Регулярно «Бумага» публикует истории об иностранцах. Чем Петербург привлекает и отталкивает приезжих, чему учит Россия и зачем вообще приезжать в незнакомый город — бизнесмены, студенты, ученые и рестораторы из разных стран расскажут о своем опыте и взглядах на петербургскую жизнь.
Норвежка Хейди Олуфсен — о Довлатове, стихах для Деда Мороза и бюрократах

Мечтая читать Чехова и Толстого в оригинале, Хейди Олуфсен начала изучать русский язык в самом северном университете мира — в норвежском городе Тромсё. Позже она получила степень магистра в области России и постсоветских исследований в Лондонской школе экономики и политических наук.

Впервые Хейди оказалась в СССР вместе с группой студентов во времена перестройки, а через полгода уезжала уже из другой страны. Впечатления от эпохи перемен и любовь к русской культуре определили поворот в ее карьере, и сегодня Хейди Олуфсен представляет интересы Норвегии в Петербурге. Она рассказала «Бумаге», что общего у норвежцев и русских, как ее дочери знакомятся с Петербургом и чем вдохновляют лофты.

Фото: Дарья Аминова

ВОЗРАСТ

45 лет

РОД ЗАНЯТИЙ

Генеральный консул Королевства Норвегия в Санкт-Петербурге

В ПЕТЕРБУРГЕ

3 года

Чему вас научила Россия?

Изучать историю через призму культуры, а культуру открывать через людей. Я всегда любила русскую литературу, читала в оригинале Гоголя, Чехова, «Анну Каренину» и «Преступление и наказание», поэмы Ахматовой, стихи Бродского. Думаю, если ты хочешь понять страну, нужно читать ее литературу: там можно найти много ответов.

В Петербурге история и культура тесно переплетены буквально в каждом здании. В музее Анны Ахматовой через судьбу поэтессы можно проследить историю всей страны, самые масштабные и трагичные события целого века. Эта история очень персональна и глобальна одновременно, она не замыкается на одной территории или одной стране.

В вашем городе музей — это не просто здание, часто к нему относится прилегающая территория, сквер. Здесь можно пройтись и представить, о чем думал поэт или писатель во время таких прогулок. Именно в России я увидела, что такое пушкинская осень, побывав несколько месяцев назад в Пушкинских горах.

В Петербурге история и культура тесно переплетены буквально в каждом здании центра

Здесь я поняла, что норвежцев и русских многое связывает на подсознательном уровне. Я работала в Грузии (в миссии ОБСЕ), Азербайджане, Боснии-Герцеговине, а также в МИД Норвегиии. Могу сказать, что по сравнению с более южными народами мы ценим личное пространство и не любим, когда его нарушают. Если вы просто знакомые, норвежцы предпочитают не делиться личными переживаниями, то же самое можно наблюдать и в России. Как только вы узнаете человека ближе, он открывается, и общение сразу выходит на новый уровень. Возможно, суровый климат оказывает влияние на нашу сдержанность.

Вместе с этим, люди в Петербурге часто готовы помочь незнакомцам: к примеру, если я что-то оброню или потеряю, меня обязательно окликнут и отдадут пропажу. В Петербурге, как и в Норвегии, люди более неторопливы, не любят суету.

Кто сыграл для вас важную роль?

Все мои коллеги, которые готовы ответить на любой вопрос по работе и могут посоветовать, куда сходить в свободное время. Именно они подсказали мне сходить в Театр балета Эйфмана, и это была любовь с первого взгляда! Теперь я слежу за премьерами в БДТ, МДТ, Театре имени Ленсовета. 

Важную роль сыграла моя преподавательница русского Екатерина, именно она открыла для меня Довлатова, которого я теперь с удовольствием читаю. Благодаря моей работе я каждый день общаюсь со множеством людей, которые, иногда даже не осознавая этого, вдохновляют меня на новые проекты между нашими странами.

Вся семья помогает мне понять Россию и изучать язык: мой муж Илья — грузин, и он прекрасно говорит по-русски. У меня четыре дочери, старшая знает и русский, и грузинский, а младшая до трех лет ходила в обычный садик в Петербурге и теперь говорит на русском совсем без акцента.

Что бы вы хотели перенести из своей страны в Петербург?

Пожалуй, этот список возглавляет велосипедная инфраструктура. Петербург располагается на равнине, он просто создан для велодорожек. На улицах становится все больше байков, появился городской велопрокат, значит, эта тенденция развивается. В этом направлении наши страны могут сотрудничать. Мои дети любят кататься на Дворцовой площади, и я думаю, что если вернусь в Петербург через десять лет, то увижу выделенные велодорожки. Эту концепцию можно сравнить с долгосрочными инвестициями: если появятся дороги для велосипеда, будет меньше машин и пробок, и воздух станет чище.

В Норвегии разнообразная природа — леса, горы, реки, озера находятся в первозданном состоянии и практически в пешей доступности. Мне очень нравится выбираться из города, но здесь на это порой требуется много времени, инфраструктура не всегда способствует таким «вылазкам». На это есть объективные причины: Петербург по норвежским меркам просто огромный город (у нас любой город с населением более 30 тысяч считается большим), и его границы отодвигаются с каждым годом.

Петербург — город гурманов, здесь можно найти блюдо практически любой национальной кухни

В России я узнала, что такое бюрократия. Это когда ты приносишь документ в какую-то организацию, но вдруг выясняется, что он должен быть оформлен иначе, на листе другого формата и так далее, при этом нет возможности исправить всё на месте. Я не привыкла к такому сложному алгоритму, и, наверное, людям было бы проще, если бы бюрократические процедуры стали менее пугающими.

Точно могу сказать, что я не скучаю по норвежской еде. Петербург — город гурманов, здесь можно найти блюдо практически любой национальной кухни: грузинской, итальянской, даже индийской, которую я люблю. В паре ресторанов готовят и норвежские блюда.

Пять находок в Петербурге

1.

Экскурсии по литературным местам Достоевского, Гоголя и других писателей
Это очень увлекательная идея, которую воплощают местные энтузиасты и сотрудники музеев.

2.

Арт-пространства, лофты и центры современного искусства
Иностранцы наслышаны о Петербурге как о центре русской классики, но немногие знакомы с неофициальным искусством России. Эти места часто скрыты в колодцах и надо знать, за какими воротами их искать. Я всегда стараюсь показать их своим друзьям, которые приезжают в Петербург.

3.

Елки для детей
Одну из таких Елок устраивали в музее Достоевского, и я узнала интересную традицию: дети должны рассказать стих Деду Морозу, чтобы он дал подарок. Моей младшей дочери было всего три года, я была уверена, что она смутится незнакомца в большой шубе с белой бородой. Но, к моему удивлению, она сразу побежала к нему, уселась на колени и стала рассказывать стих, который выучила в детском саду.

4.

Условность расстояний
В Петербурге живут 5 миллионов человек, но я совершенно не чувствую, что нахожусь в мегаполисе. Возможно, дело в компактности исторического центра — из одного места в другое при хорошей погоде можно запросто добраться пешком.

5.

Катание на коньках по каналам 
Прошлой зимой мои дочери катались в центре города. Это опасно, но очень увлекательно. Мои дети полюбили здесь кукольный театр, рестораны с игровыми комнатами и цирк: в Осло нет таких масштабных представлений.

Зачем вы здесь?

Моя миссия как консула — налаживать сотрудничество в области научных и арктических исследований, студенческого обмена, увеличивать присутствие норвежских компаний в России, а также поддерживать интересные проекты норвежских и российских деятелей культуры, развивать идеи в области прав человека. С того момента, когда я в первый раз приехала в Россию, наши страны вложили много энергии в укрепление соседских отношений, и я хочу внести свой вклад, продолжить эту тенденцию. Сейчас часто делают акцент на том, что наступил сложный этап в отношениях России и Европы, но я думаю, что все сложности надо воспринимать как вызов: в лимитированных условиях интереснее работать.

Моя персональная цель здесь — попытаться понять феномен России и русских людей. Не могу сказать, что мне уже удалось это сделать, пожалуй, я только в середине пути.

ГЛАВНЫЕ НОВОСТИ