Протестный лагерь дальнобойщиков: как и зачем перевозчики неделю живут в фурах на стоянке у «Меги-Дыбенко»
Почти неделю петербургские дальнобойщики не уезжают со стоянки у «Меги-Дыбенко», где они протестуют против системы «Платон». Рядом с фурами, украшенными российскими флагами и плакатами, ежедневно дежурит полиция, а горожане регулярно привозят дальнобойщикам продукты.
Как устроен быт в лагере дальнобойщиков, почему движение, изначально выступавшее против «Платона», теперь требует кардинальных политических изменений и зачем собирается объединяться с дольщиками и врачами? «Бумага» съездила в лагерь и узнала о планах перевозчиков.
Фото: Виктория Взятышева / «Бумага»
Лагерь дальнобойщиков на стоянке у «Меги-Дыбенко» среди других автомобилей легко определить по поднятым над фурами флагам России. Рядом с лагерем дежурит полицейская машина. «Бивис и Бадхед», как называет сотрудников правоохранительных органов один из активистов Владимир Дерюгин, стоят здесь постоянно.
Несколько дней назад, когда образовался петербургский лагерь противников «Платона», пятерых дальнобойщиков задержала полиция. Теперь полицейские пытаются вручить им повестки в суд, однако задержанные с тех пор в лагерь не возвращались.
— Пароль! У нас тут все строго, — смеются мужчины, когда в «штаб» — кузов одной из фур — поднимается молодой полицейский.
— Не появлялись? — дружелюбно спрашивает он.
— Звонили — в Химках уже, — отшучиваются дальнобойщики (в Химках находится главный протестный лагерь перевозчиков, куда съехались дальнобойщики со всей страны — прим. «Бумаги»).
Суд над дальнобойщиками должен был состояться вчера во Всеволожске. Однако заседание долго откладывали и, прождав около полутора часов, дальнобойщики посоветовались с адвокатом и ушли.
— А что вы вчера задинамили? — с вызовом спрашивает полицейского Владимир.
— Это не мы, вы же видели, сколько в суде было народу, — объясняется тот.
— Так если назначили на десять, значит, должно быть в десять! — настаивает Владимир.
На фото — Владимир Дерюгин
В лагере дальнобойщиков припарковано порядка 15 фур, однако не все водители дежурят постоянно. Ночуют здесь по два-три человека, чтобы дать другим возможность вернуться к семьям и отдохнуть дома. Днем дальнобойщики снова приезжают в лагерь.
Внутри штаба стоит обогреватель, плитка, кресла и даже сервант, в котором разложены продукты. Большую часть вещей сюда принесли сами дальнобойщики, а что-то — сопереживающие им люди. Продукты им подвозят каждый день: огромная банка борща, сало, пироги — все, что есть в фуре, сюда принесли горожане.
— В Химках к нам приходила бабушка, приносила еду и говорила: «Вы только не уходите!». Потому что если дальнобойщики сдадутся, то все, — вспоминает Владимир московский лагерь, который стоит уже с декабря прошлого года.
Пока дальнобойщики собираются в штабе, к фуре подъезжает красная легковушка, оттуда выходит девушка и передает мужчинам коробки с пиццей и два пакета еды.
На фото — Сергей Ишков
Петербургский лагерь образовался в рамках всероссийской акции: так же дальнобойщики встали в Вологде, Нижнем Новгороде, Оренбурге, Тюмени. Окончание акции запланировано на 1 марта — именно в этот день тариф на «Платон» должен вырасти в два раза. Однако петербургские активисты пока не решили, что будут делать дальше, — может быть, останутся стоять бессрочно по примеру Москвы.
На сегодняшний день, говорят дальнобойщики, образовалось порядка 43 союзов перевозчиков в разных регионах. Все союзы и лагеря держат связь и координируют совместные действия.
— Есть маленький план, интересный… — интригующе говорит Владимир, доставая из банки соленый огурец. — Мы должны добиться всеобщего объединения. В Питере мы уже объединились с обманутыми валютными ипотечниками, теперь должны объединиться с дольщиками — что тоже уже не за горами. Врачами, учителями. Объявить полное недоверие к этой власти, к «Единой России» конкретно.
Владимир прерывается из-за телефонного звонка. На звонке стоит гимн России.
Когда в прошлом году дальнобойщики начали выступать против «Платона», большинство говорило, что движение не политическое и ставит целью только экономические изменения. Теперь же, признают перевозчики, их требования намного шире, чем просто отмена «Платона».
— Не хотели они [власти] на малом остановиться. Их же просили вообще о мелочи! — говорит дальнобойщик Аркадий, стоя у затянутого пленкой входа в кузов. Он работает в перевозках с 1983-го года.
Дальнобойщики, например, собираются объявить, что необходимо пересмотреть минимальный размер оплаты труда: для этого они подсчитывают, сколько составляет адекватный прожиточный минимум, на который может существовать семья.
Производители продуктов уже начали сообщать о подорожании товаров из-за «Платона». Как объясняет Владимир, это было неизбежно, потому что при прежней стоимости перевозок дальнобойщики работали бы себе в убыток.
На фото — Аркадий
Аркадий говорит, что за последнее время доходы от перевозок только падали.
— Работаешь ради работы. Я вожу продукты — молоко, мясо. Восемь лет назад солярка стоила 16 рублей литр, у меня были расценки — 400 рублей за тонну. Сейчас она — 36 рублей, расценки — 400 рублей за тонну. Так это я их держу. А у кого-то они упали до 300.
Еще один дальнобойщик, Сергей Ишков, садится к столу и закуривает. На нем толстовка с надписью Sochi и символом Олимпиады.
— Все смотрят и думают: «Вот, у тебя большая фура, наверное, зарабатываешь много бабла». А мы с женой все шмотки покупаем в совместных закупках, чтобы было подешевле.
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.