Боевые подруги: бритые женщины на съемках фильма про Первую мировую
Кассир, певица, школьница, домохозяйка, директор строительной фирмы — сотни женщин от 16 до 60 лет поехали под Псков, чтобы побриться налысо, надеть одинаковые военные шинели, тяжелые кирзовые сапоги и ежедневно по несколько часов бежать с винтовками по грязи. Осенью 2013 года проходили съемки массовки фильма под рабочим названием «Батальон смерти» о Первой мировой, выход которого намечен на август. Что вынудило их на несколько недель оказаться в роли солдата, поменять комфорт на полувоенный распорядок и как съемки стали настоящей армией — «Бумага» публикует портретный проект Оксаны Даниловой об участницах массовки «Батальона смерти».
Фото: Оксана Данилова

Оксана Данилова

Автор проекта, участница съемок «Батальона смерти»
— Про съемки в массовке фильма «Батальон смерти» я узнала от подруги. 100 бритых теток в шинелях, с винтовками, в полях под Псковом. Подобно женской колонии — только на эти съемки и бритье под 0,9 сантиметра все согласились добровольно. Когда мы приехали в шесть утра в новое непонятное место, в полудреме казалось, что это все дурной сон. Холодно, темно, незнакомые люди. Всех сразу не запомнить, все разные, но такие похожие; все бритые, будто секта какая-то. Сначала казалось, что отличаются они только тем, что одни темненькие, а другие светленькие. В мой первый съемочный день снимали финальную сцену фильма. Я научилась выдавливать из себя слезы: сперва дышишь сильно, словно уже плачешь взахлеб, и потом действительно плачешь. Даже становилось себя жалко, будто я действительно на войне и вокруг немцы. Потом снова грязь, обед, грязь, отъезд домой. Кирпично тяжелое состояние, будто уголь весь день выгружала. Никогда бы не могла подумать, что смогу несколько дней подряд вставать в пять утра и куда-то идти, переодеваться в тяжелую грубую одежду, ехать в поле, где по колено грязи, и проводить в окопе весь день в ожидании съемок. На десятый день съемки были серьезные, страшные: немцы ведь вокруг. Бег по скользкой грязи в противогазе образца 1917 года с запотевшими стеклами, в дыму и с металлическими штыками на винтовках. Все блага экстрима в одной сцене: десять репетиций, 15 дублей одного и того же. Было страшно убиться самой и покалечить другого. Возможно, существует некая связь этих женщин и тех реальных: похожие судьбы или цикличность истории. Никто не попал сюда просто так, а из тех, кто попал, не все выдерживали — некоторые уезжали. Это были не просто съемки фильма — это был холод, грязь, форма, еда по расписанию, ранний подъем, отделение от обычной среды, совместное проживание. Полное погружение и отстранение от обыденной жизни.

Алена

16 лет, школьница

— У себя в городе я участвую в двух театральных коллективах. Эти съемки научили меня жить по-другому — по-взрослому. Открыли глаза на многие вещи, на себе я практически испытала весь ужас войны. И нашла новых друзей, с которыми общаюсь и по сей день.

Лера

28 лет, дизайнер одежды

— Я пошла на эти съемки, потому что не было постоянной работы и очень хотелось уехать из города. После этого я знаю, что могу выдержать подъем в 5–6 утра.

Ксения

22 года, студентка

— На съемки попала после отбора на кастинге на молодежном форуме «Селигер» на основании сходства с девушками тех времен.

Марина

19 лет, студентка

— А почему бы не побриться налысо в 18 лет, вряд ли я сделаю это в 30. Съемки кардинально изменили мою жизнь: место жительства, круг общения и даже взгляд на многие вещи. Самым сложным было вернуться в колею повседневной жизни. А запомнилось всего понемногу. И, безусловно, искрометный юмор, царивший повсюду.
Анастасия Ирина Аделина Светлана


Александра

22 года, художник-дизайнер

— Пошла на эти съемки, так как люблю приключения. Я побывала в совершенно новом для себя мире — увидела кино изнутри.

Екатерина

25 лет, певица

— Эти съемки дали возможность проверить себя на прочность и почувствовать себя Ларой Крофт. Я, таким образом, решила перебираться из театра в кино.


Ксения

22 года, дизайнер

— Это была настоящая проверка на прочность. И она дала трещину.

Александра

25 лет, получает второе высшее образование

— Я давно неравнодушна к военной истории, тем более к женщинам, пережившим это страшное время. С детства была под впечатлением от фильма «А зори здесь тихие», от храбрости молодых девчонок, хотелось хоть кончиком волос прикоснуться к чему-то подобному. Практически все самые сложные и страшные эпизоды фильма мы переживали на своих шкурах. Не раз мне хотелось все бросить, но все-таки я дошла до конца. Самым сложным для меня было согревать ноги в картонных ботинках, жить под одной крышей с 30 женщинами и преодолевать полосу препятствий не менее десяти дублей подряд.

Диляра

— Когда я шла на съемки, была в поиске какой-нибудь странной работы, и, в общем-то, мне это удалось. Лучший итог съемок: знакомство с удивительными людьми и, можно сказать, переворот в дальнейшей череде событий моей жизни. Именно благодаря женщинам из батальона я сейчас нахожусь на Байкале вместе с одной из них. Мы совершаем совместное автостопное путешествие без начала и конца в сторону Китая — Непала — Индии. Сказать по правде, это было самое высокооплачиваемое безделье в моей жизни.

Ксюша

28 лет, занимается художественной обработкой кожи

— Я хотела выйти из зоны комфорта: новые люди, новые места, непривычные обстоятельства. Все прошло на отлично, не могу сказать, что что-нибудь для меня вообще там было трудно. Возможно, помогали любопытство и интерес. Помню крайнюю смену с горящей стеной, жар на затылке, мокрые ноги в сапогах. И желание поскорей услышать команду: «Начали!».


Вера

39 лет, набирает людей для поездок в Финляндию

— Пошла, потому что было интересно, а терять нечего — ни семьи, ни нормальной работы.

Мария

37 лет, пишет стихи, рисует, снимается в кино

— Я пошла сюда, потому что люблю военные фильмы, я патриот своей Родины. Работала каскадером: выполняла трюки, постановочные драки, стреляла из оружия. Больше всего запомнилась сцена, где погибшую девушку несли на руках, и мы все снимали фуражки, крестились, плакали и читали молитву.

Татьяна

51 год, билетный кассир

— Было непросто смириться с возрастом: на площадке нужны были молодые. Помню лицо мужа в первое утро после возвращения домой, его удивление, когда он увидел рядом с собой бритую женщину, — это был шок!

Наталья

36 лет, директор строительной фирмы, сейчас сидит с ребенком

— Я с детства хотела стать актрисой, и мои бабушка и прабабушка часто называли меня актрисой погорелого театра. Но возможности сниматься не было, так как я жила на Дальнем Востоке, в девяти тысячах километров от центров кинематографа. И вот моя мечта сбылась. Съемки дали мне прекрасного сына, которому еще нет месяца. Думаю, станет актером.

Татьяна

28 лет, домохозяйка

— На съемки я пошла из-за безделья: они дали мне возможность познакомиться с интересными людьми и показать себя в обществе.

Джульетта

53 года, в прошлом учитель

— Возможность уехать в продолжительную киноэкспедицию в октябре 2013-го совпала с необходимостью все кардинально поменять в своей повседневности. Такой шанс дается нечасто, может быть, один раз в жизни: уехать из дома, забыть о комфорте, узнать новых людей, увидеть изнутри процесс рождения исторического кино, проверить свои силы и немного заработать, конечно. Запомнилось все в мельчайших подробностях. Особенно первая ночная съемка и свет убывающей луны над нами. И тишина, которой так не хватает в городе.

Наталья

58 лет, филолог, до съемок работала горничной

— Я приехала в Питер из Перми и искала работу. Собиралась у какого-то бедолаги сеять траву: он купил участок земли, но такой, что техника туда не могла пройти. Сказала об этом доченьке. Она ответила: «Если твой выбор — поля, то, может быть, лучше это?». И прислала мне объявление о съемках. Я думала, что это фэнтези, гордо решила, что если меня отправляют в «батальон смерти», то я, конечно, пойду. Немного обиделась из-за названия! Ну а оказалось то, что оказалось. Экстрима хватало.
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.