6 сентября 2017
Рассказ россиянки Елены Ивановой, которая в 2006 году сбежала из России и 10 месяцев плыла на яхте в Канаду, чтобы жить с любимой женщиной

В мае 2017 года в англоязычном журнале Prospekt, который выходит в Петербурге, голландская журналистка Франческа Виссер опубликовала историю про Елену Иванову.

В родном городе Иваново мать Елены, по словам девушки, настаивала, чтобы она вышла замуж. Сама же Елена познакомилась по интернету с канадкой Мег, влюбилась в нее и решила бежать от родителей. В 2006 году Елена отправилась в Киев, где встретилась с Мег, оттуда — в Одессу, потом в Турцию, а затем — на яхте через Атлантический и Тихий океаны девушки в течение десяти месяцев плыли в Канаду.

Елена предложила «Бумаге» опубликовать текст Франчески Виссер, переведенный на русский язык. С английской версией текста можно ознакомиться на сайте Prospekt.

В марте этого года мне пришло электронное письмо с заглавием «Побег из России». В письме было всего два абзаца. Отправительница, Елена, спрашивала, не заинтересует ли меня история молодой женщины, которая бежала от своей семьи и из своей страны, чтобы быть с любимой. Это был дерзкий побег на парусной яхте через два моря и два океана. История эта — история самой Елены. Я вам ее расскажу.

Два дня спустя я сидела за ноутбуком в своей петербургской квартире. По другую сторону экрана — Елена. Она рассказывает мне историю, находясь на своей яхте, на которой они с Мег теперь живут и путешествуют.

Голос у нее глубокий, а речь ясная, с хорошо заметным канадским акцентом. Лишь отсутствие артиклей у некоторых слов напоминает мне о ее российском прошлом.

Елена. Фото из личного архива

Елена — молодая россиянка из Иванова, города, расположенного в 250 километрах к северо-востоку от Москвы. Город этот когда-то называли «городом невест» из-за значительной доли женского населения, которое было занято в текстильной промышленности. В настоящее время от былого процветания промышленности осталось немного, но женщин в городе по-прежнему больше, чем мужчин. Жизнь Елены походила на жизнь любой другой ее соотечественницы. По крайней мере, так обстояли дела до февраля 2006 года.

Следуя общепринятой дорогой, Елена закончила школу и институт и устроилась на работу. После того как ей исполнилось 20, семья всё чаще стала напоминать ей, что пора выходить замуж и обзаводиться детьми.

Общество часто относится с непониманием и презрением к персональным жизненным стремлениям человека, потому многие в угоду окружающим следуют тропой, которая рассматривается как единственно верная для женщины.

— Я никогда не хотела быть с мужчиной, я знала это с самого детства. — объясняет Елена. — И, конечно, я никогда не хотела выходить замуж. Но проблема была в том, что моя семья и практически каждый человек вокруг меня убеждали, что нужно встречаться с парнями и выйти за одного из них замуж.

Тогда, в 2006 году, быть лесбиянкой не означало наличие каких-либо проблем с законом: закон о «пропаганде гомосексуальности» еще не был принят в России. Однако Елена скрывала свою сексуальную ориентацию, дабы не подвергнуть опасности нормальное течение своей жизни и не стать изгоем. Мать Елены принимала в ее жизни самое активное участие, особенно когда стала подозревать, что Елена не желает становиться женой и обзаводиться детьми. Пытаясь вернуть дочь на «верный» путь, мать заставляла Елену носить юбки, туфли на каблуках, пользоваться косметикой, выглядеть и вести себя так, как «подобает женщине».

— Она готовила меня для потенциального спутника жизни. И, конечно, этот спутник должен был быть мужчиной.

Поддавшись давлению семьи, Елена стала встречаться со своим коллегой, молодым человеком по имени Дима. Мать Елены первой заметила привлекательного юношу и настояла на том, чтобы дочь скорее его «закадрила», пока его не «подцепил» кто-нибудь другой.

— Он стал за мной ухаживать, и я не возражала, — рассказывает Елена. — Я встречалась с ним, чтобы угодить матери и потому что не видела другой возможности жить в этом обществе, кроме как сойтись с парнем и стать его женой. У меня тогда кишка была тонка поступить как-то иначе.

Жизнь Елены протекала между домом, работой и ежедневными встречами со своим кавалером. Но однажды на одном из сайтов она познакомилась с женщиной из Канады по имени Мег. Подобное общение было для Елены единственной возможностью вырваться из оков своего мира и стать самой собой, избегая при этом порицания. Скоро Мег стала для Елены самым близким человеком и примером для подражания.

— Мег способна на всё. Она играет на пианино, она летает на самолетах, плавает на яхтах. Она меня тогда просто потрясла, и я не могла не тянуться к ней.

Общаясь с Мег, Елена стала смотреть на окружающую ее в Иванове жизнь иначе. На поверхности дни ее протекали как прежде: она ходила на работу, проводила время с семьей и встречалась со своим парнем. На самом же деле общение с Мег полностью перевернуло ее мир и стало началом ее борьбы за свою жизнь.

Елена. Фото из личного архива

Через полгода после знакомства на сайте женщины решили встретиться в Киеве. Чтобы не вызвать подозрений, Елена объяснила родителям, что едет в Киев, чтобы практиковаться в английском языке со своей канадской подругой и посмотреть оперу. В реальности же намерения Елены были совсем иными. Пакуя свой небольшой чемодан, Елена догадывалась, что может никогда не увидеть свой дом снова.

То, что поездка в Киев на самом деле была побегом, обрушилось как снег на голову не только на родителей Елены, но также и на Мег.

— Мег не знала, что я бежала из дома. Она думала, что мы встретимся в Киеве и посмотрим, действительно ли друг друга любим. Если так бы оно и произошло, она думала, я смогу просто иммигрировать в Канаду, если захочу. Мы тогда понятия не имели, что для того, чтобы добраться до Канады, нам придется предпринять это путешествие — в буквальном смысле бежать от России.

Мег с Еленой впервые встретились в аэропорту Борисполь близ Киева. С того дня прошло больше десяти лет, но Елена по-прежнему не может сдержать слез, вспоминая те мгновения.

— Когда мой самолет приземлился и я поняла, что до Мег оставались считанные метры, всего несколько метров, понимаете… Мы с ней ждали этого момента так долго! Потом я увидела Мег, ее глаза… Я была в таком возбуждении, что ничего вокруг не видела, только ее глаза.

Елена и Мег в Киеве, март 2006 года. Фото из личного архива

Радоваться долгожданному воссоединению женщинам пришлось недолго. Уже на второй день после прибытия в Киев Елене стали звонить ее мать и парень. Ее прежняя ивановская жизнь, кажется, затягивала Елену назад. Но на этот раз девушка отказывалась скрывать правду: «Мать требовала, чтобы я немедленно вернулась домой. Я отказывалась, потому знала, что никогда не увижу Мег снова».

Результатом многочисленных разговоров по телефону Елены с ее матерью стала договоренность: мать позволяет Елене жить так, как та захочет, но при условии, что она навестит ее в Киеве и убедится, что с ней всё в порядке.

— Она заманила нас в подземный переход у железнодорожного вокзала в Киеве. Я не знала, что с ней будет мой отец. Мы с Мег думали, что встретимся с матерью, поговорим с ней. Но она привезла с собой отца. Всё это было продумано, они собирались меня схватить. Они схватили меня за обе руки и привели меня в ресторан «Макдоналдс» рядом с вокзалом. Мой отец шлепнул три билета на стол и сказал, что я еду с ними домой, в Иваново. Это был ультиматум, мое мнение в расчет не бралось. Я тогда впервые в жизни воспротивилась их воле.

Прохладное знакомство родителей Елены с Мег скоро переросло в самую настоящую драку между родителями и молодой парой. Всех четверых провели в местное отделение милиции для выяснения обстоятельств. По какой-то причине милиция приняла сторону Елены, и родителям было не позволено увезти ее с собой. Тем же вечером родители уехали на поезде в Россию.

Во время потасовки в «Макдоналдсе» у Елены пропал ее загранпаспорт. Незаметно для дочери мать Елены выкрала его из ее сумочки. Для Елены, у которой теперь не было загранпаспорта и которая находилась на территории иностранного государства, оставалась только одна дорога — назад в Россию. Но Мег не собиралась сдаваться.

— Мег стала продумывать, как мне бежать из России, добраться до Канады и просить там политического убежища. Канадский консул, хоть и пыталась помочь, но единственное, что она могла посоветовать Мег, это оставить меня и выехать из Украины самой. Мне консул ничем помочь не могла. Я смогла бы просить убежища, только если бы я оказалась на канадской территории.

С помощью одного из немногочисленных оставшихся союзников в Иванове — коллеги, с которой девушка работала в одной компании, — Елене удалось вернуть свой загранпаспорт. «Она была единственной из моих знакомых, кто не отвернулся от меня. Она привезла мой паспорт в Одессу, нам с Мег теперь было куда бежать».

Женщины вылетели в Турцию, где Мег собиралась реализовать свой фантастический план добраться до Канады. Мег заложила свой дом в Канаде и купила парусную яхту. Два месяца, отведенные им в Турции, Елена овладевала навыками мореходства, а Мег оснащала бывшую чартерную яхту для дальнего плавания. По истечении двух месяцев пара вышла в открытое море.

Мег в Средиземном море. Фото из личного архива

Мег подготовилась к переходу самым тщательным образом: на борту была провизия на год, опреснитель соленой воды и другое оборудование, необходимое для выживания в открытом море. Мег готовилась к худшему варианту, потому что не рассчитывала получить разрешение пройти через Панамский канал с гражданкой России на борту. «Из-за того, что на борту была я, гражданка России, — объясняет Елена, — мы планировали переход как безостановочный».

Женщины пересекли Средиземное море с востока на запад, Атлантический океан, где пережили ураган, Карибское море и вышли в Тихий океан через Панамский канал.

— Северный Тихий океан стал для нас самым сложным и страшным отрезком пути. До этого я не подозревала, что на нашей планете существует такая жуткая и смертельная среда. Среда, где всё против тебя, где так жутко, где тебя может не стать в одно мгновение. Мы тогда шли сотни и сотни миль от побережья Северной Америки и оказались в условиях, которых никогда прежде не переживали. Каждый день был боем с океаном, каждый день нам приходилось выживать. И не только физически, но и морально. Нам в конце концов пришлось бежать на юг. Мы добрались до широты, где направление ветра не было против нас, и постепенно, на протяжении нескольких недель, наш курс сменился и мы наконец шли на остров Ванкувер — в Канаду.

Путешествие длилось десять месяцев и, покрыв два моря и два океана, в апреле 2007 года Елена с Мег добрались до тихоокеанского побережья Канады. «Вокруг было так тихо. Было два часа утра, когда мы пришвартовали яхту в яхт-клубе. Вокруг не было ни души. Для меня это было очень странно: мы только что завершили такое огромное путешествие ради любви и нас никто не встречал. Но нам тогда ничего и не нужно было, кроме как свалиться и уснуть, знать, что мы в безопасности, отдохнуть и начать жить на земле».

С того апрельского дня прошло больше десяти лет. Океан стал Елене с Мег домом. Женщины путешествуют по миру на той самой яхте, на которой они отправились из Турции в Канаду. Мег вынуждена была продать свой дом в Виктории, чтобы покрыть долг, образовавшийся из-за расходов на переход. Полная решимости рассказать свою историю миру и показать женщинам, как Мег когда-то показала ей, что бороться за свою жизнь возможно, Елена написала книгу «Говорящая с луной», где рассказывает историю ее с Мег любви и описывает их путешествие в Канаду.

— Мы с Мег путешествуем на яхте. Видите ли, как это всё получилось… как объяснить это в двух словах? Дайте мне на нее посмотреть, — Елена заглядывает в салон, где находится Мег. — Мег — невероятный человек. Пока я с ней — я счастлива.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.