Пять случаев в Японии: рассказывает востоковед
Выпускница факультета востоковедения Мария Фарафонтова рассказала «Бумаге» о путешествии в Японию и учебе в Университете Токай. За год, проведенный в столице, студентка успела побывать на Дне совершеннолетия, встретить Новый год на смотровой площадке небоскреба и приготовить борщ, японцам известный как «красный суп».

«Согласно японской традиции после наступления нового года первым делом нужно посетить буддийский храм. Там мы вытащили по предсказанию на грядущий год — помню, что из хорошего там было про многочисленные путешествия, а из плохого — частые болезни. Я, и правда, много болела в тот год»

Университетский фестиваль Кэнгакусай

Университет Токай, в котором я училась, довольно старое частное учебное заведение (основано в 1943 году). В нем девять кампусов, невероятное количество факультетов всевозможных направлений, огромный выбор кружков по интересам и спортивных секций. Ежегодно в начале ноября в самом большом кампусе Сенан, в предместьях Токио, проводится Фестиваль основания университета — Кэнгакусай. Традиционно на него приезжают выпускники Токая, стекаются жители ближайших городов, а студенты устраивают двухдневный гастрономический праздник. В Токае всегда училось много иностранных студентов, поэтому ассортимент фестиваля был разнообразный. Долгая программа сотрудничества с МГУ привела к тому, что слово «борщ» («борщичи», как произносят японцы) знает любой, кто хоть раз был на фестивале. Его готовила еще наша преподавательница, проходившая стажировку в Токае лет 20 назад. И теперь настал черед нашей группы готовить русскую еду на немыслимое количество человек.

За несколько недель началась подготовка. Нам выделили куратора, главной задачей которого было держать нас в графике: он регулярно назначал встречи для обсуждения, составления списка продуктов, организовывал тестовое приготовление, рисовал с нами плакаты. Конечно, это невероятно нас раздражало. Мы планировали начать все делать за пару-тройку дней до фестиваля. Были мысли отойти от традиционной еды и напечь блинов, сварить гречки, но «красный суп» — это бренд и нам настоятельно советовали от него не отказываться, чтобы предприятие было экономически эффективным. Кстати, через японца-куратора университет дал нам кредит на аренду палатки, горелки, столов, огромных кастрюль, половников и закупку продуктов. Закупка продуктов вылилась в большую проблему. В Японии не едят свеклу, поэтому нам пришлось приложить немало усилий, чтобы найти консервы из США. Свежая свекла продавалась лишь в одном месте в Токио и стоила 70 долларов за килограмм. Мяса с костью для бульона также было не купить, сметану мы заменили жирным йогуртом, укроп непонятно откуда взяла и подарила нам преподавательница-русист, ржаной хлеб получили посылкой. Несмотря на все эти ограничения, нам удалось сделать действительно хороший борщ, всего — 40 литров. На десерт испекли еще десять противней шарлоток с яблоками. В первый день мы открылись около одиннадцати утра, в полдень перманентной стала длинная вереница очереди, и к двум часам «красный суп» уже разошелся, а еще через час закончились и шарлотки. Причем порция супа стоила 500 иен — по тому курсу около 6–7 долларов. Мы немного погуляли по фестивалю и снова вернулись в общежитие срочно готовить угощения на следующий день, хотя сил никаких уже не было — мои руки уже просто впитали в себя цвет свеклы. На второй день аншлаг повторился, пришлось даже доваривать одну кастрюлю прямо в палатке на газовой горелке. Несмотря на все сложности — севший голос (в Японии очень принято зазывать, нараспев выкрикивая «Добро пожаловать! Посмотрите, пожалуйста»), усталость и изрезанные в процессе готовки пальцы, — мне показался этот опыт чрезвычайно полезным. Эти совместные тяготы сплотили нас с одногруппниками — праздник состоялся через месяц после начала семестра. В конце, после возврата кредита и дележа богатств, выяснилось, что каждый из нас еще и заработал больше мана (больше 130 долларов), на которые мы с подругами через неделю отправились в Диснейленд.

Новый год на небоскребе

Новый 2010-й, или 22-й год Хэйсэй по японскому календарю, мы с друзьями встречали непосредственно в центральном Токио, где решили пожить на время январских каникул. 31 декабря во второй половине дня мы заселились в хостел-рекан. Рекан — гостиница в японском стиле, где помимо прочих особенностей совсем нет мебели: спать нужно на футонах (матрасы), расстеленных на татами (соломенные маты). Долгие сборы с традиционными для хостелов очередями в душ и за феном, и к девяти вечера мы поехали на праздничный ужин в Роппонги — район посольств (в том числе российского) и ночных клубов. Посольство США, кстати, не рекомендует своим гражданам посещать Роппонги. Я первый раз в жизни ела в TGI Friday’s — это было единственное место с неяпонской едой, которое удалось забронировать за месяц. Сам Новый год мы встретили у подножия Токийской башни с друзьями из других университетов и огромным количеством мандаринов и шампанского. Согласно японской традиции после наступления нового года первым делом нужно посетить буддийский храм. Мы пошли в храм Дзодзе, построенный в XIV веке. Там было много палаток с угощениями вроде жареных осьминогов. 108 ударов в колокол (совершенно волшебный звук и вибрирующий воздух), огромный новогодний костер и невероятная очередь, чтобы помолиться. В буддийских храмах молятся таким образом: сначала моют руки в специальном фонтане с помощью ковшей на длинных ручках, поднимаются к алтарю и хлопают в ладоши, чтобы привлечь внимание ками (бога), затем обращаются к нему с молитвой — не какой-то особенной, а просто говорят все, что нужно сказать, кланяются и уходят. Мы вытащили по предсказанию на грядущий год — помню, что из хорошего там было про многочисленные путешествия, а из плохого — частые болезни. Я, и правда, много болела в тот год.

В четыре утра на электричке мы добрались до Landmark Tower — самого высокого здания Йокогамы и третьего по высоте здания в Японии. Оказалось, что 250 человек, которые приехали раньше остальных, смогут встретить первый рассвет года (что тоже очень важно для японцев) на смотровой площадке, на высоте 274 метров. Рассветает зимой около семи утра, поэтому несколько часов пришлось провести в очереди. Я даже поспала в ней, завернувшись в пальто, полчаса. К шести утра я уже стояла, плотно прижавшись к панорамному окну на восток, позвонила домой поздравить родителей, у которых как раз была полночь. Где-то в 6:45 цвет неба у горизонта стал меняться, каждая новая полоска и лучик света сопровождались бурными восклицаниями японцев. Описывать красоту восхода нет смысла, это очень захватывающее зрелище, особенно, когда внизу игрушечные здания Токио, порт Йокогамы и залив. Потом мы обошли смотровую площадку по кругу, на западной стороне вовсю сияла полная луна, и поехали спать на своих соломенных подстилках, о которых, после такой ночи, действительно можно было только мечтать.

Фукубукуро, или «Мешок счастья»

Воспоминания о новогодних каникулах у меня прочно ассоциируются с покупкой фукубукуро. Фукубукуро дословно переводится как «мешок счастья» или «счастливый мешок», а в реальности представляет собой случайный набор товаров, по-праздничному упакованный и продаваемой со скидкой до 50 %. Бывают исключительно счастливые «мешки» с эксклюзивными товарами. Это такая традиционная японская лотерея, к которой присоединяется большинство магазинов и марок, включая заграничные — Lush, Bodyshop, Apple, Topshop. При покупке фукубукуро в магазинах одежды можно выбрать «мешок» с определенным размером (в Японии чаще всего используется размерная линейка S-M-L, соответственно, не нужно делать много вариаций). Я в тот год купила фукубукуро Givenchy за 60 $ и фукубукуро Miffy в магазине детских товаров (этот голландский заяц очень популярен в Японии) — внутри были предметы для пляжного отдыха с символикой Miffy: подстилка, полотенце, баночки для шампуней — в общем, этот набор оказался куда более полезным. В целом процесс выбора, покупки и вскрытия упаковки довольно азартное занятие, а обмен неподошедших вещей с друзьями и знакомыми — большое веселье. Понятно, что фукубукуро — это простой способ для ритейлеров избавиться от нераспроданных вещей, но человеческая вера в то, что можно получить дорогую вещь за смешные деньги, сильна, и время, потраченное на покупки, сопряжено с сильными эмоциями, так что в первые дни января огромные очереди просто осаждают японские универмаги.

Необычные напитки из автоматов

Наверное, все слышали об огромном количестве автоматов по продаже напитков и быстрой еды в Японии. Они действительно там на каждом шагу, зимой подогревают баночки и бутылочки, летом — охлаждают, а ассортимент поражает воображение. Например, напиток, похожий на туман в жидком обличье, — калпис. Если верить «Википедии», он имеет легкий молочный и кислый вкус (по мне, так никакого молочного вкуса нет) и производится путем ферментации молочной кислоты. Честно, не знаю, как описать этот вкус, но он очень приятный. Калпис якобы невероятно эффективен при похмелье (байка из интернета, проверяли — не работает), а в теплом виде помогает лечить простуду (это уже из учебника по японскому и тоже неправда). Но этот напиток — одна из тех вещей, которых мне недостает на родине. Еще как-то раз купила себе виноградный сок, а за завтраком изучила упаковку и выяснила, что он сделан из моркови, сиреневой капусты, сиреневого картофеля, красного джисо (вот обычный джисо, его используют в роллах и сасими — гадость жуткая!), красного перца, капусты, баклажана, спаржи, сельдерея, редиса, салата-латука, китайской капусты, кресс-салата, шпината, петрушки, свеклы, тыквы, яблока, лимона, сливы, малины, черники, черной смородины, клюквы и винограда. Я, наверное, плохой дегустатор, для меня этот сок так и остался виноградным, просто с каким-то странным привкусом. Из удивительных и запомнившихся напитков вспоминается «уксус и молоко», «соль и лайм», «рамунэ» (то, как японцы услышали слово «лимонад») — вроде бы обычный напиток, но купить его можно только летом во время фестивалей и продается он в стеклянных бутылочках, которые открываются проталкиванием шарика, поэтому здесь, наверное, больше эмоций, чем вкуса. А самое любимое — холодный зеленый чай или матча-чай, в котором нет ничего, кроме чая (почему у нас такого не продают?), в бутылках.

День совершеннолетия по-японски

Каждый год, во второй понедельник января, в Японии отмечают День совершеннолетия. Администрация города или района собирает всех, кому за прошедшие двенадцать месяцев исполнилось 20 лет, на торжественную церемонию. И мне как резиденту города Хирацука (в Японии он известен по двум причинам: летний фестиваль Танабата и заводской комплекс компании Йокохама — той, которая производит автомобильные шины) в декабре пришла открыточка с приглашением на мое японское совершеннолетие. К слову, администрация Хирацуки никогда не забывает о своих временных жителях: нам высылали путеводитель для иностранных резидентов (At home in Hiratsuka), открытки для уведомлений наших родственников и друзей, когда у общежития сменился адрес. Ближе ко Дню совершеннолетия я еще получила комикс, раскрывающий тонкости общения с мужчинами, преимуществах вступления в местный совет, памятку о сексуальных домогательствах, домашнем насилии и прочих печалях взрослой жизни. Итак, 11 января мы с одногруппницей Мариной (все остальные были либо младше, либо старше) отправились на местный стадион, где и должна была проходить официальная церемония. Как и во время других японских праздников, участники облачаются в специальный наряд. Девушки — в зимнее кимоно с длинными рукавами фурисодэ (самые простые наряды стоят 700 долларов, в среднем — 2–3 тысячи, но можно взять в аренду — это будет в пять раз дешевле), меховую накидку и традиционную обувь дзори, которая напоминает деревянные вьетнамки, а в руках держали маленькую сумочку. Молодые люди сейчас в основном приходят в европейском костюме, но немало было и тех, кто был одет в мужское кимоно со специальной зимней накидкой. Кимоно у нас, конечно, не было, я пошла в обычном черном платье, однокурсница Марина вообще была в джинсах. Но лучшим нарядом оказались европейские лица — участники церемонии постоянно просили нас сфотографироваться с ними. На церемонии играли традиционные японские барабанщики, с напутственной речью выступали заслуженные преподаватели и представители власти, проводились лотереи по номеру пригласительного. В промежутках новые совершеннолетние, разгруппированные по территориальному признаку (таблички с названиями районов напоминали школьные линейки на 1 сентября), общались друг с другом и почти ежесекундно фотографировались. Редкие отважные подходили к нам и здоровались по-английски, потом облегченно выдыхали, когда мы отвечали им по-японски и дальше шли стандартные разговоры о том, кто мы такие и что тут делаем. Далее у 20-летних шло посещение храма и под конец дня — бурное празднование с официально разрешенным алкоголем — идзакаи (японские пабы), караоке и рестораны забиты под завязку. С этого дня им разрешается курить, поэтому на выходе со стадиона мы увидели с десяток компаний совершеннолетних, которые смолили совсем не как новички, зато с новой «взрослой» раскованностью.

Один день в Токио

Кофе
~ 93 рубля
(300 иен)
Поездка на метро или электричке
(от Токийской башни до Йокогамы)
~ 180 рублей
(600 иен)
Обеденный сет в забегаловке
 
~ 186–232 рублей
(600–750 иен)
Предсказание омикудзи в буддийском храме
~ 31 рубль
(600 иен)
Ночь в хостеле
 
~ 1110–1023 рублей
(3000–3300 иен)
Напиток из автомата
~ 31–37 рублей
(100-120 иен)
Вход на смотровую площадку Landmark Tower
 
~ 300 рублей
(1000 иен)
Алкогольный коктейль
~ 230 рублей
(750 иен)
 

Читайте также:

ГЛАВНЫЕ НОВОСТИ

МЕДИАМЕТРИКИ