«Мы все с ограниченными возможностями»: как живут подопечные крупнейшего в России психоневрологического интерната

Петербургская студия создала мультимедийный проект «Глубоко внутри» о подопечных психоневрологического интерната в Петергофе с тяжелыми множественными нарушениями развития. На сайте и выставке, которая работает в торговом центре «Галерея», представлены фотографии и видео из их жизни.

«Бумага» публикует некоторые снимки проекта, посвященного людям, которые часто даже не выходят за пределы интерната.

Создатели проекта из студии «Гонзо-дизайн»

— В России существует 504 психоневрологических интерната, в них живет почти 150 тысяч человек. Интернат № 3 в Петергофе — один из самых больших в России: в нем живет 1030 человек. Организация «Перспективы» поддерживает его подопечных с тяжелыми нарушениями развития, часть которых даже не выходит на улицу.

Люди из таких интернатов незаметны: почти все подобные учреждения закрытого типа и находятся за чертой города. Мы не видим этих людей на улице и ничего не знаем о том, как устроена их жизнь. Но если к ним приблизиться, можно увидеть, что всех нас объединяют одни и те же переживания, а наши миры глубоко внутри очень похожи.

«Мы боимся боли, поэтому стараемся ее не видеть и не чувствовать. У большинства из нас фобия чувств. Но когда мы допускаем и боль, и радость, мы можем почувствовать, что и за болью тоже что-то есть. Я вообще считаю, что мы все с ограниченными возможностями. Просто у кого-то это выражено в большей, а у кого-то в меньшей степени», — Маргарете фон дер Борх, основатель благотворительной организации «Перспективы»

«Я бы еще хотел посмотреть, где вы? Чем вы занимаетесь? Я очень хочу, чего у вас происходит. У нас-то вы видите. А вы-то? Что вы делаете?» — Дима, подопечный организации «Перспективы»

«Время — это бесконечная наша жизнь. Все куда-то торопимся, спешим, у всех дела. В общем, время — это наша большая жизнь», — Ильгар, подопечный организации «Перспективы»

У Кати есть любимый предмет — платок. Ей очень нравится его перебирать руками и быть с ним. Она крутит его на руке, но держать как следует не может. И он часто падает на пол. Тогда кто-нибудь поднимает платок и снова кладет ей на колени. И Катя радуется

«— Тебе на что нравится больше всего смотреть? — На лето и веснушки. — Веснушки? Которые у людей? — Нет, которые на дереве. — Что такое веснушки? — Ну листья же. — Ты их веснушками называешь? — Конечно. Потому что летом красиво. Много витаминов. Весна пришла уже», — Вика, подопечная организации «Перспективы»

«У меня свое мнение появилось. У меня мысль идет. А она, мысль, о чем? О небывалом. Вот сейчас я думаю о небывалом», — Камиль, подопечный организации «Перспективы»

Особенное оживление наступает перед обедом: все собираются заранее, готовятся: надо стулья расставить, привезти тех, кто не может сам дойти, разбудить тех, кто уснул

«Иногда нужно остановиться, замедлиться, чтобы поймать слабые сигналы — переживания человека, который не выражает себя привычным нам образом. Нам иногда не хватает этой чувствительности», — Маша Островская, президент организации «Перспективы»

Те ребята, кто сильнее, помогают тем, кто не может сам передвигаться, одеться, сходить в туалет или поесть. Специально их никто этому не учит, так получается само собой

«Я не очень терпеливый человек, но здесь я этому учусь, потому что жизнь в интернате течет неторопливо и ребята делают всё очень медленно. Также я учусь прислушиваться к ним, когда у них плохой день, плохое настроение, когда они не хотят общаться. У них всё так же, как у нас: бывают хорошие дни, а бывают плохие», — Яри Гонзалес, волонтер организации «Перспективы»

«Они возвращают к нормальным человеческим смыслам — про жизнь, про любовь, про смерть. Мы об этом разве думаем, проживая нашу жизнь? Нет. Мы слишком быстро бегаем», — Лена Шифферс, руководитель арт-программы организации «Перспективы»

Фото: Ксения Диодорова, Катя Фарутина, Зоя Смирнова / «Гонзо-дизайн»

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.