Как жильцы дома Бака отмывают мраморные лестницы и витражи, выпускают собственные сувениры и ищут двери здания на «Авито»

В 2013 году живущие в доме Бака на Кирочной улице создали паблик с архивными фотографиями, историями знаменитых жильцов и воспоминаниями современников. У «Кирочной, 24» есть свой логотип и сувенирная продукция, а в апреле создатели паблика провели акцию по уборке «Отмоем дом Бака», в которой приняли участие 30 человек.

Как в знаменитом доме, где в начале XX века жили Мариенгоф и Бакст, обрушилась крыша, в квартире какого известного порнорежиссера недавно закрыли подпольное казино, что за девушка изображена на логотипе группы и почему жильцам не удалось вернуть резные двери, найденные на «Авито», — в материале «Бумаги».

Какие поэты и художники жили в доме Бака и кто живет в квартире нефтяного магната Гукасова

Дом Бака на Кирочной улице был построен в 1905 году архитектором Борисом Гиршовичем — автором здания Русско-азиатского банка на Невском проспекте и Дома еврейской общины. Первый владелец дома — Юлиан Бак — был инженером путей сообщений, основателем и издателем газеты «Речь».

В начале XX века в элитном доме с мраморными лестницами, витражами и «воздушными галереями», соединяющими парадную часть с внутренним флигелем, жили богатые чиновники и предприниматели, художники и поэты. Среди них, например, художник Лев Бакст; в своей мастерской в доме Бака он создавал декорации и эскизы костюмов для дягилевских «Русских сезонов».

В 30-е годы на Кирочной, 24 жил поэт Анатолий Мариенгоф, автор знаменитых мемуаров «Бессмертная трилогия», а также его жена Анна Никритина — актриса БДТ. В гостях у него бывали балерина Галина Уланова, актер Василий Качалов, композитор Дмитрий Шостакович.

Фото: Александра Шаргородская / «Бумага»

На 2-м этаже только что построенного дома Бака жил военный министр Российской империи Александр Редигер. Сохранилась его свадебная фотосессия, сделанная в интерьерах роскошной 22-комнатной квартиры. Отсюда Редигер ездил на приемы к императору Николаю II.

Этажом выше апартаментов министра, в части квартиры, где в начале XX века жил один из богатейших людей России, нефтяной магнат Павел Гукасов, сейчас живет Арчил Сараджишвили — основатель паблика «Кирочная, 24».

Как в доме обрушилась крыша и почему закрылось подпольное казино

Снежной зимой 2010 года, когда в Петербурге обсуждали предложение губернатора Валентины Матвиенко «срезать сосули лазером», в доме Бака начала протекать крыша. Как оказалось, ее некачественно отремонтировали, рассказывают жильцы.

— С 6-го по 4-й этаж текло ведрами, в моей квартире прогнила балка и рухнул потолок, — вспоминает Марина Жукова — один из администраторов группы «Кирочная, 24». — Крышу застелили некачественным металлом, на ней были видны дыры. Что-то заделали, но время дождей или снегопадов у нас до сих пор течет потолок, а капитального ремонта помещения не можем добиться уже семь лет.

Семья Марины переехала в дом Бака после блокады: во время эвакуации их квартиру на углу Маяковского и Некрасова заняли.

— В квартире не было ванной, по дому бродили крысы, одна стена была разрушена — рассказывает Марина. — Но дедушка посмотрел на вид из окон — силуэты крыш — и сказал: «Остаемся».

Семья Марины живет в мансарде на 6-м этаже. Когда-то это была восьмикомнатная квартира, но после революции ее разделили на несколько частей. Сейчас по соседству с родителями Марины расположены мастерские художников.

Фото: dimaberlin

Примерно в 2010 году, по воспоминаниям Марины, в доме Бака открылось подпольное казино.

— У входа поставили будку с охраной, — рассказывает Марина, — а мрамор в подъезде вычищали парогенератором – до 2-го этажа всё блестело. В 2013 году туда нагрянула полиция, вышибли двери, вынесли рулетку.

Как впоследствии оказалось, казино располагалось в квартире, принадлежавшей продюсеру и порнорежиссеру Сергею Прянишникову. Он известен тем, что снял откровенные сцены для одной из своих картин прямо у Медного всадника на глазах у прохожих, а в 2003 году баллотировался на пост губернатора Петербурга. В 500-метровой квартире Прянишникова полицейские обнаружили столы для покера и с рулеткой, а также комнаты отдыха с кроватями.

После закрытия казино охрана съехала и парадная осталась открытой. За несколько месяцев она сильно замусорилась, рассказывает Марина. На подоконниках оставляли пустые бутылки, окурки и обертки из-под фастфуда.

Парадная дома Бака, 2012 год. Фото: dimaberlin

— Дом погибал, — вспоминает Арчил. – В парадной не было света, с порога пахло так, что нельзя было зайти. Поднявшись с 1-го на 6-й этаж, можно было гарантированно увидеть трех-четырех спящих бомжей. В галереях, у лифта — повсюду были кучи мусора.

Как создавался паблик «Кирочая, 24» и почему его модерирует житель Пензы

— Осенью 2013 года мы приехали с дачи, в темноте добрались до квартиры, а утром, когда я повел дочку в школу 1 сентября, у лифта на 1-м этаже увидел кучу мусора высотой с человеческий рост, — вспоминает Арчил. — Прямо из школы я пошел в жилкомсервис. Там со мной не очень вежливо поговорили. Я понял, чем они берут: жалоб много, но люди все очень разрозненные. И решил, что надо объединяться.

В доме Бака более 70 квартир, многие из которых остаются коммунальными. Арчил обошел всех в парадной, переписал имена соседей и создал группу во «ВКонтакте», куда пригласил всех жильцов. Так они познакомились с Мариной. Она тоже стала активно заниматься группой. Первое, что они сделали, — установили в парадной домофон.

— Сначала в группу включались соседи, — рассказывает Марина, — а потом к нам стали стучаться посторонние люди, просто интересующиеся домом Бака. В 2014 году мы решили открыть группу и стали своеобразной информационной площадкой.

Фото: citywalls.ru

К Марине и Арчилу присоединились Галина Сухарева, Алла Фролова, а также Юрий Владимиров, который живет в Пензе. Он заинтересовался домом Бака, поскольку увлекается творчеством Мариенгофа. Юрий собрал историческую информацию о доме и жильцах по телефонным книгам, регистрам.

В группе постепенно начали появляться архивные фотографии, дневники, интересные факты и легенды. Там можно найти информацию о квартирах и жильцах, об умерших в блокаду и репрессированных.

Почему логотипом группы стало женское лицо и кто пришел на акцию «Отмоем дом Бака»

Сейчас у группы 2,5 тысячи подписчиков, большая часть из которых не живет в доме Бака. Год назад у группы появился собственный логотип — на нем изображен маскарон с женской головой.

— Собирая в группе фотографии дома, мы заметили, что в разных квартирах встречается изображение одной и той же девушки, — рассказывает Марина. – Есть разные версии, но что это за девушка, доподлинно не известно.

Логотип, который нарисовал муж Марины, поместили на сувенирные сумки дома Бака. Их раздают соседям и разыгрывают между подписчиками группы.

В феврале 2017 года «Кирочная, 24» провела первую экскурсию с рассказами об обитателях дома. По словам Марины, это было мероприятие для друзей дома и регулярно водить экскурсии жильцы не планируют.

— Нас просят сделать платные экскурсии, но мы пока не понимаем, нужно ли это делать, — говорит Марина. — Мы некоммерческая и очень искренняя структура, нам не хочется уходить в деньги.

Все желающие могли попасть на экскурсию, поучаствовав в акции «Отмоем дом Бака», которая прошла 15 апреля. Жильцы дома вместе с волонтерами отмыли полы и мраморные лестницы, очистили витражи от старой краски, стерли граффити с окон.

По словам Марины, идея акции пришла в голову одному из друзей дома — Алексею Смирнову. Он несколько раз предлагал собраться и отмыть витражи от старой краски. Попробовав справиться своими силами, жильцы поняли, что нужно больше людей.

— Мы не знали, придет ли вообще кто-нибудь, — рассказывает Марина, — захочет ли кто-то в свой выходной драить лестницы. Но люди стали записываться, и большая часть — волонтеры.

В итоге на акцию пришло больше 30 человек. Марина рассказывает, что с удивлением узнала: один из участников акции, который вместе со всеми отмывал плитку в галерее, оказался профессором СПбГУ.

— Такое ощущение, что людям хочется куда-то приложить свои силы, — отмечает Марина. — Уходя, многие обещали, что в следующий раз тоже придут. Мы очень им благодарны.

Как меняются отношения соседей и почему двери, найденные на «Авито», не удалось вернуть

Жильцы отмечают, что многие соседи стали по-другому относиться к своему дому, начали здороваться на лестнице и улыбаться друг другу при встрече.

— Наши усилия возымели эффект, — говорит Арчил. — Я начал наблюдать, как соседи стали меняться. Те же люди, которые раньше пачкали подъезд и кидали окурки, начали намного аккуратнее относиться к дому, здороваться с соседями. Мы дали стартовый заряд — и всё заработало уже без нашего участия. Меня греет этот дом как социальное явление, в котором оказалось не так сложно сдвинуть всё с мертвой точки.

Тем не менее Марина говорит, что на подоконниках всё равно оставляют пустые бутылки и пепельницы, а на Новый год на чердаке бездомные жгли костры.

— В доме знают, как мы отмывали парадную, но люди всё равно продолжают мусорить, — расстраивается Марина. — Когда на следующий день после акции я собирала окурки по подоконникам, мне было до слез обидно.

Переживают жильцы и из-за утраченных предметов интерьера, главный из которых — кованый лифт в стиле модерн. В 50-е годы пропала кабина, а в 80-е — решетка лифта. О ней напоминают только чугунные розы, которые сохранили жильцы.

— Недавно на улицу выставили очередное историческое окно из дома и установили белый пластик, — говорит Марина. — Люди не понимают, что эти окна намного лучше любого пластика.

Летом прошлого года на «Авито» жильцы обнаружили старинные дубовые двери дома, пропавшие неизвестным образом. Авторы объявления просили за них 120 тысяч рублей. «Дверь получена в результате реставрации», — говорилось в объявлении.

Жильцы дома вместе с КГИОП обратились в полицию, однако вскоре после этого объявление пропало с сайта. В результате вернуть двери не удалось.

Марина рассказывает, что недавно другие двери дома, утраченные еще 10 лет назад, заметили в одном из петербургских ресторанов. Пока жильцы не раскрывают подробности истории, но говорят, что двери в скором времени должны передать дому.

В начале 90-х дом Бака стоял в очереди на капитальный ремонт, но этого так и не произошло.

— Вероятно, в доме должны были снести все «внутренности» и оставить один фасад, — говорит Марина. — Но случился развал СССР, и внутреннее убранство удалось сохранить.

В ближайшее время власти должны отремонтировать фасад здания. Благодаря стараниям жильцов сроки удалось сдвинуть с 2032 года на 2018–2020-е. Однако, как отмечает Марина, пока даже не готов проект.

В доме Бака регулярно снимают кино, клипы, проводят экскурсии и фотосъемки. А недавно, по словам Марины, президентская библиотека предложила «Кирочной, 24» сделать экспозицию, посвященную дому. Выставку готовит администратор группы Галина Сухарева.

— Мы накопили огромное количество материала, стали культурным маркером, — говорит Марина. — Есть прекрасный и интересный петербургский дом. Он сам по себе такой, без нас. А мы что-то вроде гражданского общества «снизу», мы про бережное отношение к истории и культуре, но с точки зрения не штампов и лозунгов, а реальных действий.