Веселый проигрыш: кто и кому платит за музыку в кафе
С начала года Всероссийская организация интеллектуальной собственности судится с сетью Coffeshop Company, которая якобы нарушила условия использования музыки в своих кофейнях. В арбитражных судах Петербурга и области находится еще сотня исков за несоблюдение авторских и смежных прав на использование чужих песен, суммы которых могут достигать нескольких сот тысяч рублей. «Бумага» выяснила, кто следит за соблюдением авторского права на музыку в городе и что делать, чтобы на тебя не подали в суд.
Фото: benowhere 3.0 via Compfight cc
В конце января стало известно, что Всероссийская организация интеллектуальной собственности подала иск в Арбитражный суд Петербурга с требованием взыскать 254 546 рублей с компании «Кофе сэт», владельца российской франшизы сети кофеен Coffeshop Company. ВОИС намерена получить компенсацию за неисполнение договора о выплате вознаграждений за фонограммы, которые исполнялись в кофейнях. По данным организации, с августа 2013 года руководство сети перестало предоставлять отчеты о том, какие именно композиции звучали в помещениях кофеен. Без этих данных Всероссийская организация интеллектуальной собственности не может перечислять вознаграждение правообладателям. Это не первое подобное дело: по данным газеты «Ведомости», в базе Арбитражного суда Петербурга и Ленобласти находится более ста исков от ВОИС. В августе организация через суд получила право на компенсацию 500 000 рублей от сети гипермаркетов Metro Cash & Carry за то, что компания не выплачивала вознаграждение за использование фонограмм в своих торговых залах. Тогда ретейлер подал встречный иск, заявив, что публичное исполнение музыки для нее организует компания «Диджискай». В итоге Арбитражный суд Москвы признал незаконным предписание министерства культуры, обязывающее компании заключать договоры с ВОИС и Российским авторским обществом.
«Нужно четко понимать, что обязанности заключать договор именно с РАО или ВОИС ни у одного кафе или ресторана нет»
Обе эти организации, получив государственную аккредитацию, управляют правами на коллективной основе. По закону, пока конкретный правообладатель не откажется от их услуг, ВОИС и РАО управляют правами по умолчанию. Формально именно эти организации собирают вознаграждение, а затем распределяют его между правообладателями, получая определенную комиссию, которая может достигать 30 %. Другими словами, кафе, торговые центры, фитнес-клубы и другие общественные заведения, где проигрывается музыка, должны заключить договор либо с правообладателем напрямую, либо с подобной организацией. Если этого не происходит, РАО или ВОИС вправе подать в суд на владельцев заведений.
Виктор Пастернак, юрист, партнер юридической фирмы «Пастернак, Мартынюк и партнеры», заместитель генерального директора по юридическим вопросам кинокомпании HHG:
— Нужно четко понимать, что обязанности заключать договор именно с РАО или ВОИС ни у одного кафе или ресторана нет. Это всего лишь одни из организаций, которые могут давать права или собирать вознаграждение. Если организация полагает, что они хотят использовать музыку конкретного правообладателя или конкретную фонограмму, они могут заключать договор напрямую с ними. Помимо РАО и ВОИС существует множество коммерческих организаций, которые занимаются музыкальным оформлением как бизнесом. Они агрегируют у себя права: покупают их у иностранных лейблов, у российских правообладателей и предлагают ресторанам, торговым центрам и фитнес-клубам приобретать лицензии на публичное исполнение. Как правило, они предлагают это по гораздо более низким ценам. Единственное, в чем они могут уступать, это выбор музыки. Чаще всего у них нет произведений и фонограмм из так называемого мирового каталога, вместо этого они предлагают музыку независимых лейблов.
По словам юриста Виктора Пастернака, ставки для среднего кафе у Российского авторского общества составляют около 50 рублей за одно посадочное место в месяц. Чтобы абсолютно законно исполнять композиции из так называемого «мирового» каталога, нужно выплачивать отчисления и РАО, и ВОИС: то есть ресторан на сто посадочных мест обязан ежемесячно выплачивать около десяти тысяч рублей. У частных организаций те же самые права можно получить за 4–5 тысяч рублей в месяц. Часто компании, занимающиеся музыкальным оформлением, заключают договоры с музыкантами на некоммерческой основе. По словам басиста группы musty luxury, заключившей недавно подобный договор с компанией «МиксМастер», малоизвестным и независимым группам даже такое сотрудничество может быть выгодно. Композиции группы будут звучать в ТРК «Гулливер», сети Fitness House и ресторанах Ginza Projеct.
Минька Ермолаев, музыкант группы musty luxury:
— Мы никого не искали, но очень заинтересованы в таких предложениях, так что, наверное, дальше будем искать уже сами. По договору мы не получаем денег за воспроизведение нашей музыки, при этом компания предоставляет нам возможность на их студии записать джингл, который будет проигрываться перед воспроизведением нашего трека. В данном случае можно сказать, что мы работаем за пиар. Конечно, не стоит возлагать большие надежды по расширению целевой аудитории таким путем, фоновые треки почти всегда остаются безымянными, но все-таки откладываются в памяти.
Отдельно регулируется вопрос о том, как быть, если в общественном месте в качестве фона играет радио. Сообщение композиций в эфир также контролируют ВОИС и РАО, заключая договоры с радиостанциями и получая ежемесячные отчисления. Как объясняет Виктор Пастернак, они составляют около 5 % от рекламных сборов за месяц. — При этом радиостанция заплатила РАО за передачу в эфир, а ресторан, в котором это радио играет, платит РАО по их ставкам уже за публичное исполнение, поскольку это разные способы использования. Эту ситуацию тоже вряд ли можно признать справедливой: организации платят дважды фактически за одно и то же. Тем более что в ситуации, когда играет радио, мы даже не можем быть заранее уверены, что по радио будет играть именно охраняемая композиция, — добавляет юрист. В некоторых кафе вопрос музыки решается еще проще: в качестве фона используется плейлист из социальной сети или сервисов, позволяющих прослушивать музыку легально. Без заключения необходимых договоров это будет законно только при условии, если лицензионное соглашение этих ресурсов допускает публичное исполнение треков. При этом пользователь должен заключить с ресурсом сублицензионный договор в письменной или электронной форме с использованием простой электронной подписи. Но с точки зрения Пастернака, это вряд ли применимо к российскому сегменту интернета, где большая часть музыки размещена в интернете нелегально.
«В ситуации, когда играет радио, мы даже не можем быть заранее уверены, что по радио будет играть именно охраняемая композиция»
Чтобы избежать проблем из-за незаконного использования фонограмм чужих произведений, многие крупные компании ограничиваются несколькими композициями, которые звучат в их помещениях постоянно. Например, во всех ресторанах сети Mama Roma и магазинах Zara используется один и тот же набор композиций, записанных специально. В этом случае договоры на использование фонограмм, вероятно, заключены напрямую с правообладателем или компанией, управляющей смежными правами. Это один из способов обезопасить себя от судебных исков. Также можно заключить договоры с коммерческими фирмами или уже описанными Российским авторским обществом или Всероссийской организацией интеллектуальной собственности. Если предприниматель игнорирует все эти меры, он должен быть готов к тому, что в любой момент на него могут подать в суд, и в этом случае закон, скорее всего, будет не на стороне коммерсанта.
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

НОВОСТИ

все новости

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.