо — получите европейскую порцию.
Сэкономить в Казахстане только на общепите, собственно, и можно. В целом я не почувствовала какой-то дешевизны. Цены в Алматы не отличаются от наших, некоторые товары даже дороже, чем в Петербурге. Например, в местных Zara и Massimo Dutti одежда стоит дороже.
В Казахстане производят очень вкусный шоколад, который не купишь в Питере. Мои коллеги привозили мне его еще до поездки, поэтому я заранее знала, что стоит привезти оттуда. Купила плиток десять, не меньше. Его лучше покупать в супермаркетах, например, в Magnum: там дешевле, чем на базаре. Так что если казы и другие изыски казахской кухни везти кажется проблематичным, то в качестве сувенира можно привезти шоколад. Производители знают о популярности товара среди туристов, так что есть возможность выбирать не только по сорту, но и по упаковке: классический синий фантик с золотым тиснением в виде герба Казахстана, конфетные фантики с изображением тенге или достопримечательностей страны.
Алматы достаточно озелененный город. Там много прекрасных ухоженных парков, где можно в тишине почитать книжку или просто лицезреть окружающую красоту, вальяжно разлегшись на скамейке. Каждому туристу однозначно стоит посетить Президентский парк, вход в который напоминает врата в Эдем. В жару здесь действительно чувствуешь себя, как в раю: у самого входа посетителей встречает фонтан, который чуточку охлаждает, а от солнца можно спрятаться в тени многочисленных деревьев.
Еще меня очень впечатлили горы Алатау. Я, конечно, знала, что в Казахстане есть горы, но не ожидала красоты таких масштабов. Я почему-то думала, что они ниже, меньше и скромнее. Я была только на Медеу. Чуть выше него находится горнолыжный курорт «Чимбулак», который ничем не уступает альпийским лыжным базам, — вот туда я в следующий раз и отправлюсь, но уже зимой, чтобы покататься на лыжах.
В подготовке материала участвовала Алена Марченко.