«Это чувства, от них никуда не уйдешь»: зачем биолог сделал два десятка чучел спаривающихся животных
Павел Глазков готовил выставку о сексе животных десять лет. Чучела совокупляющихся бобров, зайцев и рысей скоро выставят в Петербурге. Таксидермист-профессионал считает, что только так можно пробудить у людей любовь к природе и научить их ее беречь.
«Бумага» побывала в мастерской, где создают и здоровенные чучела медведя, и маленьких белок, и даже композиции спаривающихся барсуков. Почему таксидермией занимаются те, кто по-настоящему любит природу, и как размножение стало поводом рассказать людям о фауне Ленобласти — в нашем репортаже.
Фото: Виктория Взятышева / «Бумага»
Бородатый мужчина в сером рабочем комбинезоне пылесосит белку. Пока изо рта животного, подобно клыкам, торчит десяток булавок, но чучело уже почти готово. К нему подлетает хозяин мастерской Павел Глазков — невысокий мужчина лет сорока в клетчатой рубашке и таком же комбинезоне — и наблюдает за процессом.
— Посмотрите, это интересно, — говорит он и показывает на таз зверька. — Это такие семенники у белки огромные. В другое время они всего два-три сантиметра.
В мастерской пахнет кожей, в окна бьет яркий солнечный свет, а по радио Меладзе поет «От нас ушла весенняя любовь».
Готовая к размножению белка — часть выставки «Интимные тайны животных», на которой покажут чучела спаривающихся зверей. Сейчас мастера активно работают, чтобы закончить экспозицию в срок. Сперва о ней сняли двадцатиминутный сюжет на телевидении Ленобласти, а потом курьезную новость подхватили и другие СМИ. У выставки даже успели появиться свои противники.
За большим столом отец Павла дошивает ковер из шкуры медведя, внимательно осматривая края изделия. В центре помещения стоят две пока не обтянутые мехом фигуры волков из пенополиуретана. Столы завалены множеством предметов: от кисточек, ножниц и кусков материи до маленьких черепов, искусственных носов и челюстей.
— Вадим Витальевич буквально вчера закончил бобров, — гордо рассказывает Павел, пока его коллега продолжает возиться с белкой.
Рядом действительно возвышается пара упитанных бобров, в обнимку лежащих на ветке дерева. Всего таких «сладких парочек», как называет их Павел, на выставке будет 22.
Павел Глазков Старший сотрудник мастерской Вадим Витальевич

«Чтобы была загадочность»: как готовилась выставка о размножении

Таксидермист Павел Глазков начал собирать шкуры для выставки в 2005 году: именно тогда он принял окончательное решение провести такую экспозицию. Правда, мысль о том, чтобы наглядно показать брачные игры животных, возникла, еще когда он учился на биофаке СПбГУ.
— Когда речь заходила о размножении — губок, морских звезд, червей, неважно, — полусонные студенты оживали вмиг. У меня это всё откладывалось, я понял, что люди заинтересуются, — рассказывает мастер. — Моменты размножения — мы знаем по себе — одни из самых ярких в жизни. Это переживания, чувства, от этого никуда не уйдешь. У животных примерно то же самое.
Когда речь заходила о размножении, полусонные студенты оживали вмиг
Павел решил, что брачные игры животных будут отличным способом привлечь публику, хотя задача выставки более глобальная — показать зверей Ленобласти, рассказать об их повадках, расширить знания людей о животном мире в целом. В конечном счете, убежден таксидермист, только таким образом можно защитить природу.
— Чучело — это объемная информация о животном. Через познание появляется чувство любви к животным, к природе, к человеку. Ни наказания, ни штрафы — всё это бесполезно. Хоть смертную казнь вводи за небрежное отношение к природе. Любовь — только через знание.
Таксидермист проводит на первый этаж мастерской, где хранятся готовые чучела. Вкратце он рассказывает занятные факты про всех животных. Например, рыси размножаются раз в год, зато процесс длится полтора часа «нон-стоп», после чего животные больше не встречаются. Волчицы легко могут в случае опасности оставить детенышей, потому что чувство самосохранения у них сильнее, чем материнский инстинкт. А вот енотовидные собаки, наоборот, оберегают потомство и, более того, очень преданы друг другу: одной парой могут прожить всю жизнь.
— Человек знает, как размножается енотовидная собака, — ну, разве обидишь ты ее в лесу после этого? У тебя рука не поднимется.
В центре зала громоздится фанерный бокс, внутри которого «спариваются» огромные кабаны. На эту композицию у мастеров ушло полгода. Сейчас они думают над конечным оформлением для выставки: кроме самих чучел, там будут фото и видеоматериалы, рисунки.
— Общей подсветки не будет — будет подсветка самого действа, чтобы была некая загадочность, — комментирует Павел.
Человек знает, как размножается енотовидная собака, — разве обидишь ты ее после этого?
Шкуры для экспонатов Павлу отдавали охотники: в дар или в обмен на другое изделие. Позы животных моделировали по видеосъемкам. Экспозиция изначально задумывалась для всех посетителей, но, проконсультировавшись со специалистами, Павел решил все-таки поставить ограничение 16+. После того как закончится выставка, чучела таксидермиста уже хотят показать в Зоологическом музее.

«Мы творцы»: как работают таксидермисты

Павел профессионально занимается таксидермией больше десяти лет. Он вырос в Челябинской области: лес начинался в 20–30 минутах от дома, поэтому интересоваться природой начал с детства. С 12 лет Павел стал охотиться и мастерить первые чучела, например, глухарей.
— Охота — это связь человека с природой, а охотник — это самый честный добытчик мяса. Потому что он всегда дает шанс животному: добыть в лесу мясо не так просто, как многие думают, — объясняет таксидермист. — Намного негуманнее купить кусок колбасы в магазине, за которым стоит человек, который выращивал животное специально для вас, забивал, крутил эту колбасу.
Пока Павел учился в университете, он ходил в Зоологический музей в мастерскую таксидермии и учился работать с чучелами. После окончания вуза надолго увлекся наукой, исследовал наследственные заболевания человека, ездил на стажировки в Нидерланды, а таксидермию забросил. Вновь он вернулся к ней через десять лет.
Отец Павла Глазкова шьет ковер
Когда заказов стало больше, а прежнего помещения стало не хватать, он построил мастерскую в деревне Романовка. За заказами сюда обращаются в основном охотники, а также музеи или детские художественные школы.
Хотя «Интимные тайны» — первая самостоятельная экспозиция мастерской, работы регулярно показывали на выставках в Ленобласти или отправляли на участие во всероссийских и международных конкурсах таксидермии. В России, отмечает Павел, профессионалов, занимающихся этим делом, всего несколько десятков.
— Среди нас конкурентов нет. Конкуренты — это те, кто купил «сникерсы» в пункте «а» и в пункте «б» продает: кто дешевле, кто дороже. Мы же творцы, мы делаем каждый уникальную вещь, повторить которую нереально.
Особенно сложно делать глаза, говорит Павел — и показывает на здоровенную голову кабана, свисающую со стены. Взгляд у чучела блестит и выглядит и впрямь довольно натурально. Глаза таксидермисты заказывают на фабриках в США, Германии или Дании, которые специализируются на производстве искусственных глаз всевозможных цветов и для всевозможных целей.
На вопрос, как соотносятся любовь к природе и чучела зверей, таксидермист говорит, что зачастую люди видят некачественные примеры, на которые «страшно смотреть», а приходя в мастерскую, меняют свое мнение. Сам Павел считает себя защитником природы, с уважением относится к вегетарианцам, да и дома не держит ни одного чучела, «насмотрелся на работе».
Кроме того, хотя раньше таксидермист сам занимался охотой и в целом считает это занятие честнее, чем покупку мяса в магазине, сейчас он уже перестал охотиться. Говорит, результат самовоспитания.
Во дворе мастерской бегают резвые черные собаки, а в сарайчике рядом сидят несколько крошечных пушистых щенков, которые радостно встречают Павла, когда он открывает дверь. В мастерской на лестнице стоит клетка, завешенная пледом, где кто-то с грохотом бьется о стенки. Таксидермист приоткрывает занавеску и показывает пару куропаток.
— А это тоже для… — невольно вырывается вопрос о судьбе птиц.
— Ну что вы, мы же любим животных. Это для души! Чем больше ты познаешь животное, тем меньше хочешь ему вредить.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.